«Враг народа», депутат, орденоносец…

Алексей Борисович МИХООтметил свой 80-летний юбилей Алексей Борисович Михо — ветеран шахт «Чертинская 2.3», «Чертинская-1» и участник общественного движения «Ветераны комсомола» города Белово.

В судьбе Алексея Борисовича как в зеркале отражена огромная историческая эпоха нашей страны. Его предки — болгары — после войны с турками получили от Екатерины II разрешение на проживание в Крыму. В 30-е годы вся семья трудилась в колхозе, отец был стахановцем, работал конюхом, брат матери — председателем колхоза. А потом началось переселение «малых народов» с их исторической Родины. Семья Михо была репрессирована, и после долгих мытарств, в 1947 году, дед, бабушка и мать с детьми оказались в Сиб-Лаговском посёлке Каменушка под Анжеро-Судженском, куда в 1942 году из действующей армии отправили и отца. Это была зона для «врагов народа», «неблагонадёжных элементов», состоящих под особым контролем со стороны «органов». Школа находилась в 13 километрах от дома, и Алексей Борисович ежедневно ходил в оба конца через просеку, зимой в мороз, весной и осенью — по бездорожью. Помнит голод, скудный паек, суровый сибирский климат. Летом спасала тайга: собирал колбу, ягоды, грибы, косил и сгребал траву… Но самым главным для него была школа.

— В 9-м классе я вступил в комсомол, выполнял все задания, был членом учкома, в школьном оркестре выучился игре на балалайке. В школе я скрывал, что состою под надзором, было стыдно. Да и какой я «враг народа»! Мне было 9 лет, когда мне дали такое позорное звание, а что я в этом понимал? Мой отец воевал, дядя был капитан 2 ранга, а я ежедневно отмечался в комендатуре. Это клеймо испортило всю мою жизнь: после школы хотел стать металлургом. Но директор школы Музычев заставил поставить мне за сочинение «4», хотя я учился лучше всех и надеялся на золотую медаль. А потом 15 раз ездил в Яю за разрешением выехать в Сталинск (ныне Новокузнецк) для поступления в СМИ. Экзамены сдал легко, набрал 29 баллов при проходном 24, но в списках себя не нашёл — не приняли как неблагонадёжного. Год проучился в Анжеро-Судженском горном техникуме. Когда пришло время идти в армию, то и туда не взяли, не доверили служить Родине! Поэтому я не был в армии и не получил высшее образование.

Техникум закончил на «отлично», предлагали учиться в Ленинграде, но я побоялся, что снова не пустят… Когда получил направление на Беловский рудник, попросился на шахту. Оказалась шахта «Чертинская 2.3». Посёлок Черта мне сразу понравился: зелёный, красивый, а каким был ДК «Горняк», сколько было молодёжи! 50% парней работало на шахте, в большинстве своём комсомольцы. Не все верили в молодёжь, а я верил, поэтому создавали на шахте комсомольско-молодёжные бригады и звенья, и они достигали больших ре­зультатов в работе. Я возглавлял производственно-массовый сектор на общественных началах, потому что главнее для меня была производственная деятельность. Сколько же интересных и полезных дел совершили комсомольцы-шахтёры: проводили субботники и воскресники по благоустройству и озеленению посёлка, организовывали рейды народных дружин и помогали милиции в охране правопорядка, участвовали в худо­жественной самодеятельности, работали в загородном лагере для трудных подростков «Дзержинец», в подшефных классах, ежегодно заливали каток на стадионе, проводили летние и зимние спартакиады, устраивали комсомольские свадьбы. Пели патриотические песни: «Тачанка», «Орлёнок», «Катюша», «Шёл отряд по берегу». Любили танцевать вальс, падеспань, падеграс. Самое главное — добивались высоких результатов в труде.

Я работал горным мастером, начальником участка, 10 лет — председателем шахткома профсоюза, дважды избирался депутатом городского Совета народных депутатов, был участником ВДНХ, делегатом Беловской городской партийной конференции. За свою работу имею медали: «60 лет Кемеровской области», «Победитель соцсоревнования СССР», «За коммунистическое воспитание молодёжи», «90 лет Ленинского комсомола», знак «Шахтёрская слава» 2 и 3 степени, золотой знак Углесовпрофа, «50 лет Дню шахтёра», «65 лет Дню шахтёра» и другие. Моими воспитанниками и друзьями по жизни стали замечательные вожаки-комсомольцы Александр Кириченко, Павел Лисин, Эдуард Свентицкий, Виктор Крохин, Николай Толстов, Анатолий Новиков и многие другие.

Надо работать с сегодняшней молодёжью, чтобы в ней было больше чести и достоинства, чтобы новое поколение оставило много хороших дел. Я часто встречаюсь с ребятами в школе № 38, в загородном лагере «Дельфин», в музее «Шахтёрская слава».

Люблю петь, играть на баяне и в шахматы. Вместе с супругой Марией Георгиевной работаем на садовом участке. У нас прекрасная семья: двое сыновей, невестки, трое внуков и внучка. Всех любим и всеми гордимся.


Родник жизни Алексея Михо

Полвека трудовой жизни Алексей Борисович Михо отдал шахте «Чертинская-Коксовая», ставшей для него единственным местом работы. Он давно — на заслуженном отдыхе, но беспокойная натура не дает ему сидеть сложа руки. Алексей Борисович активно участвует в ветеранском движении, находит время для творчества: пишет стихи, шахтерские байки.

Трудовая карьера Алексея Михо в угольной отрасли насчитывает без малого 47 лет. За это время он прошёл путь от забойщика до начальника участка. Под его руководством коллектив постоянно выполнял годовые планы по добыче угля, а внедрённые Алексеем Борисовичем передовые технологии облегчали труд горняков.

Алексей Борисович всегда отличался неравнодушным отношением к делу. В советские годы дважды избирался депутатом городского Совета. В это время по его инициативе был построен железобетонный мост через реку Бачаты, между улицами Канаш и Каспийской, что позволило проезжать автомобильному транспорту и «скорой помощи». Будучи председателем профсоюзного комитета, Алексей Борисович взялся за расширение детского лагеря отдыха «Спутник».

За 47 лет А. Б. Михо прошел путь от горного мастера до заместителя главного инженера, некоторое время работал заместителем директора по быту.

Наград у Алексея Борисовича немало, среди них медали «Ветеран труда», «100 лет профсоюзам России», «60 лет Дню Шахтёра», знаки «Победитель соцсоревнований», «50 лет СССР», «50 лет Дню Шахтёра».

Успешное продвижение по службе, в общественной работе у Алексея Борисовича произошло вопреки его жизненным обстоятельствам.

Один тот факт, что он родился в 1935 году и его детские годы выпали на военные, говорит о многом. А в 1944, когда ему было 9 лет, его семья подверглась новому испытанию — была выселена из-за болгарского происхождения из Крымской станицы.

Несмотря на отличную учебу в школе, из-за статуса «спецпереселенца» ему не дали золотую медаль.

Он грезил факультетом электрометаллургии и ферросплавов Сибирского металлургического института в Новокузнецке. Не приняли сюда даже с 29 баллами при проходных 24-х.

Алексей вернулся в Анжеро-Судженск, где закончил школу, и поступил в горный техникум. На единственном в его жизни месте работе — шахте «Чертинская-Коксовая» — его технический талант прорывался новаторскими предложениями, самостоятельной разработкой сложных проектов.

И на пенсии, несмотря на возраст, он старается не поддаваться хвори. В его темных глазах до сих пор играют лукавые искорки. Живой, общительный, открытый, А. Б. Михо — активный участник во всех мероприятиях ветеранской организации шахты. Являясь членом общественной организации «Шахтёрская честь», он встречается со школьниками и студентами, рассказывает о прекрасной, но сложной профессии горняка.

На досуге играет в шахматы, пишет стихи и рассказы о ситуациях, случившихся с ним или с его товарищами в шахте.

Особый колорит им придает жизненная правдивость и особый шахтерский юмор. Несколько лет назад он издал сборник стихов «Родник мыслей», куда вошли его поэтические произведения.

Газ «сметан» (из творчества А.Б. Михо)

В 1965 году главный инженер шахты Лебеденко Михаил Михайлович был председателем комиссии, проверял знания перекрепщиков, которые работали на внутришахтном транспорте. Один из рабочих, казах по национальности, отвечал на его вопросы. Главный инженер взял в руки выпиленную чурочку из березы и спросил.

— Ну, товарищ Байсал, чем вы крепите выработки?

Байсал ответил:

— Деревом!

— Так скажи мне, дорогой, что я держу в руках?

Байсал, не мешкая, глядя на чурочку, ответил:

— Это, главный инженер, липа.

На что М. М. Лебеденко с сарказмом ему сказал:

— Да, это совершенно липа! Ну, хотя бы расскажи, товарищ Байсал, что такое метан.

Байсал бойко отвечал:

— Ой, товарищ главный инженер! Это такой белий, вкусный, сам кюшал! Этот сметан я постоянно кюшаю дома и так мне нравится!

Тогда главный инженер говорит ему:

— Да это же опасный, это очень опасный газ для шахтеров!

На что Байсал тут же парировал:

— Да что ви, товарищ главный инженер, это же белий сметан! Что ви, ни разу не кюшали?

Кто был в комиссии, все захохотали, а Байсал стоял в недоумении и что-то бубнил на своем казахском языке. Видимо, ругался, что они не знают вкус «сметан».

Эта статья публиковалась в корпоративной газете ОАО «Белон» «Новые горизонты».

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник