В Белове будут оказывать паллиативную помощь

В Белове будут оказывать паллиативную помощь

В отделении сестринского ухода в Новом Городке день начинается рано. В шесть утра — подъем, гигиенические процедуры, завтрак, лечение. Все как и в других отделениях городской больницы № 2, на базе которого работает единственное в Белове подобное отделение.

Но есть в нем одна особенность — пациенты не торопятся выписываться. Одни — лежачие — просто не могут двигаться, другие знают, что раньше чем через определенное количество дней родные их не заберут, третьим и вовсе некуда идти.

В Белове будут оказывать паллиативную помощьВ марте 2019 года президент России подписал закон об оказании паллиативной помощи.

О том, что это такое и как она оказывается беловчанам, мы поговорили с координатором здравоохранения в Беловском городском округе и главным врачом больницы № 2 М.С. ГОРДЕЕВЫМ.

Здесь командует медсестра, а не врач

— Михаил Сергеевич, слышала, что отделение сестринского ухода в скором времени должно получить лицензию на оказание паллиативной помощи. Что это означает для города?

— Ранее считалось, что паллиативная помощь направлена только на онкологических больных. Теперь это понятие стало шире, и под него попадают все люди, страдающие от боли. С изменением понятия паллиативной помощи возникла и потребность на получение лицензии для ее оказания. Ранее сестринские отделения подобные нашим часто путали с местом для передержки пожилых людей, которых некуда пристроить. При этом финансирования такие медучреждения не получали никакого. Почему? Да потому что как таковые медицинские услуги этим старикам и не оказывались.

Получив лицензию, мы будем заводить истории болезни пациентов, а государство — оплачивать нам расходы на их лечение и содержание. Потенциальные пациенты отделения сестринского ухода — люди, перенесшие тяжелое заболевание (например, инсульт), получившие помощь в медучреждении, но которым все еще необходим дополнительное наблюдение со стороны уже не врача, а медсестер. За 60 дней (срок, установленный государством на оказание паллиативной помощи) медработники смогут помочь подобрать дозировку и вид обезболивающего препарата, который поможет человеку жить без страданий.

— А что с категорией граждан, которые раньше получали у вас услуги?

— Начнем с того, что это не всегда были медицинские услуги. Такими людьми должны заниматься и занимаются органы соцзащиты. Но есть исключения. По госзаданию для оказания паллиативной помощи наше отделение сестринского ухода рассчитано на 10 коек. Но у нас хватает площади и персонала, чтобы дополнительно принимать еще пятерых человек. И мы делаем это на платной основе.

О чем идет речь? Представим обычную семью, в которой есть престарелый родитель, у которого в силу возраста есть, например, такое заболевание как атеросклероз сосудов головного мозга. Понятно, что у него возможны когнитивные (умственные) нарушения. Мало того, что уход за такими родителями трудоемок, так еще и выбраться в отпуск или провести ремонт, когда больной находится дома, супружеской паре крайне непросто. Мы будем помогать таким людям. Во время их отсутствия наши сотрудники осуществят качественный уход за их близкими. Отделение сестринского ухода создано для улучшения качества жизни не только самого пациента, но и его родственников.

— Михаил Сергеевич, у вас большой опыт работы на других территориях Кемеровской области. Как в Кузбассе обстоит дело с паллиативной медициной?

— По разному. Например, в Крапивинском районе, где я был главврачом, нет своего отделения сестринского ухода. В Промышленновском районе их два — в Ваганово и Тарасово. Большинство домов престарелых и отделений сестринского ухода в Кемеровской области — платные. Некоторые люди там живут годами, и отдают 75 процентов своей пенсии на развитие учреждения. Наше отделение сестринского отделения — бюджетное, а это значит, что деньги выделяются только на коммунальные платежи и зарплату медиков. Если мы хотим содержать отделение в должном виде, то нужны еще какие-то финансовые вливания. Хорошо, что в этот раз для ремонта помещения мы смогли найти спонсора. Но чтобы поддерживать порядок в нем, необходимы стабильные капиталовложения. Для этого мы добавили пять платных коек.

— Вы сказали, что осуществили ремонт отделения за счет спонсорской помощи. Расскажите об этом подробнее.

— Когда я пришел в больницу, отделение сестринского ухода было в плачевном состоянии. Старая штукатурка местами пластами свисала со стен. Мне бы самому не хотелось лечиться в таком медучреждении. К сожалению, финансирования больница не видела давно. Вариант оставался один — найти деньги самим.

Мир не без добрых людей. Обратились к местным предпринимателям. Один из них (предпочитает оставаться неизвестным) откликнулся — выделил стройматериалы. А мы уже в свою очередь отремонтировали отделение своими силами. В штате больницы есть штукатур Олеся Владимировна Кожевникова, подсобные рабочие. В течение месяца они ободрали стены, все заштукатурили, покрасили.

На отделении сестринского ухода мы не планируем останавливаться. Сейчас готовимся к ремонту опять же собственными силами и за счет спонсорской помощи кабинета эндоскопии. Планируем выполнить глобальный ремонт: выровнять стены, облицевать их плиткой до потолка, как положено по санитарным нормам, провести современное освещение, электропроводку. Выполним его примерно к сентябрю, а пока вы можете оценить результат ремонта в сестринском отделении, а также пообщаться с его работниками и пациентами.

Без помощи никто не остается

В Белове будут оказывать паллиативную помощьВ отделении сестринского ухода, действительно, очень уютно. Встретила нас старшая медицинская сестра Екатерина Викторовна ОСТРЕЦОВА. Она рассказала об истории его появления, особенностях работы, о своем персонале и пациентах.

— Открылось наше отделение, которое изначально называлось отделением медико-социальной помощи, в 1992 году. Рассчитано оно было на 25 пациентов и имело свои кабинеты лечебной физкультуры и массажа.

Теперь у нас 10 бюджетных и 5 платных коек. За пациентами ухаживают две медсестры с огромным опытом работы: Галина Михайловна Жукова и Валерия Александровна Засекина. По новым требованиям санитары не могут осуществлять весь уход за больными (например, кормить пациентов, измерять им давление и температуру), поэтому Ольга Олеговна Шевцова, Надежда Викторовна Могилева, Марина Николаевна Сидорова, Елена Витальевна Волоснякова отучились на младших медицинских сестер. Также у нас очень хорошая уборщица — Надежда Ивановна Симахина, работает она под началом сестры-хозяйки Светланы Витальевны Поповой. Все наши работники отзывчивые, неравнодушные к горю пациентов люди.

Основной контингент у нас — лежачие больные и инвалиды. Поэтому работы у медперсонала много. Пациентов умываем, меняем им подгузники, подмываем, переворачиваем, обрабатываем пролежни, кормим, измеряем жизненные показатели, выполняем рекомендации врача. В теплое время года тех, которые ходят, и колясочников выводим и вывозим на прогулку, помогаем пройти в холл, где находится небольшая библиотека и телевизор.

Есть в отделении еще одна категория пациентов: лежачие больные, которым нужно оформить группу инвалидности. Мы кладем их к себе и делам все необходимые анализы и обследования. Намного больше работы с теми, кого оформляем в дом престарелых или интернат. Расскажу об одном таком пациенте.

В июле будет два года как Олег попал к нам. Без паспорта, полиса, без ног по колено. Конечности отморозил еще в ноябре 2016 года. До этого он вел ненормальный образ жизни, родная сестра отказалась от него. После основного лечения он попал к нам. Почти два года ушло на восстановление паспорта и других документов, на оформление инвалидности. Зато сейчас он получает пенсию. Часть тратит на пребывание здесь. Олег — хороший, покладистый мужичок, ни с кем не конфликтует. Сейчас мы ждем, когда появятся путевки в дома-интернаты. Есть такие в Кемерове, в Новокузнецке, в Журавлях. Без группы инвалидности туда попадают только пожилые люди с 80 лет. Но сейчас часто немощными люди становятся значительно раньше. Многих к этому приводят пагубные привычки. Причем, чаще всего такие люди портят жизнь не только себе, но и близким, поэтому нисколько не удивительно, что от многих родственники просто отказываются.


Контингент сестринского отделения разный. Кому-то просто некуда идти, кому-то необходима помощь, которую не могут оказать родные. Екатерина Викторовна провела нас по отделению. В одной из платных палат мы познакомились с Александрой Ивановной Гончаровой. Год назад пенсионерка перенесла инсульт, и у нее отказали ноги. После основного лечения родные приняли решение, что им будет спокойнее, если бабушка будет находиться под пристальным вниманием медиков. Александра Ивановна не унывает: много вяжет, чтобы развивать моторику, часто принимает гостей — навещают дочь и внучка, вместе со всеми выезжает на кресле на улицу, смотрит телевизор. С теплом, как о родных, отзывается о медработниках и Олег, о котором рассказывала нам Екатерина Викторовна.

В России только в наши дни стало должное внимание уделяться паллиативной медицине. Началось все с законодательного уровня. Закон об оказании паллиативной медицины, принятый в марте 2019 года, наверное, должен как-то отрегулировать работу учреждений, которые ее оказывают. Ну, а пока на местах насущные вопросы решаются за счет неравнодушных спонсоров и медработников.

Автор: Анастасия Купсер. Фото автора

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник