Оставить после себя след, а не наследить!

Николай Сергеев

5 октября отмечают свой профессиональный праздник сотрудники уголовного розыска. По-прежнему «кое-кто у нас порой честно жить не хочет». Однако и до бандитского беспредела 90-х нам сейчас далеко.

Для того чтобы понять, какая пропасть лежит между нынешним относительным благополучием и повальной преступностью, мы связались с Николаем Андреевичем СЕРГЕЕВЫМ. Он возглавлял беловскую милицию в самый сложный период её работы — 90-е годы. О наркоторговле, о преступных группировках и мерах борьбы с ними он рассказал «БВ».

Когда в Белове правил криминал…

— Николай Андреевич, с чего началось ваше руководство городской милицией?

— В 1990 году в областном аппарате внутренних дел мне предложили возглавить беловский горотдел.

До этого я более двух десятков лет работал в системе МВД. Карьеру я начал постовым милиционером в 1967 году, окончил два ведомственных учебных заведения, был оперативником отдела БХСС, выявлял с 1973 по 1984 годы «хищения социалистической собственности» и другие преступления. Немало поездил по долгу службы: был даже в Фергане (тогда — Узбекская ССР), выясняя происхождение арбузов, которые продавали в Кузбассе по фальшивым документам. На момент перевода в Белово был в звании подполковника милиции, работал в должности замначальника горотдела в Осинниках.

На сессии беловского горсовета меня утвердили почти единогласно: в городе нужно было наводить порядок. Считалось, что «варяг» лучше с этим справится. Встретили хорошо, поселили в бывшем особняке секретаря беловского горкома КПСС на улице Люксембург — только работай!

— С нашим городом были знакомы?

— О Белове я кое-что уже знал: расследовал хищения золота на заводе «Кузбассрадио», которое потом шло на зубные протезы в нелегальных зубных кабинетах по всей области. Тогда удалось разоблачить целую группу работников предприятия, подпольных стоматологов и т. д. Они вынесли и переплавили на протезы целый килограмм золота: общий вес удалось установить, исследуя продукцию завода, где золотые контакты менялись на контакты из дешёвых металлов. Из-за этого страдало качество военной продукции в космической отрасли. К слову, воровство вскрыла не военная приёмка, а простые кузбассовцы: цвет протезов из-за особенностей получившегося сплава заметно отличался от привычного.

Ещё я знал, что Белово — один из самых неблагополучных городов Кузбасса в криминальном плане. Хуже ситуация была только в Берёзовском. И это ещё до бандитского разгула 90-х. Выправить положение не удавалось: руководство горотдела менялось каждые 2−3 года, город склоняли на все лады. Раскрываемость по линии уголовного розыска составляла всего 34%!

— И как это объяснялось?

— Все города Кузбасса, в которых были исправительные колонии, имели проблемы с криминалом (Ленинск-Кузнецкий, Мариинск, Анжеро-Судженск и т. д.), ведь многие зэки после отсидки оставались в городе, наводили свои порядки. В Белове было немало грабежей, разбоев, преступлений против личности. А тут ещё антиалкогольная кампания Горбачёва породила расцвет наркомании.

— В чём была трудность работы в Белове?

— Осложняла работу география: Белово — один из самых растянутых городов области. Краснобродский, напомню, был частью нашего города, да и посёлки сильно разбросаны.

«Горячее» всего было в центральной части и в Новом Городке (включая Черту). Скоро обрёл печальную славу и микрорайон Бабанаково, где группировались наркоторговцы — цыгане, азербайджанцы, русские, сюда приезжали закупаться со всего Кузбасса. А тут уже подступало новое время: работали кооперативы, начинались вымогательство и рэкет. При этом горотдел ютился в старом здании по 4−5 человек в одном кабинете (сейчас в этом здании участковые, разрешительная система и т. д.).

— Какими были ваши первые шаги?

сергеев— Начал с организации управления и расстановки личного состава по подразделениям. И их комплектованием: был некомплект больше 20%! А также постарался улучшить работу эспертно-криминалистического отделения. У него не было профессиональной лаборатории, ближайшие — в Кемерове и Новокузнецке. Обратился к тогдашнему руководителю города, первому секретарю горкома КПСС Владимиру Ильичу Карпову. Он поехал на пленум в Москву, напрямую к министру МВД. И вскоре у нас появилась отменная лаборатория на базе «уазика», в которой было даже импортное оборудование. Руководил ею Николай Андреевич Талягин. Она нам вскоре очень пригодилась!

Воровские «таланты»

— Помните, когда впервые столкнулись с организованной преступностью?

— Это было в 1992 году. Мы накрыли бандитскую группу, совершившую порядка 6 убийств, несколько разбоев и грабежей. Жертвами стали руководители угольных предприятий, предприниматели. Это один из первых в Кемеровской области выявленных случаев организованной преступной группы в 90-е.

— А когда организованная преступность стала массовой и появились постоянные группировки?

— Первопроходцами тут выступили профессиональные уголовники. Примерно с 1996 года криминальные авторитеты, как правило, проживающие в посёлках, стали объединять вокруг себя группы ранее отсидевших или стремившихся к уголовному образу жизни. Приезжали различные «положенцы» из Прокопьевска или Киселёвска, чтобы назначить «смотрящего» по Белову.

С этим явлением мы начали немедленную борьбу. Стоило им собраться на «сходняк» в городе, как их закрывали в ИВС (изолятор временного содержания) за мелкие правонарушения. Опять же, каких-то старинных воровских традиций, в отличие от того же Ростова-на-Дону, у нас не было, так что «воры в законе» в Белове так и не прижились.

— Но ведь были и группировки, состоящие из ранее несудимых лиц — тех же спортсменов. Как было с ними?

— Подобные группировки были в посёлках — Бачатском и Инском. Если честно, не хочется даже их перечислять. Кто выжил в 90-е, тот легализовался, отошёл от криминала. Хотя некоторые представители этих группировок, как оказалось недавно, продолжали незаконную деятельность, будучи вполне обеспеченными. Я имею в виду начальника спасательной станции Марата Гарипова, застреленного бывшим мэром Киселёвска при проникновении в его усадьбу. Его группировка подозревается сейчас в совершении целого ряда недавних разбойных нападений на предпринимателей города и Беловского района.

— На какие годы пришёлся пик насилия?

— Как я помню, на 1992—1994 годы. Убивали бизнесменов, убивали конкурентов по преступному бизнесу. Сами понимаете: у авторитета жизнь, как у поросёнка, — сытая, но недолгая! Ещё недавно, в советские времена, в Белове в год происходило от 7 до 11 умышленных убийств. В середине 90-х в год было уже более 100 убийств, плюс ещё столько же ТВЗ (тяжкий вред здоровью), повлекших смерть. Для сравнения, сейчас в год в городе происходит намного меньше убийств, чем в 90-е (по статистике МО МВД «Беловский», с начала года произошло 9 убийств и 10 ТВЗ, все раскрыты).

— С пропавшими без вести будет, наверно, ещё больше?

— Нет, они учтены. У нас были выстроены хорошие отношения с прокуратурой и по подавляющему большинству пропавших без вести возбуждались дела по статье 105 УК РФ «Убийство». Другое дело, что даже в случае признания непосредственных участников убийства не всегда можно отыскать тело. Кстати, вопреки расхожему мнению, тела редко бросали в Беловское «море». Чаще всего мы находили криминальные трупы в затопленных карьерах, оставленных угольщиками: в Грамотеине, в Бачатском, в Новом Городке и т. д. Иногда тел на дне было сразу несколько. Однажды в глубоком пруду у нефтебазы по дороге на Старобачаты нашли сразу троих убитых с грузом на ногах.

Начальник УВД Николай Сергеев даёт интервью Борису Костюре, 1996 годНачальник УВД Николай Сергеев даёт интервью Борису Костюре, 1996 год

— Были, наверно, и более интеллектуальные преступники, не только убийцы!

— Да, были «таланты». Помню, в 1999 году поймали шайку профессиональных взломщиков из киселевчан и краснобродцев. Они совершили в Белове около 50 краж, в том числе обворовали квартиры бывшего гендиректора «Беловоугля» Станислава Золотых, матери тогдашнего городского прокурора, и т. д. Нашли мы их за полтора месяца упорной работы. Воры работали профессионально: вели круглосуточное наблюдение, вскрывали сложные замки так, что владелец не сразу понимал, что в квартире кто-то был, и т. д. Сейчас, кстати, взломщики — вымирающий вид. Криминальная молодёжь не хочет работать руками, делать лишнюю опасную работу, им проще заниматься интернет-мошенничествами.

Памятна мне и кража служебного «уазика» прокурора города. Провалилась машина, как сквозь землю, долго искали. А нашли её в нашей колонии ИК-44. Оказалось, угнали её расконвоированные зэки, да ещё перекрасить и «перебить» номера успели!

— А как хищения с разрезов, по ним тоже работали?

— Регулярно. Одно из самых громких — кража 20 тысяч тонн угля с Бачатского разреза. Его вывезли на грузовиках на Беловский карьер (Новый Городок), устроили там угольный склад и продавали. Кражи горючего вообще стали привычными. При ежедневном расходе предприятия в 100 тонн ГСМ всегда найдётся место воровству, несмотря на сложные датчики и спутниковую навигацию. Причём и тогда, и сейчас этим занимаются не водители (они просто исполнители), а организованные группировки, вывозящие горючее на специально оборудованных «буханках». С угольщиками были и свои трудности. Не все руководители предприятий заявляли о кражах, даже если мы сами находили вора и украденное.

— Бабанаково больше не ассоциируется с наркопритонами. Видимо, для этого пришлось немало поработать!

— Многих наркоторговцев мы успешно закрыли. Помогали нам в очищении города и простые беловчане. В Бабанакове, было дело, неизвестные стали регулярно поджигать дома, в которых проживали дилеры. По моим данным, это были как разборки между бандитскими группами, так и «самодеятельность» местных жителей, уставших мириться с беспределом.

Привык защищать

— Когда вы ушли со своего поста?

— В 2004 году, по выслуге лет, после 14 лет работы. Решил заняться своим делом — основал частное охранное предприятие «Скиф». Специфика была мне близка, сотрудников набрал из числа бывших милиционеров, которых хорошо знал. И с тех пор уже 16 лет предоставляю услуги охраны. Сейчас фирмой руководит мой сын Андрей, а я так, сбоку припёка (смеётся).

— Насколько охранные услуги востребованы в Белове?

— Всего в городском округе работает более 40 ЧОПов. На каждом крупном предприятии, вроде Беловской ГРЭС или Бачатского разреза, есть ЧОП, иногда и не один. И это не считая вневедомственной охраны Росгвардии и военизированной охраны железнодорожного транспорта. Народ в фирмах самый разный: есть бывшие полицейские, есть и лица, в прошлом связанные с криминалом. Качество услуг тоже очень разнится. Большинство ЧОПов работает доверительно, по-человечески, а кто-то в случае ограбления даже не хочет участвовать в инвентаризации убытков магазина: мол, это не прописано в законе о частном охранном предприятии! Но народ тоже не дурак: голосует ногами!

— Часто ваши сотрудники выезжают по сигналу «тревожной кнопки»? Что это, как правило, за вызовы?

— Чаще всего кто-то пробует подёргать рольставни, двери, окна учреждений и магазинов: а вдруг не заперто, вдруг не на «сигналке»? Но бывают и проникновения воров. Нашим ребятам приходится иногда и задерживать преступников. У нас, конечно, много ограничений. Скажем, несмотря на лицензию на огнестрельное оружие, применять его почти никто не хочет: слишком долго потом придётся ходить в правоохранительные органы с объяснениями. То же и с травматическим оружием. Поэтому даже в случае нападения с ножом сотрудники предпочитает скручивать нападающих за счёт физической силы и спецсредств (дубинки, наручники).

— Есть ли что-то, о чём вы жалеете? Или что-то, чем гордитесь?

— У меня девиз: «Оставить после себя след, а не наследить!». Я горжусь раскрываемостью, которую удалось повысить за те 14 лет, что я руководил городской милицией. Напомню, в 1990 году она составляла 34%, а в 2004-м, когда я ушёл, — более 80%! Я организовал строительство нового просторного здания УВД, здания городской ГИБДД, при мне получили новые помещения отделения милиции в Инском, Бачатском, Краснобродском.

Отмечен наградами: у меня звание «Заслуженный сотрудник МВД РФ» и наградное оружие. И совесть моя спокойна, ведь большую часть своей жизни я отдал защите закона и простых людей.

Мне очень повезло работать с замечательными людьми, профессионалами своего дела — Валерием Львовичем Разорёновым, Александром Николаевичем Звягиным, Анатолием Викторовичем Игошевым, Сергеем Ильичом Вельдиным и многими другими. Хочу поздравить моих былых сослуживцев и действующих сотрудников МВД с Днём уголовного розыска! Эта работа и опасна, и трудна, но без неё немыслима спокойная жизнь нашего города!

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник