Орден Победы. Георгий Жуков

Эра Жукова: «Отец учил нас быть самостоятельными»

Старшая дочь маршала Эра Георгиевна окончила юридический факультет МГИМО, защитила кандидатскую диссертацию и почти всю жизнь проработала в Институте государства и права АН СССР. Она член Комитета памяти маршала Жукова. О своем знаменитом отце, кавалере ордена Победы номер один, Эра Георгиевна говорит только в превосходных степенях.

— Вы могли прийти к нему и сказать: «Папа, мне с тобой нужно поговорить по важному для меня делу»?

— Конечно. Он всегда очень охотно давал советы и, что характерно, никогда не давил авторитетом. Высказывал свое мнение, а потом говорил: дальше решай сама. Мы с сестрой иногда считали, что сами принимали решение, но на самом деле все шло именно от отца. Он был ответственным, и в письмах с фронта, и в наших семейных разговорах всегда говорил, что нужно прожить свою жизнь самостоятельно, не оглядываясь на родителей. Помню, как в одном из фронтовых посланий мне, восьмилетней второкласснице, он похвалил за то, что я вызвала на соревнование в учебе свою подружку, но заметил: чтобы к этому делу отнеслась ответственно.

— У него, говоря современным языком, было хобби?

— Он обожал все русское — песни и музыку. После победы под Москвой в гости к нему на фронт приехала делегация тульских рабочих и в подарок привезла отцу баян. А играть он не умел, нот не знал, но за год научился и играл свои самые любимые песни: «По диким степям Забайкалья» и «Степь да степь кругом». Очень любил музыку Глинки.

— Маршал Жуков умел дружить?

— Знаете, отец всегда говорил, что не может быть близких друзей на службе — тогда он не сможет спросить с них по всей строгости. Хотя был у него сослуживец — генерал-танкист Михаил Иванович Потапов. Они вместе воевали еще на Халхин-Голе. Отец был тогда командиром армейской группы, а Михаил Иванович — его заместителем. Вот с ним они дружили. Был по-человечески близок с Иваном Ивановичем Федюнинским, Леонидом Федоровичем Менюком, Николаем Александровичем Антипенко.

— Как отец переживал хрущевскую опалу?

— Вернулся домой чернее тучи и сказал маме, к которой всегда относился с нежностью, что его сняли. Несколько дней отсыпался — приходил в себя. Вот тогда и раскрылись отношения — многие стали опасаться опального маршала, что называется, переходить на другую сторону улицы, лишь бы не встречаться. Однако не все так себя повели. По-прежнему с ним был дружен маршал Иван Христофорович Баграмян.

— Его книга «Воспоминания и размышления» стала событием в жизни страны…

— Сейчас говорят, что эту книгу отцу написали. Наветы это — отец работал сам. Он десять лет писал свои воспоминания.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник