Семыкина Валентина Ивановна. Думала, задержусь ненадолго, а проработала всю жизнь.

 Семыкина Валентина ИвановнаВалентина Ивановна УДЯНСКАЯ (СЕМЫКИНА) — ветеран труда БСУ-1 (БШСУ), штукатур-маляр, почти полвека отработала на родном предприятии, трудилась на шахтах «Новая», «Чертинская-1», «Западная», ГОФ, ЦОФ, на машзаводе, на шахте «Томская» в Междуреченске, на пятой коксовой батарее в Кемерове, в Полысаеве, в Ленинске-Кузнецком, была первостроителем нашего города: завод «Кузбассрадио», девяти­этажные дома на улице Советской, ДК угольщиков, школы, поликлиники, детские сады и многие другие объекты социального назначения — вот лишь часть «адресов» её работы.

При знакомстве с этой удивительно оптимистичной, жизнелюбивой, открытой к общению женщиной поражает мысль: «Как при таком небольшом росточке можно было выполнять тяжёлую физическую работу?».

Ответ на этот вопрос — в рассказе Вален­тины Ивановны:

— Родилась я в Алтайском крае в семье колхозников, с 7 лет доила корову, помогала по хозяйству.

В 1938 году отца репрессировали, и больше мы его никогда не видели. Старшего брата Ивана отправили в трудармию на шахту в Черту, через какое-то время он забрал нас с мамой к себе. Здесь я немного поучилась в школе № 19, но носить было нечего, и школу пришлось бросить.

Брат посоветовал временно поработать в бригаде штукатуров-маляров. Устроилась в БСУ-1 и осталась здесь на всю жизнь, ушла на пенсию в 58 лет.

В управлении меня все любили, помогали стать хорошим специалистом. Я постоянно участвовала в профессиональных конкурсах, получила пятый разряд, имею много Почётных грамот, благодарностей, много раз мне выделяли путёвки в санатории и на курорты.

Я 10 лет ездила на Чёрное море, была в Баку, Ессен­туках, на термальных источниках в Грузии, в Москве, во Вьетнаме.

На работу я ходила, как на праздник. У меня были длинные волосы, хлопот с ними хватало.

Помню, 3 месяца были в командировке, и когда приезжали домой на выходные, я в первую очередь хорошенько мылась и шла делать причёску.

И водитель нашего автобуса всегда говорил: «Вот это я понимаю — человек едет на работу!».

Работали мы много и на разных объектах. Для меня все они были важными и везде я трудилась так, чтобы после меня не надо было переделывать.

Больше всего любила красить окна, делала это быстро и аккуратно. Бригада у нас была хорошая, все девочки молодые, худенькие, стройные, как свечечки, но если уж работали, то на совесть и столько, сколько надо, не глядели на часы. Летом трудились весь световой день — с 8 до 22. И попробуй откажись или скажи, что не хочешь. Мы об этом даже не помышляли: надо — значит надо. Часто приходилось работать на высоте, девочки боялись, а я нет. Одна из таких «высоток» — пожарная каланча в Ленинске-Кузнецком.

Я надеялась, что со временем пойду учиться, но первый мой брак был неудачным, муж был альфонсом, не дал мне возможности развиться, самой пришлось зарабатывать на семью.

Не сни­ая с себя робу, постоянно калымила, чтобы дети были сыты, обуты и одеты. Во втором браке прожила 33 года и была любимой и счастливой женщиной.

Мой муж Евгений Михайлович Костин работал кузнецом на шахте «Новая», был уважаемым, безотказным человеком, мастером на все руки.

Любил моих детей, как своих, а как обожали его дети и внуки! Когда он заболел, чего только мы ни делали, чтобы спасти его, но болезнь оказалась сильнее.

Сейчас я живу одна в подаренной мне перед выходом на пенсию однокомнатной квартире. А полученную раньше трёхкомнатную оставила сыну.

В ней мы вместе с мужем и семьёй сына прожили 14 лет. Сын Валерий — ветеран шахты «Чертинская-1», его сын, мой внук Андрей, работает на шахте «Грамотеинская», служил в ВМФ. Дочь и сын уже пенсионеры, ещё у меня три внука и четыре правнука. Всех люблю, со всеми живу в мире, согласии и постоянном общении.

В нашем роду есть какая-то неуёмность, трудовая жилка, потребность делать добро. Я всю жизнь занимаюсь активной общественной работой: была членом профкома, 16 лет — домкомом, сейчас помогаю как могу в совете ветеранов Нового Городка.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.