Шахтерское счастье семьи Щербаковых

семьи Щербаковых

Их познакомил Советский Союз

Они приехали в Белово в одном и том же 1969 году. Николай Щербаков получил направление на шахту «Грамотеинская 3/4» после окончания Новокузнецкого ПТУ № 50, а Валентина Ерофеева — тоже по направлению, как молодой специалист, из Сахалина, окончив экономическое отделение Южно-Сахалинского горного техникума. Заселились в одно общежитие № 5 на ул. Колмогоровской в одноименном микрорайоне Грамотеинского поселка. В СССР было не только бесплатное образование, но и гарантированное целевое устройство на работу после получения профессионального диплома.

— Как познакомились? — Валентина Ивановна на секундочку задумывается, а затем продолжает: — Я поехала в город на комсомольский учет вставать, а Коля вызвался меня провожать. Пока ехали в автобусе до Белова, потом шли в горком и так далее, — разговаривали. Высокий стройный, красивый парень мне сразу приглянулся, и я ему, наверное, иначе бы не стал 10 километров туда и обратно провожать. А потом в кино на Новостройку — вместе, на танцы — все, как у всех. Затем была свадьба, маленькая семейная комната в том же общежитии, а в мае 1970 года Николая призвали в армию. Я посчитала, что негоже замужней девушке одной оставаться жить в общежитии, и съехала на съемную квартиру.

Горняк, танкист, офицер

Понедельник, 23 ноября 2020 года. Мы знакомы давным-давно, но дома у Щербаковых я впервые. Николаю Андреевичу сейчас нездоровится, сказались на ветеране годы подземного труда. В 1969-м спустился в шахту, а уволился в 2001 году. Последние годы, когда гидрошахту уже закрыли, работал в отделе главного механика. Сейчас ему трудно разговаривать, он больше молчит, лишь иногда уточняя обстоятельства, или согласно поддакивает, мол, так все и было. Тогда в 1970-м попал в Танковые войска. Призвался рядовым, а вернулся через два года офицером. Лучшим из лучших предоставлялась возможность сдать испытания по программе офицера запаса, что Николай Щербаков успешно осуществил.

О работе под землей знала не понаслышке

Не одну бессонную ночь провела Валентина Ивановна, переживая за своего суженого. Она не понаслышке знала об опасностях горняцкого труда — у самой 30 лет стажа работы на шахте, 11 из которых — подземного. Начинала в июле 1969-го статистиком в плановом отделе, потом работала экономистом, горным участковым нормировщиком подземных работ. Горный нормировщик обязан ходить в шахту, вести учет работ горняков в проходческих и очистных забоях. То есть своими глазами видела, где и в каких условиях работали шахтеры, какие опасности им угрожали. Самые распространенные — это горное давление, вызывающее обрушения в выработках, а также внезапные выбросы угля и газа, работающие машины и механизмы в стесненных условиях. И сейчас еще помнит, как боялась перелазить через конвейеры, порой сгибаясь в три погибели, втискиваясь в пространство между переходным мостиком и кровлей.

Шахтерская слава

В 1972 году, когда Николай Щербаков вернулся из армии, его приняли на ту же шахту подземным машинистом проходческого комбайна. Трудился на первом участке, на восьмом. Проходческая бригада А.А. Кислицина, в которой он работал, гремела своими успехами. Фотография Николая Щербакова появляется в газете «Шахтерские горизонты». Вот тот самый номер за 23 июня 1976 года. Заголовок простой «Есть сверхплановые метры». И в конце заметки: «На нашем снимке вы видите Николая Щербакова — звеньевого, коммуниста, пользующегося большим уважением в горняцком коллективе».

семьи Щербаковых

1978 год. Бригада А. А. Кислицина достигла наивысшего результата проходки — 1447 п. м за месяц! Опыт бригады представлен на ВДНХ СССР.

В том же 1978 году Николай Андреевич получит свою первую большую награду — знак «Шахтерская слава» III степени. Пройдут еще годы плодотворного и опасного труда, и в 1997-м он станет полным кавалером знака «Шахтерская слава». Но до этого надо было еще прорубить под землей десятки километров горных выработок, добыть тысячи тонн угля.

Воды было по горло, из израненных рук текла кровь

Шахта «Грамотеинская 3/4» (с 1970 г. — «Энергетическая») была «мокрой». Добычу и транспортировку угля вела при помощи воды. Николай начинал на шахте до армии помощником гидромониторщика. Гидромонитор — это водяная пушка, которая легко разрушает пласт угля и даже горные породы. Уголь разбивается и самотеком по наклонным горным выработкам отправляется в подземную дробилку и далее уже в виде пульпы при помощи насосов — в Инской, на обезвоживающую фабрику, и далее — в топки Беловской ГРЭС.

Николай окончил горный техникум без отрыва от производства, и уже с 1981 года работал горным мастером. Валентина Ивановна на всю жизнь запомнила 6 марта 1983 года. Несмотря на воскресный день, шахта работала. Но тут уголь, до того исправно текший вместе с водой, застопорился на аккумулирующем штреке. Диспетчер сообщил горным мастерам участков № 1, № 8 и ВТБ: Владимиру Слинькову, Николаю Щербакову и Анатолию Гринчуку чтобы пришли на помощь горному мастеру гидротранспорта С.С. Луцику и посмотрели, что там можно сделать. Ситуация не штатная, но привычная — такое время от времени случалось. Они вышли к проблемному месту снизу. К ним присоединился пришедший из забоя гидромониторщик Владимир Останин. Затор быстро вырос в объеме и запечатал аккумулирующий штрек. И тут угольную плотину прорвало. Они рванули изо всех сил, нырнули в ближайшую сбойку (боковую горную выработку), какая попалась на пути. В сбойке оказались все, кроме Луцика, как выяснится потом, Сергей Сергеевич кинулся к задвижкам, чтобы перекрыть воду в забои. Потоки воды с углем неслись мимо, закручиваясь в вихри, затягивая с собой. Чтобы не унесло, шахтеры вцепились в металлические прутья решеток крепления кровли. Воды было по горло, из пораненных рук текла кровь, смешиваясь с углем и водой. Держались из последних сил, иначе конец. Сколько так времени прошло — сейчас даже трудно вспомнить. Тогда казалось, что вечность. Им повезло — уцелели, раны — не в счет. А вот Сергея Сергеевича поток сбил, смял и бросил в работающую дробилку.

Он был самым старшим из них. В том 1983 году С. С. Луцику исполнялось 50 лет. Еще в шестидесятых он работал на шахте «Грамотеинская 1/2» главным геологом. Потом в техотделе на поверхности. Почему под старость лет опять спустился в шахту? Возможно, не доставало спецстажа для пенсии, решил шахтерский стаж «добить». Хотя здоровье уже было не то, и он заметно прихрамывал. И вторая роковая случайность — говорят, это была не его смена, подменил товарища, которого жена упрашивала вместе с ней пойти на праздник 8 Марта. Международный женский день тогда выпал на вторник, и многие в коллективах отмечали заранее — в воскресенье.

Династия

Судьба — она у каждого своя и… общая. И Николай, и Валентина оба из шахтерских семей. Теперь уже и их сын Вадим Николаевич в третьем поколении продолжает шахтерскую династию. В 1989 году поступил в институт, в 1994-м получил диплом горного инженера, год работал на шахте, потом два года армии. Вернулся, и снова на шахту «Листвяжная», где в разных должностях трудился до 2012 года. С 2013 года — в «Белоне». Сейчас он главный инженер — начальник технического управления преемника «Белона» — ООО «ММК-УГОЛЬ».

Родительские уроки

На следующий день я позвонил Вадиму Николаевичу и спросил у него:

— Чему вы научились у своих родителей?

— У отца, во-первых, водить машину. И что немаловажно, разбираться в ее устройстве. Неоднократно приходилось потом самому ремонтировать старенькие «Жигули», иногда в пути, и его науку вспоминал с благодарностью.

Но главное — отношению к людям. Его трижды избирали депутатом поссовета, был и депутатом городского Совета. И хотя от работы в шахте освобожден не был, но ходил, разбирался, помогал, как мог, людям. И нам, детям, наказывал не бросать никого в беде, говорил: «Если можешь — обязательно помогай».

А наша горячо любимая маман — для меня вечный пример жизнестойкости. Я до сих пор у нее учусь никогда не унывать. Она повторяет, что все проблемы временные, они уйдут. И, вместе с тем, наша мама очень дипломатичный человек. Живет по принципу и нам не раз повторяла: «Относитесь к людям так, как хочешь, чтобы к тебе относились». А еще она замечательная хозяйка, а как готовит! Ее знаменитые котлеты с хрустящей корочкой в чести у всех близких. А наша пятилетняя дочка Даша, когда приходит к ним в гости, то часто просит: «Бабуся, сделай мне, пожалуйста, свои котлетки. Я их так люблю!».

В общем, уважать людей и их труд — это главное, что я взял от своих родителей.

Главное богатство

Наверное, и дочь Лена могла бы немало добавить к портрету папы и мамы, но она далеко. Живет и работает в Москве.

Я спрашиваю Валентину Ивановну, довольна ли она своей судьбой?

— Если бы снова начать, я бы жила так же. Ничего бы не изменила. Главное наше богатство — это хорошие дети и внучки, которых уже четверо.

Мы из зала идем в другую комнату, где на стене есть их с Колей большой портрет. Внучка Даша на диване выстроила целый жилой комплекс.

— Какой красивый дом у тебя получился, — говорю я.

— Это не дом.

— А что же тогда? — удивляюсь я.

— Замок!

А что, это справедливо. Каждое поколение должно жить лучше и лучше. Ведь и ради этого ее дедушка с бабушкой работали в шахте.

Автор: Владимир Голубничий

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник