Незабытый герой «Кузбассрадио»

Хитёв Борис Никитович, капитан

Не забытый герой «Кузбассрадио»

В минувшем декабре на заводе «Кузбассрадио» проводилась историко-краеведческая экскурсия.

И стар, и млад могли узнать историю предприятия — от военной эвакуации из заснеженной Коломны 1941 года до нынешних времён импортозамещения. Для гостей ветераны завода открыли множество документов, в том числе «Книгу памяти», изданную в 1995 году.

Среди прочих изучал документацию активист городского совета ветеранов Вячеслав Старцев. Он обратил внимание на первое имя в списке заводчан, погибших на фронте: «Герой Советского Союза (посмертно) — Хитёв Борис Никитович, капитан».

Заводчане подтвердили: да, Герой Советского Союза, его имя есть и на мемориальной доске на административном корпусе. Но в списке Героев-беловчан нет Бориса Хитёва! Однако это только разжигало любопытство и желание отыскать забытое имя…

Теперь, на основании документов, часть которых была рассекречена только недавно, мы можем сделать имя воина достоянием общественности, как и его подвиги.

Военные дороги

О том, что завод «Кузбассрадио» начал свою беловскую историю с эвакуации 1941 года, знают многие. Тогда из Центральной России были вывезены под угрозой захвата врагом Коломенский граммофонный завод, Апрелевский завод грампластинок, Центральная студия грамзаписи. Здесь, в маленьком шахтёрском городке, на их базе был создан Беловский грамофонно-пластиночный завод № 842.

В числе эвакуированных работников была Мария Григорьевна Цвигун. Женщина работала мастером в гальваническом цехе, устраивалась на новом месте — и переживала глубокую внутреннюю трагедию…

Мария была супругой начальника испытательной лаборатории Бориса Хитёва. Борис Никитович Хитёв родился в городе Уральск в семье служащего, окончил школу в Саратове, жил в Москве, работая во Всесоюзном доме звукозаписи. В 1937 году Борис приехал в Коломну и устроился на патефонном заводе инженером-акустиком. Здесь он познакомился с будущей женой. Но недолго длилось их счастье.

В августе 1941 года Бориса Хитёва призвали в армию. На всю жизнь запомнила супруга день прощания. Борис был задумчив, на прощанье поцеловал жену, сказал спокойно:

— Не волнуйся, Муся, жди меня. И главное, береги нашу будущую дочь!

Он был почему-то уверен, что родится непременно дочка и даже имя ей придумал — Танечка. И так вышло, что Мария и впрямь родила дочь. Как и уговаривались, назвали её Татьяной.

Но судьба неумолимо разделяла супругов. Пока Борис, ставший после краткосрочных курсов командиром взвода, воевал под Москвой, его родное предприятие отправилось в эшелонах в Сибирь. А, значит, и жене его вместе с новорождённой дочкой нужно было ехать через полстраны, в неизвестность. И как на грех, не смогла Мария поехать вместе с коллегами, отправилась в далёкий путь одна я ребёнком на руках. И произошло непоправимое: в Актюбинске крошечная Танечка заболела корью. Спасти её не удалось…

«Я им отомщу — и за тебя, и за Татьянку!»

Лейтенант Хитёв не знал, что происходит сейчас с его супругой. В январе 1942 года Борис впервые оказался на поле боя — недалеко от города Наро-Фоминска.

В те времена единственным средством связи с фронтом были письма-«треугольники», со штемпелем «Просмотрено военной цензурой». Но, не боясь грозного штемпеля, Борис откровенно делился с супругой своими мыслями о войне.

«Я никогда не думал, что так легко привыкнуть к картине боя. И представь себе, что ни чувства страха, или даже, я бы сказал, инстинкта самосохранения я не испытывал. Было лишь чувство неудовлетворённости, чувство, что жизнь отдаёшь слишком дёшево и бесполезно», — написал он жене сразу после того, как был ранен в левую руку и плечо.

А вот и новое письмо — о назначении командиром роты: «Моя дорогая, я снова на фронте. 9-го был в бою. Сейчас я командую ротой… Обо мне не расстраивайся, береги себя. Ты ещё молода, у тебя всё впереди… Умирать я не собираюсь. Две пули не взяли, авось и третья не возьмёт».

А Мария не знала даже, что отвечать. Она едва только оправилась от нервного потрясения: спасибо, что нашлись живыми и здоровыми её отец и мать, приехали в Белово, жили и утешали друг друга. Потом писала она мужу о делах на заводе, о товарищах и друзьях, о своей непростой жизни в Белове (она занималась технологией изготовления танковых раций). А ещё — рассказывала, как растёт их Танюшка, как выглядит, что говорит. Рука не поднималась написать, что долгожданной дочки уже больше нет…

Но нельзя было долго откладывать неизбежное. Помог случай: Бориса направили на курсы Военную академию имени М. В. Фрунзе, которая тогда находилась в Ташкенте. И он написал, что надеется на скорую встречу. А тут ещё и коллеги, узнав о просьбе Бориса, смогли устроить командировку на один из ташкентских заводов.

Мария потеряла покой. «Что я скажу Борису? Солгать ему в глаза не смогу. А сказать правду язык отнимается», — думала женщина. Но и отказать себе в радости увидеть супруга, который уже несколько раз едва не погиб — это было выше её сил.

Горькой была та встреча. Борис, едва увидев любимую, понял, что стряслось несчастье.

— Что произошло? С дочкой что-то?

Мария взглянула на него сквозь слёзы:

— Нет у нас больше Танечки…

И лишь в гостинице, несколько придя в себя от волнения встречи, она поведала мужу горькую историю.

Он понял жену. Не упрекал её. Лишь молча прижал заплаканное лицо к своей груди и тихо сказал:

— Одни мы остались, Муся, одни. Нет дочки… Как же я ненавижу фашистов. Это они растоптали наше счастье… Возьми себя в руки, дорогая. А я постараюсь отомстить немцам. За тебя и за Татьянку!

Переправа, переправа, пушки бьют в кромешной тьме…

Всего неделю супруги пробыли вместе в Ташкенте. После окончания курсов капитана Б. Н. Хитёва направили офицером связи в штаб 18-го гвардейского стрелкового корпуса.

И снова — прощание. И спустя годы — бесконечные мысли о том, что могло бы случиться и не случилось, если бы другие слова прозвучали в тот миг. Потому что на слова мужа: «До свидания, Муся, до свидания, родная!», ответила Мария случайно сорвавшимся с языка: «Прощай, Боря!».

А пока что гвардии старший лейтенант Борис Хитёв отличался в боях. В июле 1943 года он получил первую награду — орден Красной Звезды, за то, что «пренебрегая опасностью для жизни в самые напряжённые моменты боя под ураганным огнём противника своевременно и точно передавал приказы командования подчинённым соединениям».

Как и прежде, всеми радостями и печалями Борис и Мария делились друг с другом. Радостью от награждения Борис поспешил поделиться со своей Мусей, а та с ним — своим материнством. Командировка к мужу в Ташкент обернулась радостью для пары: Маша забеременела и родила сына Володю. Супруги пока что робко (война же идёт!), но принялись строить планы на будущее.

А 21 июля Борис Хитёв отправил очередное письмо жене: «Наконец-то выбрал время тебе написать более подробно. С 15 по 19 мы всё время были в наступательных боях… Поставленную задачу выполнили… Лично мне пришлось много поработать, но ничего, всё обошлось благополучно и в дальнейшем, надеюсь, будет таким». Корпус, в штабе которого отвечал за связь Б. Хитёв, как раз готовился форсировать Днепр…

Но это стало его последними строками, написанными для своей Муси: в сентябре 1943 года в Белово, пришло письмо от друг Бориса — парторг управления корпуса И. Д. Демьянов с соболезнованиями. Гвардии капитан Хитёв, выполняя боевой приказ, смог под бомбёжкой доставить приказ командиру дивизии — и уже после этого погиб от очередной бомбы. Похоронили офицера в селе Гайворон Бахмачского района Черниговской области.

«Слава о Вашем муже, как о герое, войдёт в историю борьбы нашего народа. Мария Григорьевна, воспитывайте своего ребёнка таким же преданным своей Родине, как и отец — Борис Никитович Хитёв», — это тёплое письмо пришло вдове от командира корпуса генерала И. М. Афонина. А сыну Володе Хитёву в те дни не было ещё и двух месяцев…

Достойная память

Многие годы прошли после войны. Мария Григорьевна после войны вернулась в Подмосковье, поселилась в Апрелевке — в Коломне слишком многое напоминало ей о Борисе, да и патефонного завода там больше не было: предприятие так и осталось в Белове, дав начало заводу «Кузбассрадио». Закончила Мария Цвигун свою трудовую карьеру директором Апрелевского завода грампластинок и почётным гражданином Наро-Фоминского района, в котором её супруг в годы войны принял боевое крещение.

Мария Григорьевна и Владимир не раз ездили в село Гайворон на могилу мужа и отца.

село Гайворон

Возлагали они цветы и к бюсту Бориса Никитовича Хитёва в Мемориальном парке г. Коломна.

Память Бориса Хитёва оберегается не только в подмосковной Коломне и украинском Гайвороне, но и на его заводе.

алея героев

Уже после Нового года, видя неподдельный интерес беловчан к этой героической истории, совет ветеранов предприятия во главе с Любовью Акимовой вышел с инициативой: накануне празднования 75-й годовщины Победы установить на заводе памятную доску в честь героя. Директор «Кузбассрадио» Виктор Шолохов пошёл навстречу просьбе общественников и выделил финансирование.

И как недавно стало известно «БВ», мемориал уже спроектирован, а откроется доска на 9 Мая — на административном корпусе завода. Так что имена заводчан, погибших в боях за Родину, точно не будут забыты!

памятная доска

Выполнено: 08.05.2020. Открытие после самоизоляции.

Автор: Олег БЫКОВ.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник