Творчество Беловчан. Вязовцева Галина Сергеевна. Сынок…

  •  
  •  Статьи
  • 74

Дорогие друзья, сегодня (с согласия автора) предлагаю Вам, творчество Галины Сергеевны Вязовцевой.

 Вязовцева Галина СергеевнаСынок…

Егор проснулся с бьющимся сердцем. Рывком сел на кровати. Мама собралась куда-то переезжать. Вещи собирает. А ему, главное, ничего не сказала. Он бы помог с переездом. Хотя, куда она переезжать хочет?
Тряхнул головой. Тьфу ты, чёрт! Это же во сне. И мама никуда не переезжает. Надо будет съездить к ней, что ли. Давно уже не был. И звонит Егор ей редко. Нет, надо собраться и поехать. Нина точно не поедет, занята будет.
А когда она не занята? Как к своей матери поехать, так у неё всегда время находится. Сердце сдавило и дыхание перехватывало. Нет, точно надо поехать. Вот сегодня заедет на работу, распоряжения отдаст и сразу к маме.
Тут ехать каких-то полчаса. Егор умывался, А в голове билась только одна мысль- надо сегодня поехать к маме, надо сегодня поехать к маме… Прошлёпал на кухню. Нина кивнула головой и подула на пальцы.
-Сам налей себе чаю. И там, в холодильнике что-нибудь возьми. Я ногти только что накрасила, видишь?
Жена помахала ладонями перед Егором. Тот отпрянул.
-Места другого нет, что ли? На кухне ногти красишь. Вонь стоит от твоего лака. Пошла отсюда и окно открой.
Нина фыркнула.
-Что, не с той ноги встал? Лак ему воняет!
Но послушно вышла, прихватив с собой бутылочку с лаком. Егор приоткрыл окно, вдохнул свежий воздух полной грудью. Немного отпустило. Завтракал без удовольствия, раздражало всё.
На работе быстро просмотрел утреннюю почту, сказал, что если он кому понадобится, пусть звонят. Но только, в экстренных случаях. По пустякам его пусть не отвлекают. Секретарша послушно кивнула. Шеф не в духе, с ним лучше не спорить.
Егор заехал в магазин, прикупил гостинцев для мамы. Брал всё подряд, сок, печенье, конфеты. Взял колбасы двух сортов. Масло шоколадное. Вспомнил, что мама его любит. Может, у неё оно кончилось.
Пока ехал, думал только о ней. И пожалел, что так далеко маму отселили. Но денег на квартиру в центре города не хватало, пришлось купить на вторичном рынке, в не очень хорошем районе.
Зря он тогда Нину послушал, лучше бы денег занял и купил поближе квартиру. Сами Кузнецовы поселились в квартире родителей Егора. В самом центре, полногабаритная. Мама согласилась на переезд, только бы сыночку хорошо было.
На переезде Егор встал в длинную очередь, мимо длинной грохочущей змеёй проползал состав с углём. Наконец, шлагбаум взмыл вверх. Егор вздохнул. Через двадцать минут был у маминого дома.
Удивился, что не пришлось искать места для парковки. У себя во дворе, если найдёшь, где приткнуться, за счастье считаешь. Вошёл в подъезд и поморщился. Пахло кошками и чем-то кислым. Промелькнуло в голове, что не думал он о матери, когда её сюда переселял.
Она ему свою квартиру отдала и даже ни разу не попрекнула, а он… Поднялся на второй этаж. Лопнувший дерматин на двери. Сердце сжалось. Какая он, скотина. Хотя, когда пять лет назад маму сюда переселяли, вроде ничего дверь была.
Нажал кнопку звонка. Прислушался, затаив дыхание. Облегчённо вздохнул, когда услышал шаркающие шаги. Слава Богу, дома. И жива. Дверь распахнулась. Мама! Егор шагнул вперёд.
-Мама, привет.
Мама охнула.
-Сыночек! Егорушка!
Ноги у неё подкосились. Егор вдруг увидел, как постарела его мама. Выцветшие глаза были грустными. И снова перехватило дыхание. Нет, он обязательно маму перевезёт в город. Поближе к себе. Чтобы можно было чаще с ней видеться.
Егор снял туфли.
-Мам, я тебе тут гостинцев привёз. А ты мне чайку налей. Мы с тобой сейчас почаёвничаем. И поговорим. Я так соскучился.
Он приобнял мать. Та повернулась к плите и поставила на неё чайник. Егор раскрыл холодильник, чтобы выставить туда сок, колбасу, фрукты и остолбенел. Холодильник был пуст. Вернее, почти пуст.
Три яйца, бутылка подсолнечного масла, какие-то коробочки с лекарством в дверце. И всё. Он обернулся к матери.
-Мам, ты что, голодаешь?
Мать покраснела.
-Ты что, сынок. Я сегодня уже ела. Кашку сварила. Правда маслице кончилось, но я постного маленько плеснула в чашку. Ничего, поела. И чай пила. У меня и сахар есть. Пенсию на днях дадут.
Егор захлебнулся жалостью.
-Мама! Ты почему мне ничего не говорила!
Мама скорбно кивнула.
-Ты что, сыночек! У тебя свои заботы, детки, жена. Чего я вас объедать буду. Мне много ли надо. Вот пенсию получу, курочку куплю. Мне её надолго хватит. Супчик сварю. Ты не переживай за меня. Нам обещали, что нонче прибавка к пенсии будет.
Егор обхватил мать руками и замер. Услышал, как совсем рядом тихо бьётся сердце его матери и глаза защипало. Хотелось заплакать, громко, навзрыд, как в детстве, когда прибегал к ней жаловаться.
Потом они пили чай, и у Егора замирало сердце, когда он смотрел, как мама ест бутерброд с колбасой. Аккуратно, чтобы не крошить, подставляла ладонь под ладонь, чтобы потом упавшие крошки кинуть в рот.
Её глаза повеселели. Мама улыбалась.
-Сыночек, миленький, как я рада тебе! Сегодня птичка в окошко мне постучала и я подумала, что добрую весточку она мне принесла. А оказалось, не только весточка. Сыночек мой!
Прошли в комнату. Мама махнула рукой.
-Посуду я потом помою. Дай, на тебя нагляжусь. Когда теперь ты приедешь…
Егор подозрительно глянул на мать.
-А ты чего хромаешь?
Мама смутилась.
-Я это… упала с табуретки… окошко хотела помыть. Видно, голова закружилась. Но, ничего, ты не переживай, Егорушка. Это не перелом. Ушибла маленько. Я мазью на ночь натираю…
Егор пробыл у матери часа три. Сделал вид, что приморился и прилёг на диван. Только чтобы мама укрыла его, как в детстве покрывалом и погладила по голове. И задремал. Мама тихонько присела рядом.
Проснулся Егор от кукушки. Та, что сидела в часах. Егор открыл глаза. Мама всполошилась.
-Забыла совсем! Надо было часы остановить! Вот, разбудила тебя эта горлопанка.
Егор улыбнулся.
-Да, ладно тебе. Мне всё равно пора. Я в выходные приеду. И окна тебе вымоем и шторы постираем. И вообще, надо заняться твоим переездом. Надо тебя поближе к нашему дому перевезти. А может, ты вообще бы к нам переехала?
Мама качнула головой.
-Нет, сыночка. К вам я не поеду. Я уж тут… ежели сможешь, то перевези меня поближе, как посулил. А нет, так и на посуле спасибо.
Егор уехал домой, с твёрдым намерением в выходные, непременно приехать к маме и сделать всё, что обещал. Даже повеселел. Дома Нина заметила изменившееся настроение мужа.
-Что хорошего у нас произошло?
Егор пожал плечами.
-У нас? Не знаю. Я у мамы сегодня был.
Нина поскучнела.
-И как она?
-Неважно. В выходные поедем к ней, надо уборку дома сделать.
Нина вытаращила глаза на мужа.
-Какие выходные! Мы к Сазоновым на юбилей в субботу идём! Я ногти сегодня зря, что ли, красила? Мы не пойти не можем. А к твоей маме и в следующий выходной не опоздаем.
Егор сник. Ну да. В выходные они к Виктору Сазонову должны пойти. Юбилей. И не пойти нельзя. Тяжело вздохнул. Ладно, в другой раз к маме…
Спустя полтора месяца позвонила мамина соседка. Что-то у Анны Петровны вчера свет вечером не горел. Не заболела ли. Егор почти бегом кинулся к машине. Вот дом. Дерматиновая дверь. Звонок.
Никто не открывает. Трясущимися руками достал ключ. Открыл дверь. Мама лежала на диване. Одетая. На стене молчала кукушка…
Источник