Верую!

Иван БУБЕНОВ

В «БВ» от 7 августа мы рассказывали о музее при беловской Вознесенской церкви, посвященном участию наших земляков-священников в Великой Отечественной войне.

14 августа вышел материал «Воин. Шахтер. Священник» о младшем сержанте Максиме ШТОНЕ, избравшем после войны путь служения Богу. Сегодня мы продолжаем серию публикаций о священнослужителях беловской церкви — участниках ВОВ.

Иван БУБЕНОВ не только сражался за Родину, но и прошел унижения немецких концлагерей. О нем наш сегодняшний рассказ.

Светлый батюшка

«Старенький батюшка, одетый в осеннее пальто, на голове — шапочка. Лицо светлое, румяное. Седая белоснежная борода. Глаза внимательные, добрые. Идет семенящей стариковской походкой, опираясь на палочку. Подойдет к центральному входу Вознесенского собора, над которым находится мозаичная икона «Спас Нерукотворный», снимет шапочку, перекрестится, поднимется по ступенькам, откроет входную дверь, войдет в собор, снова перекрестится, и неспешной, шаркающей походкой пойдет к захоронению митрополита Варфоломея (Городцева), чтобы помолиться почившему пастырю, попросить у него благословения. Веяло от слов и от всего облика отца Иоанна какой-то доброй задушевностью, светом», — вспоминал об отце Иоанне новосибирский писатель Сергей Панфилов.

Крестьянский сын

Иван Владимирович Бубенов, будущий отец Иоанн, родился 20 мая 1918 года в деревне Большой Карапуз Томской губернии (ныне — Новосибирской области). Родители Ивана — Владимир Андроникович и Екатерина Ефимовна — крестьянствовали, веровали во Христа, старались жить по заповедям. Кроме Ивана, в семье Бубеновых было две дочки — Евфросинья и Екатерина. Храма в маленькой деревушке не было, потому крестить Ванечку повезли в церковь на железнодорожной станции Кожурла. Надетый тогда православный крест Иван носил, не снимая, всю жизнь. И не забывал посещать службы в храме.

Ученик фотографа

Повзрослев, Иван вместе со своей сестрой Екатериной уехал в Новосибирск, где присмотрели и купили домик. Екатерина устроилась на работу в госучреждение, а Иван — учеником фотографа. Поработал, правда, недолго — призвали на три года в Красную армию и отправили на Дальний Восток, в Уссурийск. Там и пригодилась новая профессия — рядовой Иван Бубенов служил фото-геодезистом.

Молитва сохранила жизнь

После демобилизации на гражданке он пробыл всего ничего — началась война с фашистской Германией. Призван Иван был в июне 1941 года. В одном из боев пехотинец Бубенов попал в окружение. Потом — плен и немецкий концлагерь, работы на каменном карьере.

Как-то остановился во время загрузки вагонов, чтобы передохнуть. Охранник заметил маневр и ударил пленного прикладом. Иван повалился на землю. Фашист сумрачно посмотрел на него, поднял винтовку. И вдруг Иван, поддавшись порыву, перекрестился и закричал начальные слова молитвы «Символ веры»:

— Верую!

Немец передернул затвор. А Иван вновь закричал:

— Верую!

Немец отвернулся и пошел прочь, словно ничего особенного не произошло. Так вера спасла жизнь пленного.

После Победы Иван вернулся в Новосибирск, стал исправно посещать богослужения, и всегда старался особенно громко петь «Символ веры», помня, как Господь сохранил ему жизнь.

Матушка Татьяна

О знакомстве Ивана Бубенова с его будущей женой Татьяной со слов своего деда поведал диакон Николай, внук епископа Новосибирского и Барнаульского Варфоломея (Городцева).

«В декабре 1947 г. на телеграфе, куда Иван, работавший фотографом, пришел, чтобы делать снимки работниц на пропуска, он познакомился с телефонисткой Татьяной ПЛОТНИКОВОЙ. Лицо девушки было знакомо, и Иван вспомнил, что неоднократно видел ее в храме.

Начальница аппаратной службы приметила, что Иван Татьяной интересуется, остановила его и говорит:

— Хочу вас предупредить; эта девушка не простая, она — богомолка, носит на шее крест. Библию изучает, посещает церковь. Вы с ней поосторожней. Лучше знакомство пресечь. Вдруг она вас в церковную организацию вовлечет.

Иван внимательно, не перебивая, выслушал начальницу и спокойно ответил:

— А меня не надо вовлекать. Я тоже верую.

— Как? — удивленно воскликнула женщина. — Она уже успела вас переделать?

— Да я уже давно переделанный. Мы с ней друг друга в церкви нашли.

Она только руками развела».

В 1949 г. соединили они свои жизни в одну, обвенчавшись в Вознесенском соборе Новосибирска. Бог благословил семью пятью детьми: четыре мальчика — Петр, Сергей, Василий, Николай и одна девочка — Надежда.

Первый шаг к сану священника

Как-то Владыке Варфоломею понадобился фотограф. В то время эта профессия была денежная, престижная, и фотографами, как и ювелирами, работали преимущественно евреи — люди другой веры, культуры. Владыке же нужен был единомышленник, желательно верующий, православный.

Он сказал:

— Найдите мне фотографа, только русского.

Владыке отвечают:

— А что искать? У нас свой фотограф имеется — Ванюшка Бубенов.

Привели его к Владыке, представили. Посмотрел он на Ивана, улыбнулся — узнал прихожанина, который громко пел в храме «Символ веры».

— Сможешь, чадо, со мной в Алейск съездить? Помощь твоя понадобится.

— Смогу, Владыка! Меня с работы отпустят.

В 1959 году новый епископ Новосибирский и Барнаульский Владыка Донат (Щеголев) рукоположил Иоанна Бубенова во диакона — самый первый чин в церковной иерархии — и направил служить в село Ново-Луговое (близ Новосибирска), а через некоторое время — в Новокузнецк. В 1962 г. епископ Новосибирский и Барнаульский Леонтий (Бондарь) рукоположил Иоанна Бубенова в иерея — священника.

Иван БУБЕНОВ

Власть и церковь

Быть верующим человеком в 60-е годы прошлого столетия было зазорно. Неспроста начальница сочла своим долгом предупредить молодого парня об убеждениях своей работницы. Богомольцев исключали из партии, лишали льгот, — не словом, а делом вынуждая отказаться от веры.

Но особое отношение у власти было к священнослужителям. Нет, их уже не ссылали в лагеря и не расстреливали без суда и следствия, как в 30-х годах. Еще с 1943 года Сталин разрешил открывать церкви, но под присмотром Совета по делам Русской православной церкви. Поэтому в каждом исполкоме обязательно был уполномоченный по делам религии, а то и целый совет, который следил за тем, чтобы церковь не обрела какого-либо влияния на умы граждан.

Стоит отметить, что в то время даже назначение от церковного начальства необходимо было заверить у советских властей — получить справку о регистрации в качестве священнослужителя. Однако чиновники откровенно не торопились рассматривать подобные прошения, а порой и просто отказывали неугодным. Любой уполномоченный в первую очередь стремился не допустить к регистрации или аннулировать ее у наиболее активных, способных, уважаемых служителей, у тех, кто всемерно поддерживал жизнь в приходах. А без регистрации священник просто не имел права работать в этом регионе.

Не согласен? Лишен работы

После получения сана священника Ивана Бубенова направили в Красноярск. Однако скоро местные власти решили закрыть церковь, в которой служил отец Иоанн. Ему позвонил уполномоченный по делам религии, велел прийти в исполком и поставить свою подпись под согласием с закрытием храма.

Каждому из священников приходилось лавировать и проявлять гибкость в отношениях с властью, уступать в мелочах, но стоять на своем в принципиальных вопросах. Вот и здесь не мог отец Иоанн согласиться с закрытием храма и отказался подписывать документ. За что и был лишен регистрации в Красноярском крае.

И началась для него длинная кочевая жизнь: бесконечные переводы из одной деревни в другую, с одного края необъятной Сибири в другой, на подмену заболевших или ушедших в отпуск священников.

Беловский след

Запомнили и беловчане невысокого, с добрым взглядом батюшку, который с 1973 по 1975 год был штатным священником Вознесенской церкви при настоятеле отце Николае Магницком. Здесь, в Белове, за усердное служение отец Иоанн в 1974 году был удостоен сана протоиерея.

Не исключено, что связано это было со стройкой. Дело в том, что до 1974 года Вознесенской церковью называли маленький молитвенный дом, бывший когда-то обычным жилым.

И самой большой мечтой ее прежнего настоятеля Евтропия Барановского было строительство нового, большого храма. Но не сбылось — в 1972 году он был арестован.

Иван БУБЕНОВ

Получить разрешение на строительство общине удалось только через два года, что на пике борьбы с религией было чудом: в СССР это была первая и единственная церковь, построенная по типовому проекту. Достроено здание Вознесенской церкви — то самое, голубое с высокими золотыми куполами — было в 1976 году, при отце Николае Бурдине.

Иван БУБЕНОВ

Чуть позже, в 1981 году на время отпуска настоятеля Николая Рябчинского отец Иоанн приезжал служить уже в новом храме.

Святые берегли

— Вера отца Иоанна был крепка и непоколебима, — рассказывает протоиерей Павел Патрин, старейший священник Новосибирской епархии. — Был случай у него — сел в такси, а там уже сидели нетрезвые люди. Стали ему угрожать расправой. Так ровненько на повороте, когда машина чуть притормозила, отец Иоанн с криком: «Николай и Иоанн, помогайте!» открыл дверь и сиганул из машины. Говорил, что уберегли его святые, — и сам целехонек, и хулиганы уехали, не стали возвращаться и его разыскивать.

(Имеются в виду Николай Чудотворец и апостол Иоанн Богослов, которых отец Иоанн считал своими святыми заступниками — прим. автора).

Свое место в мире

И только с 80-х годов отцу Иоанну и матушке Татьяне было суждено найти свое место в мире — они обосновались в Новосибирске, на улице Шишкина. Батюшка к тому времени уже вышел за штат, но продолжал служение Господу в Новосибирской епархии, выезжая время от времени в окрестные храмы.

Бок о бок, как при земной жизни

Для Бога душа бессмертна, а потому и читают молитвы в храмах не только за живых, но и за умерших. Отец Иоанн любил служить Божественную Литургию, поминать усопших. Знал он, что ждут они молитвы священника, которая приносит радость праведным душам. Охотно откликался и когда вызывали причащать болящего.

И когда пришел его час, без страха предал свою душу в руки Господа. 7 июля 1997 года пришел он домой, прилег на диван, вздохнул и покинул этот мир. Матушка Татьяна после смерти мужа хотела принять монашеский постриг, да из-за болезни не успела… Умерла она 11 октября 2001 года.

Сидя, склонив голову, отошла она в мир иной. Похоронены супруги на Гусинобродском кладбище Новосибирска. Бок о бок, как и было в их земной жизни.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник