Не в бриллиантах счастье, а в любви. Михаил Сергеевич и Галина Гавриловна НИКОЛАЕВЫ.

Михаил Сергеевич и Галина Гавриловна НИКОЛАЕВЫ.

6 декабря Михаил Сергеевич и Галина Гавриловна НИКОЛАЕВЫ отмечают юбилей — 60 лет совместной жизни. Неспроста эта дата называется «бриллиантовая свадьба». Именно этот драгоценный камень считается самым прочным в мире.

У бриллиантовых молодоженов на двоих 75 лет трудового стажа на одном предприятии — шахте «Чертинская». Собственно, если разбираться — «Чертинка» когда-то и свела двух разных людей из разных городов. Во всяком случае, отправную точку для начала совместной жизни судьба им назначила в Белове.

Накануне торжества автор этих строк побывала в гостях у замечательной пары. Несмотря на их почтенные 85 лет на каждого, Галина Гавриловна встретила нас в элегантной голубой блузе, на шее — тонкая нитка жемчуга, на руках — маникюр. Бросилась в глаза бравая выправка Михаила Сергеевича. И правда, молодожены! В преддверии их бриллиантовой свадьбы говорили мы о любви. О любви к семье, родным и близким, к своей профессии.

Шахту я полюбил в Белове

— В родительской семье в Анжеро-Судженске нас было трое детей, я — средний, — рассказывает Михаил Сергеевич. — Мама, Федосья Осиповна, была домработница, отец, Сергей Николаевич, работал в городском финансовом отделе (ГорФО). В горняки пошел потому, что мы жили бедно, а горный техникум был рядом с нашим домом, и там платили стипендию хорошую, больше, чем в других техникумах. Чтобы ее получать, нужно было отлично учиться, к этому я относился серьезно и с интересом. А вот сама шахта, когда впервые увидел ее, мне не понравилась. Это было на практике в Анжерке, на очень старой шахте «9/15» (ее давно уже нет): везде была грязь — и на поверхности, и в шахте. Из техникума вышел с профессией «Горный техник-эксплуатационник», меня направили в Белово на «Чертинскую». Помню, как впервые увидел предприятие и поразился: все чисто, аккуратно, слаженно, мне все понравилось, а, спустя еще немного времени я влюбился в «Чертинку». Начинал работать проходчиком, потом мастером ОТК, затем горным мастером на участке вентиляции, еще мастером на ремонтно-восстановительном участке.

Вещий сон

— Мы с родителями жили в Ленинске-Кузнецком, там же окончила горный техникум, училась в планово-экономическом отделении, — вступает в разговор Галина Гавриловна. — Нас у родителей тоже было трое, у меня два брата, я средняя. Меня в этот техникум отправила мама, Нина Прокопьевна Верховская.

Сначала после десятого класса я поехала в Новосибирск поступать в сельскохозяйственный институт, хорошо сдала экзамены. И вроде бы, новость хорошая, но особо она никого из родных не обрадовала. Мама очень переживала за меня, мол, закончу сельхоз и буду ездить по полям на лошади, ходить в сапогах и фуфайке, в любую погоду на улице — разве это занятие для девушки? Мама через знакомую попросила, чтобы та помогла меня устроить в техникум. Меня записали, и родные вздохнули с облегчением. Время такое было, что отпускать меня в Новосибирск не было финансовой возможности. Мама работала в школе учителем начальных классов, мало получала. Отец, Гавриил Николаевич Верховский, с войны пришел очень больной после контузии и ранений, работал в горисполкоме. Денег было мало, а родители хотели для меня более обеспеченной жизни. Тогда на шахтах получали гораздо больше, чем в других организациях. Училась я хорошо.

После окончания техникума приехала на «Чертинскую». Мне сказали, что получать я буду 66 рублей, мне это показалось мало — мои знакомые получали по 80 рублей. И я попросила, чтобы меня послали куда-нибудь в другое место. Мне предложили Бачатский разрез, я отправилась туда.

Когда приехала на станцию Бочаты, там нужно было посидеть, подождать. Я так намучилась в дороге, что уснула прямо на лавочке, положив голову на чемодан. Да так хорошо спалось, что даже сон увидела. Увиденное перевернуло всю мою жизнь… А на тот момент, проснувшись, я встала и вернулась на «Чертинку». Сердце мне подсказало, что я должна находиться там.

Это счастье — быть родителями

Мы сидим в гостиной, перебираем старые фотографии, супруги с удовольствием вспоминают историю своей любви. От приятных воспоминаний они даже помолодели.

— Я увидел ее первым, — улыбаясь, говорит Михаил Сергеевич. — Я приехал в 1957 году в Белово, меня поселили в общежитие, а в соседней комнате, как потом выяснилось, жила моя Галя. Когда я заселялся, она была на колхозных работах. Как сейчас помню: сижу в фойе на диване, она выходит из комнаты, и я сразу для себя отметил, что она не такая, как все. И лицо, и походка, и платье — все в ней было особенным! Понравилась сразу. В комнате у нас часто были танцы под пластинку, начал ее приглашать, ухаживать.

— На самом деле я своего Мишу увидела гораздо раньше, чем он меня, — кокетливо повела плечиком Галина Гавриловна. Она так удивительно произносит имя мужа: чуть растягивая первый слог, от этого получается особенно ласково.

— Но вы ведь были в колхозе, когда его заселили в общежитие?

— Помните, я рассказывала, что уснула на станции? Во сне вижу, будто я сижу за какой-то стойкой типа как в сберкассе, за маленьким застекленным окошечком. С той стороны подходит парень в горняцкой форме, черненький, красивый и так внимательно молча смотрит на меня. Только успела его рассмотреть, как проснулась. И первая мысль — мне нужно вернуться на «Чертинскую». Сама себе тогда ничего объяснить не смогла, но приехала на шахту и устроилась в плановый отдел. Когда в 1957 году выхожу из комнаты и вижу, что на диване сидит парень, я оторопела и остановилась, думаю, где же я его видела? А это мой Миша был!

— Значит, это была взаимная любовь с первого взгляда?

— Тогда я любила совсем другого парня. Костю. Между нами ничего не было — он любил только свою маму и во всем ее слушал, мама ему в итоге нашла невесту.

— Я, в отличие от всех, сразу знал, что Галя будет моей, и действовал, — рассказ жены продолжает Михаил Сергеевич. Кстати, они так и разговаривают — начинает говорить один, подхватывает и завершает фразу другой. В итоге складывается ощущение, что говоришь не с двумя, а с одним человеком. По сути так и есть, за 60 лет Николаевы сроднились. — Свадьба у нас была в общежитии, — продолжает вспоминать Михаил Сергеевич. — Мы тогда были бедные, обручальных колец сразу не было, да и жили мы несколько месяцев в разных комнатах. В общем, тогда медового месяца у нас не было. Поэтому всю жизнь я очень старался, чтобы затем у нас медовый месяц продолжался всю жизнь.

— Я, бывает, что-то только подумаю и скажу мужу, мол, надо бы вот это сделать, было бы хорошо. С работы прихожу — уже все сделано. До чего же мне это было удивительно! — восклицает Галина Гавриловна. — Он очень у меня терпеливый, спокойный. Нас все время спрашивали, как так, вы живете и не ругаетесь? Отвечала, что и сама этому удивляюсь.

— Да ругались мы, — мягко поправляет Михаил Сергеевич. — Минут на десять, не больше. Затем Галя подойдет и ласково так скажет: «Обедать пойдем?» или попросит что-нибудь сделать. Я всегда откликался. Не по-мужски таить обиду на какие-то вспышки. За все годы нашей жизни тяжелого времени не могу вспомнить. Мы всегда жили нормально. Мы не пили, не курили, по сторонам не смотрели, все в семью. А когда в 1961 году родилась дочь Марина, мы узнали, что есть на свете самое большое счастье — быть родителями. Растили дочку, были рядом, когда она взрослела. Теперь она живет в Новокузнецке, заведует детской поликлиникой. Есть тридцатилетний внук Михаил, он тоже врач, рентгенолог. Сейчас он на стажировке в Японии. Надеемся и правнуков на руках подержать.

Кто в доме хозяин?

На этот мой вопрос Николаевы, переглянувшись, ответили: «любовь». Когда в семье царит любовь, никто не борется за пальму первенства, все делается сообща.

— Я горжусь своим мужем, — признается Галина Гавриловна. — Никогда не сторонилась домашней работы. Мне приятно заботиться о Мише, о семье. Наверное, поэтому мы, женщины, и являемся хранительницами домашнего очага. Ведь любовь к мужу можно выразить в заботе о нем.

Семейный альбом

На большинстве снимков в семейном альбоме Николаевых нет Михаила Сергеевича. Причина простая: он сам фотографировал своих любимых девчонок. На страницах альбома есть и совсем старинные снимки родных Галины Гавриловны. К сожалению, ни снимков, ни сведений о дедушке и бабушке у Михаила Сергеевича нет. Время тогда было такое, что люди были осторожны и много о себе не рассказывали.

…Вот фото мамы Галины Гавриловны. На снимке Нина Прокопьевна Верховская (в девичестве Железная) совсем еще молодая. Под стать ей и отец — Гавриил Николаевич Верховский. Есть фото дедушки Прокопия, а вот снимка бабушки, Татьяны Васильевны Железновой, — нет.

— Родители жили на Дальнем Востоке, там занимались сельским хозяйством, это уже потом мы переехали в Ленинск-Кузнецкий, — рассказывает Галина Гавриловна. — Они были Железные, а когда в Сибирь переехали, то стали Железновы. Фамилия изменилась, потому что укрывались от политических преследований. Мой прадед был священником.

Под конец разговора Галина Гавриловна заметно устала, но крепилась. В ее положении принимать гостей — дело трудное, Галина Гавриловна страдает от болезни Паркинсона. В этом году прибавилась еще напасть — сломала бедро. Но держится она молодцом, как и Михаил Сергеевич, который перенес два инфаркта и операцию на сердце.

И напоследок

А потом мы пили чай из настоящего старинного ленинградского фарфора. Есть в семье Николаевых такой вот семейных сервиз для торжественных случаев. Галина Гавриловна сама испекла восхитительно вкусный лимонный пирог, душевно угостила всю редакцию, упаковав выпечку с собой в дорогу. Уезжала с чувством, что погостила у родных людей, настолько Николаевы светлые люди. Их любви хватает не только друг для друга, но и для окружающих.

Автор: Александра Луговая. Фото Вячеслава Светличного.

поздравляем

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник