55 лет назад мир потряс Карибский кризис («Октябрьский» — для кубинцев, «Кубинский ракетный» — для американцев).

  •  
  • Автор: 
  •  Статьи
  • 31
  •  

В 1962 ГОДУ АТОМНЫЙ УДАРНЫЙ АВИАНОСЕЦ «ЭНТЕРПРАЙЗ» ПОЛУЧИЛ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ ВО ВРЕМЯ МОРСКОЙ БЛОКАДЫ КУБЫ. ТОГДА У ПРЕЗИДЕНТА США Д. КЕННЕДИ ХВАТИЛО УМА ОТМЕНИТЬ СВОЕ РЕШЕНИЕ БОМБИТЬ СОВЕТСКИЕ РАКЕТНЫЕ БАЗЫ НА ОСТРОВЕ, ЧТО МОГЛО ПРИВЕСТИ К ЯДЕРНОЙ КАТАСТРОФЕ / ФОТО ТАСС

Карибский кризис

55 лет назад мир потряс Карибский кризис («Октябрьский» — для кубинцев, «Кубинский ракетный» — для американцев). Вспомнить его причины и уроки заставляет не только круглая дата, но и сегодняшняя чрезвычайно острая политическая, дипломатическая и информационная конфронтация между Москвой и Вашингтоном…

ЗАКОНОМЕРНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Мир в октябрьские дни 1962 года подошел к крайней черте ядерного противостояния двух супердержав — СССР и США. В ответ на размещение Соединенными Штатами годом ранее ядерного оружия в Турции Советский Союз ответил переброской и дислокацией на Кубе своих военных частей, техники и вооружения… Но был ли случаен Карибский кризис?

«Карибский кризис не был случайностью, это был закономерный результат холодной войны. До него СССР и США раз за разом продвигались к прямой конфронтации, -констатирует руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова (ИМЭМО РАН), академик Алексей Арбатов. — Ему предшествовали Суэцкий кризис в 1957-м и Берлинский кризис в 1961-м. А уже в 1962-м мы подошли к грани вооруженного конфликта и ядерной войны, которую избежали чудом.

Виновником этого в российском политическом дискурсе нередко называют СССР и Никиту Хрущева. Это не так. Непосредственной причиной послужили действия Хрущева, но предпосылки тому крылись в политике и США, и Советского Союза. К ним надо отнести противостояние в Европе, гонку вооружений, размещение американских ракет средней дальности в Турции и в Европе. И самое главное — огромная программа наращивания стратегических вооружений, начатая в США с избранием президента Джона Кеннеди. Всего за шесть лет, с 1961 по 1967 год, американские силы ракетного наземного и морского базирования выросли в сорок раз! Видя мощное наращивание вооружений со стороны Вашингтона, Хрущев понимал, что Советский Союз очень сильно отстает и поэтому уязвим. Сам-то он не обманывался блефом, что наша страна опережает США и лепит ракеты, как сосиски. Отсюда попытка хотя бы на время уменьшить отставание за счет переброски ракет средней дальности на Кубу, откуда они доставали до Соединенных Штатов и таким образом получали стратегический потенциал. Уточню, что непосредственно действия Хрущева послужили триггером кризиса, но предпосылки для него возникли не в октябре 1962 года, а гораздо раньше…»

Как сегодня оценивать этот шаг Кремля? Рисковал ли он и насколько, ставя целью убрать американские ракеты «Юпитер» и «Тор» из Турции и Великобритании? Теперь видно, что риск был большой, но политическая цель была достигнута. Значит, решение было правильным? Алексей Арбатов не согласен с такой постановкой вопроса. «Цель убрать эти ракеты Хрущев перед собой не ставил, когда перебрасывал советские ракеты на Кубу, -считает он. — Цель была замедлить или уменьшить отставание нашей страны в ситуации американского стратегического ядерного превосходства. А когда разразился кризис, то обе стороны поняли, что подошли к крайней черте, и срочно начали искать пути выхода из противостояния без потери лица».

ЦЕЛЬ ДОСТИГНУТА: РАКЕТЫ УБРАНЫ

Далее события развивались следующим образом. «Хрущев сказал: я уберу ракеты с Кубы, а вы уберете ракеты из Турции и Великобритании, — продолжает Алексей Арбатов. — Хотя никакой такой цели первоначально им не ставилось. Кеннеди отказался от этой сделки. Он дал понять Кремлю, что в любом случае такие ракеты планируется убрать. Они стали не нужны США, которые уже во много раз увеличили свои стратегические ракетные силы».

Формально Джон Кеннеди никаких заверений не дал, однако пообещал не предпринимать акции по свержению режима на Кубе.

Хрущев за это обещание ухватился, напоминает Алексей Арбатов. Ладно, раз вы на Кубу не будете нападать, мы выводим, как тогда было сказано, системы оружия, которые вы называете ядерными силами. Формально Москва в 1961 году так и не признала, что разместила там ракеты средней дальности (РСД) и тактическое ядерное вооружение. Это позволило выйти из кризиса, не потеряв лицо. Джон Кеннеди специально собрал весь свой кабинет и прессу и сказал: «Я запрещаю по этому поводу публично праздновать победу, унижать Хрущева и говорить, что он отступил». Это был равноправный компромисс.

Столь острого кризиса в последующие несколько десятилетий уже не возникало. Выводы, по крайней мере его участниками, были сделаны.

С этого начался второй этап холодной войны. Две сверхдержавы уже держались подальше друг от друга, выработали негласные правила игры и, что не менее важно, начали серьезные переговоры по ограничению ядерных вооружений.

ХРУЩЕВА РУГАТЬ НЕ СТОИТ

Военный эксперт Анатолий Цыганок недавно выпустил книгу «Война в Сирии и ее последствия для Ближнего Востока, Кавказа и Центральной Азии. Русский взгляд». В ней он проводит параллель между двумя операциями Генерального штаба: в период Карибского кризиса и во время отправки в 2015 году военной техники и личного состава Воздушно-космических сил России в Сирию. В обеих случаях была использована схема скрытного развертывания контингента военнослужащих. В 1962 году она заняла четыре месяца, на этот раз — три. Здесь видно прямое влияние уроков, вынесенных из Карибского кризиса. «НАТО и Соединенные Штаты очень удивились, когда однажды израильская разведка обнаружила наше военное присутствие в Сирии, — подчеркивает Анатолий Цыганок. — Вторым неожиданным моментом стало испытание российскими ВКС ракетного оружия. Американцы испытали шок, когда российская крылатая ракета полетела с Каспийского моря. И еще один — когда в Средиземном море оказалась наша подводная лодка». Сейчас наша страна, констатирует эксперт, обладает возможностями противодействовать военной машине США.

Но насколько сегодня реальна угроза военного столкновения? Политологи с сожалением отмечают, что она гораздо более реальна, чем в любое время с середины 1980-х годов, хотя и менее возможна, нежели в самые горячие дни Карибского кризиса. Эта угроза требует поиска оптимальных решений, без политических издержек для каждой стороны. Пройдемте по рейтингу острых проблем и прямо спросим себя, каких уступок от нас хотят в Вашингтоне. Отказаться от Крыма, прекратить политическую поддержку Донбасса, оставить на произвол судьбы ситуацию в Сирии?

Война в Сирии

МАЙ 2017 ГОДА. ЧЕРЕЗ 55 ЛЕТ ПОСЛЕ КАРИБСКОГО КРИЗИСА АМЕРИКАНСКИЙ АВИАНОСЕЦ «КАРЛ ВИНСОН» УГРОЖАЕТ СУВЕРЕННОМУ ГОСУДАРСТВУ — СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ. А ПРЕЗИДЕНТ США Д. ТРАМП С ТРИБУНЫ ООН ОБЕЩАЕТ ЕЕ УНИЧТОЖИТЬ. И СНОВА МИР ЗАТАИЛ ДЫХАНИЕ. ИСТОРИЯ НИЧЕМУ НЕ НАУЧИЛА? / ФОТО REUTERS

НАДО ИСКАТЬ КОМПРОМИССЫ

«Это было бы фронтальное отступление, — рассуждает Алексей Арбатов. — Никто этого не предлагает, а сам Путин никогда на это не пойдет. Но искать компромиссы можно.

И последний пример тому — сентябрьское предложение Президента России начать, наконец, реализовывать на деле, а не на словах Минский процесс. Ввести миротворческие силы ООН в коридор между Донбассом и остальной Украиной и осуществить первые два пункта Минских соглашений — прекращение огня и отвод боевой техники. А вслед за этим все остальные пункты. Такой компромисс не является отступлением ни одной из сторон. Это разумный способ приступить к разматыванию этого клубка противоречий».

Другой проблемный момент — Сирия. Здесь от российского Правительства постоянно поступают мирные инициативы, направленные на урегулирование ситуации. Например, согласиться на то, что уход Башара Асада не является предварительным условием восстановления мира. Кремль считает, что этот вопрос должен решаться в ходе мирного процесса в Сирии. А до тех пор следует координировать боевые действия обеих коалиций, действующих против ИГ, запрещенного в России, — коалиции во главе с США и коалиции Сирии, России, Ирана и Ирака.

Еще проблема — Северная Корея. Администрация Трампа выражала недовольство тем, что Россия наращивала торговлю с КНДР. Это-де ставит под удар политику США по оказанию давления на Пхеньян, осуществляющий свою ракетно-ядерную программу. «Мы вето на последнюю резолюцию Совбеза ООН о санкциях на Северную Корею не наложили, потому что американцы смягчили ее текст. Это поддержка санкций в более мягкой форме», — поясняет Алексей Арбатов.

Наша страна предлагает путь дипломатии, который обоснован и представляет собой путь поэтапных шагов. На первом этапе — договориться с КНДР о моратории на ядерные испытания, а с другой — облегчить часть принятых санкций. Потом — мораторий на испытание баллистических ракет большой дальности. И дополнительное снятие санкций.

НЕ УГРОЗЫ, А ПУТЬ ДИПЛОМАТИИ

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли заявила, что Совбез исчерпал возможности сдерживания Северной Кореи и не исключила, что Белому дому для решения проблемы придется обратиться к Пентагону. Эту реакцию член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Алексей Пушков в своем «Твиттере» прокомментировал риторическим вопросом: «Истерики Хейли в ООН, угрозы начать войну против КНДР без осмысления последствий — признак тупика, в который зашли США. О цене войны там думают?»

Иногда кажется, что нет. Иначе как толковать августовское заявление Дональда Трампа о том, что Вашингтон ответит Северной Корее «огнем и яростью» в случае, если ее действия будут угрожать Америке, напоминает Анатолий Цыганок: «Это явно неудачное высказывание не напугало корейцев, но озабоченность вызвало».

Несмотря на сложную ситуацию, эксперты сходятся в том, что повторения Карибского кризиса не случится.

НАШ ЩИТ — СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ЯДЕРНЫЙ ПАРИТЕТ

Возможно, не все обратили внимание на недавнюю инициативу президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который предложил легализовать де-юре статус десяти ядерных (сегодня их формально пять) стран, которые уже обладают де-факто ядерным оружием. В этом случае, предполагает Анатолий Цыганок, Северная Корея могла бы подписать соответствующие договоренности.

Объяснять глубину сегодняшнего обострения отношений между Москвой и Вашингтоном экономической слабостью России не стоит. По мнению Алексея Арбатова, объективное соотношение сил США и нашей страны в 1962 году и теперь очень трудно сравнивать. Бесспорно одно: сейчас существует абсолютно надежный и гарантированный стратегический ядерный паритет. Обе стороны понимают, что первый удар будет абсолютно самоубийственным для каждой из них. Есть огромный пакет договоров и соглашений, заключенных в этой сфере. И, подчеркивает он, у нас сейчас с США, по сравнению с тем периодом, столкновение текущего характера, не стратегическое столкновение.