Завод ее жизни. Хуторная Валерия Петровна.

Хуторная Валерия Петровна

Домашний телефон председателя совета ветеранов ликвидированных предприятий Южного округа Центрального района города Белово Валерии Петровны ХУТОРНОЙ долго не молчит.

Звонят из городского совета ветеранов войны и труда, из территориального управления, но чаще ее подопечные — пенсионеры.

Обращаются за помощью, уточняют время и место проведения встречи, а кто-то просто изливает душу, жалуется на судьбу.

Без этого Валерия Петровна уже не представляет своей жизни. Жизни, которая могла прерваться, так и не начавшись…

Война прошлась по семье катком

Горную речку, что протекает через поселок Берикуль в Тисульском районе, летом может спокойно перейти даже ребенок. Но каждую весну талые воды с тайги делают ее полноводной и шумной. В апреле 1945 года Татьяна Добровольская стояла и смотрела в мутную воду. Ее старшей дочке Лидочке было семь лет. Тане скоро предстояло стать мамой во второй раз. Казалось бы, радость. Вот только пришла женщине накануне печальная весть — на Белорусском фронте погиб ее муж Петруша. Броситься в пучину и не мучиться — мелькнуло в ее голове. Но она тут же прогнала эту мысль. Так она сохранила жизнь себе и будущей дочке — Лерочке.

Валерия Петровна вспоминает:

— Судьба не баловала маму. Когда ей было 8, при родах умерла ее матушка. Отец быстро нашел новую жену, сына-младенца оставили, а трех сестер выгнали в люди (прислуживали в чужих домах). Повзрослев, мама с трудом (паспорта в деревнях не отдавали) перебралась в Берикуль. Устроилась машинистом грузо-людского подъема золотодобычного рудника «Берикуль». Здесь же познакомилась с папой, вышла замуж. Но в 1938 году отца призвали в армию. Срок вернуться ему был осенью 1941 года. Понятно, что начавшаяся война внесла коррективы. Приехал домой он только в 1944 году после контузии. Пролечился — и вновь на фронт, уже навсегда. А мама вскоре узнала, что беременна мною.

Эти факты биографии В. П. Хуторной не позволяют ей быть равнодушной к судьбе участников Великой Отечественной войны. Их в Южном округе осталось немного — семеро ветеранов, трое несовершеннолетних узников концлагерей и 72 труженика тыла. Совместно с Т. У. Центрального района совет ветеранов интересуется их делами и помогает по мере возможности. А накануне Дня Победы Валерия Петровна вместе с активом совета обходит всех тружеников тыла. Помнит, как была смущена, когда им велели, помимо традиционных шоколадок и открыток, вручать старикам бутылку водки:

— Не знала, с какими глазами буду это делать. А потом сообразила — стала говорить, что это для настоек и растираний.

С молочного поросенка и зефира — да на студенческие харчи

Но вернемся в послевоенные годы. Когда родилась маленькая Лерочка, бездетная пара предлагала ее маме забрать девочку, но Татьяна Захаровна наотрез отказалась. Потом к молодой вдове сватался мужчина, но выставив условие: отдать старшую дочь Лиду бабушке. Это предложение раз и навсегда развело их дороги.

— Мама отвергла это предложение, для нее дети были дороже всего. Так и осталась навсегда одна. За это и за силу ее духа, за трудолюбие — я боготворила маму. Когда у нее случился инсульт, я без раздумий привезла ее в Грамотеино, где мы тогда жили. Ухаживала за нею последние 20 лет ее жизни. Но вот доверительного общения между нами не было. Поэтому со своей дочкой Светой я много разговариваю, думаю, мы с нею лучшие друзья. Да еще внук Паша — надежда и отрада моя. Он сейчас учится в НГТУ (Новосибирском государственном техническом университете). У меня самой не было высшего образования, но своим долгом я считала дать его своему ребенку. Светлана окончила новокузнецкий СМИ по специальности «Экономист». После вышла замуж, да так и осталась жить в Новокузнецке, — рассказывает Валерия Петровна.

Несмотря на то, что Лерочка с сестрой остались без отца, мама изо всех сил старалась сделать так, чтобы девочки ни в чем не нуждались. Вместе с ними жила сестра мамы Мария Захаровна. Детские годы Валерия Петровна вспоминает с улыбкой:

— В красивом месте жили. Долина среди гор разделялась рекой Сухой Берикуль (в переводе с кетского (относится к енисейской семье языков) Берикуль — волчья река). По одной стороне — более крутой — стоят дома, на другой — более пологой — огороды. Вокруг тайга — богатая на орехи, грибы, ягоды. И в семье всегда ладно было. Мама занималась уборкой и заготовками, тетя Маша баловала нас вкусными блюдами. И даже зефир сама готовила! Помню, как однажды принесла с кулинарной выставки молочного поросенка! Как же вкусно было!

Вот из такой теплой семейной атмосферы выпорхнула 14-летняя Валерия, когда поступила в кемеровский химико-технологический техникум. Жила в общежитии, питалась чаще в столовой, а личные кулинарные умения ограничивались отварной лапшой да тушеной картошкой с жиром.

Творческая работа инженера-проектировщика

Работать по специальности Валерии Петровне так и не довелось. После техникума она поехала вместе с подругой в Белово. Устроилась в райвоенкомат секретарем-машинисткой, почти одновременно поступила в железнодорожный техникум. В это же время в Беловском отделении Западно-Сибирской железной дороги планировали открывать машинно-счетную станцию. И Валерию отправили в Новосибирск изучать табуляторы (электромеханическая машина, предназначенная для автоматической обработки информации, записанной на перфокартах, с выдачей результатов на бумажную ленту или специальные бланки).

В Новосибирске Валерия не только получила престижную инженерную профессию — проектировщик, но и встретила будущего супруга. Вместе с ним вернулась в Белово. Поселились в Грамотеине. Николай устроился в ГШУ, Валерия — инженером-проектировщиком машинно-счетной станции на железной дороге. Супруги Хуторные многое пережили вместе, в браке родилась дочь Света.

В декрете Валерии долго сидеть не дали, а вскоре еще и уговорили занять место начальника.

— Видит Бог, я не хотела этого. Меня устраивала должность проектировщика. Работа интересная, творческая. Не хотела я брать на себя ответственность за других, но пришлось. Нужно было перевести всю систему учета на табуляторы. В подчинении у меня было почти 50 человек. За 7 лет все механизировали. Тяжело было. Шутка ли, трижды за эти годы «скорая» увозила с сердечными приступами, — вспоминает В. П. Хуторная.

К вере через испытания

Кстати, о религии. Вера пришла через испытания.

14 мая 1996 года Валерию Петровну ударили кастетом по голове и ограбили в собственном же подъезде. Полчаса без сознания на лестничной площадке, «скорая», нейрохирургическое отделение, и заключение врача: если в течение 10 дней не умрет, значит будет жить. Не умерла, а как только пришла в себя, услышала вопрос дочери: «Когда меня крестить будем?»

Как ни странно, сама Валерия Петровна — в прошлом партийная активистка — на тот момент уже была крещеной. Во время беременности ей поставили диагноз — предлежание плаценты. Шансов выжить самой и спасти ребенка почти не давали. Выход один — отказаться от беременности. Посоветовавшись с другим врачом, Валерия все же оставила ребенка, выполняла все рекомендации медиков. Но сомнения были. А вдруг есть еще какая-то сила, способная защитить ее и ребенка? С этими мыслями и крестилась.

— Это ли помогло, или еще что-то еще, но в церковь с тех пор я хожу иногда. И так мне там спокойно и уютно, что уходить не хочется. Ставлю свечи за здравие и за упокой. Надеюсь, что Бог защитит моих близких на земле и даст приют тем, кого уже рядом нет, — поделилась сокровенным Валерия Петровна.

На больных ногах, но с теплом в сердце

Годы работы на Беловском цинковом заводе стали важным этапом в жизни В. П. Хуторной. Пришла на завод в 1981 году, а уволилась последним приказом в 2005 году с его закрытием. Начинала бухгалтером, когда завод еще гремел на всю страну. Позже, практически против ее желания, повысили до начальника расчетного бюро отдела бухгалтерского учета и контроля заводоуправления. Со временем коллектив стал родным:

— Было приятно ощущать себя частью отлаженного механизмеа под названием цинковый завод. Мне нравились добрые отношения в нашем заводоуправлении. Директор Исаак Фатеевич Шнайдеруважительно относился ко всем работникам. Когда стало понятно, что завод скоро закроют, я дала себе установку — не ходить в цеха. И сегодня не посещаю магазины, которые разместились в складских помещениях бывшего нашего предприятия.

Что осталось после почти 25 лет работы на цинковом заводе? Болячки? На это у Валерии Хуторной свое мнение:

— А где у нас в Кузбассе хорошая экология? У многих цинкачей болят ноги. Ведь ходили же по земле, а она была буквально пропитана вредными металлами. Но даже эти факты не изменили мое отношение к заводу. Да, он давно закрыт, металл уже не льется в его цехах, но какое наследие он оставил после себя! За счет предприятия возводились объекты культуры, жилье и прочее. В одном из таких домов на улице Советской наша семья получила квартиру. А еще сохранились добрые отношения между людьми. Почти со всеми бывшими коллегами мы обнимаемся при встрече.*

Отдушина для души

«Никто не должен остаться без внимания» — таков принцип работы председателя совета ветеранов ликвидированных предприятий Южного округа Валерии Петровны Хуторной. Но, как это часто бывает в ее жизни, пришла к этому она через отрицание. Она отказывалась от высоких должностей, но позже находила в них свое предназначение. Отрекалась от религии, являясь партийным работником, но все же протоптала дорожку в церковь. То же и с советом.

В 2005 году Валерия Петровна увидела объявление в любимой городской газете «Беловский вестник» о том, что работникам ликвидированных предприятий надо встать на учет. Пришла отметиться в комитет самоуправления, возглавлял который тогда Михаил Александрович Коротков. Удивительно, но ей сразу же предложили возглавить совет. Она долго отказывалась, но когда ее убедили, что больше дело доверить некому, согласилась.

В этом году Валерия Петровна Хуторная отмечает своеобразный юбилей — 55 лет трудового стажа. Из них 42 — на предприятиях и 13 — в совете ветеранов. В прошлом году ей вручили ленту «Человек года» в номинации «Лидер ветеранского движения». А еще она — «Ветеран труда Беловского цинкового завода». За работу в совете награждена юбилейными знаками и медалью «За служение Кузбассу».

— Меня расстраивает то, что я не могу всем помочь. Люди звонят, просят. Договариваюсь сама, направляю к нужным людям. А иногда мне звонят просто, чтобы высказаться, услышать слова поддержки. Я понимаю, что эти разговоры — отдушина не только для их душ, но и для моей.

* Кстати, слово «завод» происходит от глагола «завести», «предпринять», «оборудовать», «устроить».

Хотя только 25 лет биографии Валерии Петровны связаны с заводом — предприятием, но в первоначальном смысле этого слова вся ее жизнь — завод. И он у нее еще есть.

Автор: Анастасия Купсер. Фото Вячеслава Светличного.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник