Были у них красный шарф и шерстяной плед. А согревала любовь

Семейная пара Кудрявцевых

3 октября семейная пара КУДРЯВЦЕВЫХ отметит золотую свадьбу.

Николаю Васильевичу и Зое Андреевне есть что вспомнить, на двоих у них 78 лет трудового стажа.

Глава семьи отработал грозом в шахте «Чертинская» 20 лет и 12 — в «Западной», откуда и ушел на пенсию.

Зоя Андреевна 42 года трудилась в детском саду № 36 (Новый Городок) 20 лет воспитателем и 22 — заведующей, награждена медалью «За достойное воспитание детей», «За веру и добро», много лет руководит женсоветом поселка Новый Городок, на своей улице Бабушкина она — председатель уличного комитета.

Любовь с первого взгляда…

— Школу и педагогическое училище окончила в Мариинске, пошла по стопам мамы Марии Алексеевны Нестеренко. Мама была удивительным человеком: доброй, размеренной и замечательно ясной — таких называют «педагог от Бога». Как специалист она состоялась — заведовала яслями № 2 в Мариинске, а вот женская судьба у нее складывалась трудно. Мой отец Сеитхан Ромазанов — дагестанец, работал конвоиром в Мариинских лагерях, познакомился с мамой, они поженились, и он увез ее к себе. Мы с братом Владимиром (он на три года младше меня), родились на Кавказе. Родители не смогли сохранить семью из-за кавказских обычаев, многоженство для русской женщины дико.

В 1956 году мама вернулась обратно в Мариинск с двумя детьми на руках, Володе — 3 года, мне — 6 лет. Спустя время мама познакомилась с папой-Виктором, и мама вновь вышла замуж. Только потом мы узнали о том, что он скрыл от нее свое прогрессирующее заболевание.

Вскоре его парализовало и 21 год мама за ним, лежачим, ухаживала, а мы помогали. Мама держалась как-то, все успевала: мы всегда были аккуратными, опрятными. Трудной выдалась у меня юность, но я научилась терпению, отзывчивости, оптимизму.

— У меня все было проще, — вступает в разговор Николай Васильевич. — В Белове мы жили на «Майке» (Чертинский), я окончил там школу № 19 и уехал учиться в Киселевск в профтехучилище, вышел оттуда машинистом буросбоечных машин. На тот момент так сложились обстоятельства, что сразу уехал в Мариинск к теть Маше (Мария Николаевна Коноваленко — родная тетя) и устроился каменщиком на стройку. Это был 1967 год.

— И там вы встретились с Зоей Андреевной?

— Это была любовь с первого взгляда, — Зоя Андреевна говорит, улыбаясь, а глаза от нахлынувших приятных воспоминаний на мокром месте. — Мы шли с подругой по улице, и вдруг вижу — навстречу такой красивый парень, что сердце замерло. Думаю, вот бы с ним познакомиться! А тут случай: вечером в клубе этот красавец приглашает меня на танец. Проводил домой, мама потом все говорила, мол, гляди, опять твой под нашими окнами гуляет. До сих пор так и вижу: Коля выглядел представительно, у него по той поре был совершенно бесподобный красный шарф.

— Конечно, вы начали встречаться?

— Можно было бы и так сказать, но на взлете романа я уехал обратно в Белово, для этого у меня были две важные причины. Хотелось мне осуществить мечту и спуститься в забой, а еще что-то решить с жильем, так как надумал жениться.

— Я опасалась, что Колю не увижу больше, столько было девичьих переживаний! — признается Зоя Андреевна. — Приехал он за мной в апреле 1968 года. Собрали мои вещи и прямиком в Черту, где Коля домик для нас подыскал. Помню, как вдохнула и сразу ощутила запах шахтовой гари — у нас в Мариинске воздух другой был. Впрочем, через минуту я об этом уже не думала: счастливые мы с ним шли по Черте 29 апреля и несли мое приданое — шерстяной плед, настоящее сокровище по тем временам. Мама где-то раздобыла такую роскошь и сберегла для меня, чтобы замуж выходила не с пустыми руками. Свекровь Александра Алексеевна и младшая сестра мужа Нина меня встретили хорошо. С Колиной мамой мы ни разу друг другу слова худого не сказали.

В бригаде Путры работали с огоньком!

— Мне повезло в жизни, больше десяти лет поработал в бригаде Путры, прикоснулся к легенде, — вспоминает Николай Васильевич. — Когда я попал в бригаду Николая Максимовича, он был уже Героем Социалистического Труда, депутатом Верховного Совета РСФСР, поэтому он везде был нарасхват и мы его мало видели. Но мы и сами работали с огоньком! Стабильно давали по 500 тысяч тонн угля в год, еще и внутри шахты постоянно проводили различные социалистические соревнования, однажды и я стал победителем, и мне дали двухкомнатную квартиру в Новом Городке.

— Муж так легко обо всем рассказывает, — вздохнула Зоя Андреевна. — А он ведь весь переломанный — работа в шахте оставляет шрамы не только на теле, но и в душе. Сколько сил и нервов съели бессонные ночи — не подсчитать. Семьи шахтеров — это особые люди. Мне иногда кажется, что любовь к шахте передается по наследству. Подрос сын Вадим и тоже ушел в «Чертинскую». Никогда не забуду голос снохи Ольги, когда она позвонила и сказала: «Мама, завалило!». Слава Богу, то время осталось позади, уже 28 лет внуку Евгению и 5 — правнуку Ромашке. Шахтерская династия у нас не продолжилась.

Как страус голову в песок не прячу

— Еще в юности от взрослых слышала: если первая часть жизни выдастся тяжелой, вторая обязательно будет лучше. У меня так и получилось — дома мир, грех жаловаться, и на работу — как на праздник ходила. Как в декабре 1968 года устроилась в детский садик № 36, так и до самой пенсии. У меня на глазах подросло не одно поколение юных беловчан. На днях иду по улице, слышу: «Здрасть, Зоя Андреевна!», пригляделась: батюшки, Андрей Павловец! Говорю: «Как же ты возмужал, тебя и не узнать».

— Зоя Андреевна, вы замечательно выглядите, поделитесь рецептом?

— Люблю людей и много с ними общаюсь. Как страус голову в песок от негатива не прячу. С членами нашего уличного комитета пытаемся решить проблему очистки мусорных контейнеров. С женсоветом ходим на рейды в неблагополучные семьи. Живу в полную силу не жалея себя.

Будь женой ему, подругой, а не ржавою пилой

— В чем секрет благополучия семейной жизни? В преддверии золотой свадьбы у вас есть ответ?

— Все зависит от женщины, она задает тон моральной обстановке в семье. За всю жизнь я ему ни разу «Колька» не сказала. Бывает, иногда придет после смены выпивший, никогда на это не ругалась, всегда встречу, если надо — помогу разуться. Сила женщины — в ее кротости. Мужчину слабость его жены делает сильнее. Если не пилить мужа, перетерпеть какие-то его промахи — все будет хорошо.

— А вы что скажете? — обращаюсь к Николаю Васильевичу.

— Люблю и горжусь своей семьей, это лебединая песня моей жизни.

Автор: Александра Луговая

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник