Людмила Ивановна Урванцева. Не дай Бог пережить такое.

Дорога жизни

27 января исполнилось 75 лет со дня снятия блокады Ленинграда в 1944 году.

Первым тяжёлым испытанием, которое выпало на долю мужественных ленинградцев, были регулярные артобстрелы.

Всего за время блокады на город было сброшено свыше 100 тыс. зажигательных и 5 тыс. фугасных авиабомб, около 150 тыс. снарядов.

Только за осенние месяцы 1941 года воздушная тревога объявлялась 251 раз.


В Ленинграде хлеб был высшей ценностью. За буханку хлеба, кулёк крупы или банку тушёнки люди были готовы отдавать даже семейные драгоценности.

К тотальному голоду прибавлялись и страшные холода, водопровод замёрз, вышли из строя канализационная и отопительная системы.

Такая длительная блокада — беспрецедентна в мировой истории.

Общее количество погибших составило — 641 803 человека.

Из ста умерших 63 были мужчинами.

К концу войны женщины составляли основную часть населения.

Страницы истории, складывается из множества историй личных.

Позади немало лет, но блокадница Людмила Ивановна Урванцева помнит все так, как будто это было вчера.

 Урванцева Людмила Ивановна

Тогда ей было восемь лет. В её воспоминаниях ворочается страшное время.

Ленинградское детство — это особый уголок в её сердце.

По моей просьбе она вспоминала, как это было.

«Родилась в Кронштадте в семье, где отец был морским офицером, а мама, занималась воспитанием четверых детей.

Война застала нас на военно-морской базе. Офицерские семьи на корабле срочно отправили на большую землю.

При подъезде к городу на Неве, навсегда запечатлелись первые часы войны.

Над городом, кружились черные тучи самолётов, которые сбрасывали бомбы и сеяли смерть.

Устрашающий гул, сирена, скрежет, оглушительные взрывы вокруг, брызги моря обдавали нас солёной водой.

Повезло, благополучно добрались до берега. Но страшное было впереди. Постоянные бомбёжки, пожары, падающие стены домов, визг сирен, нет тепла и воды.

Город напоминал раненного человека. Но он был жив и продолжал жить опасной жизнью. В минуты тишины, когда мама уходила за хлебом по карточке или за водой, терпеливо ожидали её прихода возле печки буржуйки.

Принесённый хлеб делился на три части (утро, день и вечер).

Пожалуй, самое сильное ощущение войны — голод.

Поэтому каждый свято берёг свою пайку.

Голод и холод делали своё дело. Первыми отмирали те мускулы, которые не работали или работали меньше. Поэтому ноги переставали служить последними.

Если же человек начинал лежать, то уже не мог встать.

Узелок блокадного времени напомнил и такой не забываемый эпизод, в середине декабря 1941 года принесли похоронку на отца.

Тогда мы не понимали, почему мама плакала и долго не могла успокоиться.

Семья лишалась офицерского пайка, и мы должны были умереть.

Но случилось настоящее чудо, под новый год папа нашёлся и разыскал нас.

На пороге прижались, к его шинели и все плакали. К счастью похоронка оказалось ошибочной. Мы были спасены.

Отец, настоял на эвакуации вглубь страны, по только что открытой «Дороги жизни» через Ладогу. Сборы были не долги.

На грузовых машинах с опаской отправились по первому еще неокрепшему льду, далее поездом до Тюмени.

К сожалению, старший брат Лёня от истощения, по дороге умер и на одной из станций тело его передали встречающей, каждый поезд медбригаде.

Состав с ленинградцами остановился в Тюмени.

Все семьи развезли по деревням. Нас приютила добрая семья.

Радушная хозяйка, маминого возраста, истопила баню, на стол поставила чугунок картошки, крынку с молоком. И вновь у нас страх сменился надеждой.

Каждая война заканчивается миром. Мир пришёл и на нашу землю.

Счастье Победного дня зажглось для нас тогда ещё сильнее и ярче.

Снята 872- дневная блокада и мы благополучно вернулись в родной трудно узнаваемый, и не покорённый город.

Нашёлся папа, морской офицер Иван Шиляев, служил в разных уголках страны. Мы всегда были рядом с ним.

В 1950 году поступила в Хабаровский горный техникум, после окончания работала в Иркутской области, где познакомилась с будущим мужем.

Как специалистов по горному делу в 1980 году нас пригласили приехать в Кузбасс.

Так, с городом Белово связана наша горняцкая судьба семьи Урванцевых.

Здесь на беловской земле пустили свои корни двое детей и трое внуков. Людмила Ивановна, как и прежде жизнерадостна, энергична, активно участвует в роботе городского Совета ветеранов.

Урванцева Людмила Ивановна

О пережитом выступает перед школьниками.

Увлекается шахматами и ежедневной зарядкой.

Вечная память всем, кто не пережил лишений, слава героям — освободителям!

А тем, кто дожил до наших дней — долгих лет жизни и поменьше проблем.

Надо чтобы народ помнил об этой мировой трагедии всегда!

Автор: Н. Лукин. Фото автора. 28.01.19.


Р.S. В восстановлении Ленинграда внесли свою долю кошки.

В январе 1943 года привезли из Ярославля для борьбы с полчищами грызунов, грозивших уничтожить запасы продовольствия.

В только что освобожденный город прибыло четыре вагона дымчатых кошек — именно дымчатые кошки считались лучшими крысоловами.

За привезенными кошками сразу же выстроилась длинная очередь.

Город был спасен: крысы исчезли.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.