Лебедь Валентина Михайловна


Валентина Михайловна Лебедь

Лебедь Валентина Михайловна

Родилась в 1934 году. Окончила Новокузнецкий пединститут. Стаж работы в школе 42 года.

Награждена медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда».

Почетные звания: «Отличник народного образования РСФСР» (присвоено в 1977 году), «Отличник народного образования СССР» (в 1984 году), «Заслуженный учитель школы РСФСР», Указ от 6 июля 1988 года.

Валентина Михайловна Лебедь нашла свою дорогу в такой непростой жизни. Девочкой бегала она в школу N47 в Прокопьевске, которой руководил тогда прекрасный человек. Учитель, эвакуированный из блокадного Ленинграда, задолго до В. А. Сухомлинского создавший в сибирской глубинке свою «Школу радости».

И бывшая ученица Валентина Михайловна Бурягина — Лебедь продолжила дело своего педагога.

В шестом классе Валю назначили пионервожатой к малышам. Ребятишки ее любили и слушались, как старшую сестру. Может быть это и предопределило выбор. В 1952 году, окончив школу, Валентина стала студенткой первого курса Сталинского (Новокузнецкого) педагогического института историко-филологического факультета. После окончания вуза ей как комсомольской активистке предложили работу в Орджоникйдзевском райкоме ВЛКСМ. Но молодой педагог по распределению была направлена в Краснобродский поселок. Ее назначили завучем.

Помня о своей школе, она и сама старалась организовать интересные мероприятия для детей, о которых теперь, по прошествии лет, ее ученики вспоминают как о лучшем времени жизни. Как-то при встрече один из них, тоже ставший впоследствии педагогом -Альберт Николаевич Точилов, вспоминал;. «Валентина Михайловна, мы с таким нетерпением ждали ваших школьных вечеров…».

А потом встретила Валентина хорошего человека — Михаила Федотовича Лебедя. Вышла за него замуж. Обаятельный и интеллигентный, он для нее самый лучший и сейчас.

В 1961 году молодая семья переехала в Колмогоры, поселилась в двухкомнатной квартире самого первого в микрорайоне четырехэтажного дома и живет в ней до сих пор.

Судьба каждого человека интересна по-своему, и о Валентине Лебедь можно написать очень много интересного. Но мы остановимся на том отрезке времени из ее жизни, а это ни мало ни много — 25 лет, который посвятила эта женщина работе с детьми, отстающими в развитии, в школе-интернате N36, где она была директором.

В разговоре с одной из ее бывших сотрудниц прозвучало: — Валентина Михайловна ни на кого не кричала, но если уж что-то скажет — так должно и быть. Почему-то просто хотелось выполнять все ее задумки, а их было немало. Я бы сказала, что таких мероприятий, какие проводились у нас, наверное, не проводилось даже в самых лучших школах. То, что Валентина Михайловна получила в наследство от своего предшественника, производило, как бы это помягче сказать, удручающее впечатление.

Что сразу бросалось в глаза, так это равнодушие, работа спустя рукава. Дети запущены. Одеты, как в сиротском приюте. Помещения мрачные. А ведь они были и так обездоленными, обиженными судьбой ребятишками. Начала В. М. Лебедь с коллектива. Те, кто чувствовал свою несостоятельность, в конце концов ушли сами. Остались только люди неравнодушные, живо сочувствующие своим маленьким питомцам, желающие даже самых безнадежных вывести полноценными людьми в большой мир.

Как-то в школу-интернат направили сразу двадцать пять детей-сирот. Это, конечно, было большим испытанием. Весь коллектив старался заменить им родных. Особенно отличилась повар, ее золотые руки из самых обычных продуктов готовили такое, что пальчики оближешь. Когда все домашние дети по выходным дням уезжали к родителям, для сирот готовила то, что можно покушать только дома, у хорошей хозяйки-матери. Учителя, воспитатели, как могли, пытались скрасить ребятишкам жизнь. А когда сирот перевели в другое учебное заведение, то многие из тех ребятишек убегали назад. Потом писали письма, делились своими маленькими радостями или просили совета. Особое место в 1 школе-интернате I отводилось трудовому воспитанию. Педагоги понимали, что именно умение выполнять конкретную работу как ни что другое пригодится их питомцам в жизни.

Дети принимали посильное участие в ремонте, в уборке урожая, оказывали помощь престарелым жителям микрорайона. В школьных мастерских шили постельное белье, одежду, обувь, принимали даже заказы от населения. Пытались посадить сад, но этот эксперимент ребятишкам не удался. Однако земля без пользы все равно не осталась, на ней стали выращивать картофель. Расширили и благоустроили пришкольный участок, построили площадку для летних игр. Лучших ребят возили с экскурсиями в Москву и Шушенское. Организовывали для них поездки в Кемерово, Новокузнецк и другие города Кузбасса, с посещением музеев, цирка, театра.

Трудновато было без собственной базы отдыха. И тогда Валентина Михайловна присмотрела брошенную дачу шахты «Пионерка». Городские власти помогли передать ее в собственность школы. Всем коллективом учителя, воспитатели, работники школы, дети трудились на благоустройстве своей базы отдыха. Впоследствии дети ежегодно отдыхали на этой даче, а кроме того многие из них лето проводили в пионерском лагере в бачатском бору.

Всякое случалось за время работы Валентины Михайловны в интернате, но она никогда не сдавалась трудностям и делала все, чтобы интернат стал похож на нормальный теплый дом. А дети в этом доме были, как уже говорилось, необычные, отвергнутые порой не только школой, но и семьей. Пришлось много учиться. Читать специальную литературу, ездить на курсы в Москву и Иркутск, общаться с авторами учебников и программ для подобных учебных заведений. Понемногу начало что-то получаться. И оказалось, что дети — олигофрены такие же, как и все другие. Они очень чувствительны к доброте и ласке. Чем больше им оказывалось внимания, тем сильнее они привязывались к человеку и смотрели на него преданными глазами.

Школа была маленькой, а детей все прибавлялось и прибавлялось. И здесь не хотели отставать от образовательных новинок, многое старались внедрить у себя. В частности, методику коллективных дел, когда все воспитанники задействованы в кружках по способностям и интересам. Однако в старом здании возможностей организовать досуг детей не было. Коридоры узкие, игровых комнат нет. Нужно было расширяться.

Валентина Михайловна решилась возводить пристройку к основному зданию. До этого о строительстве и всех его сложностях она знала понаслышке. Теперь все пришлось осваивать на практике. На четыре года Лебедь забыла о доме и семье.

Это было для нее серьезным испытанием. И все же преподаватели, воспитатели, сотрудники и даже дети эту двухэтажную пристройку осилили. Жить стало легче. Появились хорошие классы, два больших светлых коридора, актовый зал. Потом показалось и этого мало. Понадобились мастерские. Шахта «Инская» построила помещения и туда вывели столярную, обувную и штукатурно-малярную мастерские. Сразу же в интернате стало тише и чище. 3вуки циркулярной пилы уже никого не раздражали. А самое главное, дети теперь могли заниматься ремеслом и после уроков, появилась возможность организовать кружки, в которых стремились задействовать всех подопечных. Поверите ли, что в интернате N36 было до 15−18 кружков? Пусть даже в некоторые ходили всего по три человека. Но если ребенок, допустим, захотел научиться играть в шахматы, то ему создавали условия. Труд Валентины Михайловны и всего коллектива педагогов не остался незамеченным. Вскоре школа-интернат вышла на уровень лучших в области. На ее базе стали проводиться городские и областные семинары. Здесь учились, сюда приезжали за советом.

За время работы В. М. Лебедь на посту директора восемь сотрудников окончили дефектологические факультеты в Иркутском и Свердловском пединститутах. Постоянно совершенствовалось мастерство педагогического коллектива. В школе работало два заслуженных учителя, шесть отличников народного образования, а также педагоги, отмеченные областными и городскими грамотами.

Коллектив в своей работе использовал опыт лучших учителей страны: таких, как Аманошвили, Лысенкова, Занков и других. Рядом с директором всегда были единомышленники. Завучи И. Н. Сызганова, К. И. Химич, Т. И. Хромина. Они старались как можно эффективнее использовать достижения педагогической науки вдепе обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии.

Порой приходилось работать с очень запущенными детьми, в интернате не пытались отказываться от них, а старались их пролечить или повлиять другими какими-то методами.

Ведь не просто так коллектив школы N36 выпускал в большую жизнь своих питомцев. Мол, с глаз долой — из сердца вон. Еще два года после выпуска за каждым воспитанником наблюдали педагоги. Интересовались их трудоустройством, жизнью и помогали в трудную минуту.

К детской душе у Валентины Михайловны отношение трепетное. Боязнь не поранить ее было главным принципом ее работы.

Иногда в интернат поступали совершенно здоровые, но педагогически запущенные дети, с которыми не захотели работать педагоги обычных школ. И Валентина Михайловна обязательно отправляла их на психиатрическую экспертизу только затем, чтобы выяснить, есть ли отставание в умственном развитии или нет. Посудите сами, как потом нормальному человеку жить в обществе с диагнозом «олигофрения».

Если диагноз не подтверждался, она таких детей в школу не принимала. Поэтому и старалась присутствовать на каждой комиссии, определяющей степень отставания ребенка в умственном развитии. Опыт и знания помогали ей безошибочно определять, «ее"это ребенок или ребенок, способный обучаться в обычной школе.

Отработав в интернате N36 почти четверть века, Валентина Михайловна Лебедь вышла на пенсию. Но и сейчас ее трудно застать дома. Бывшие работники бюджетной сферы избрали ее председателем совета ветеранов поселка Грамотеино.

И снова беспокойный неравнодушный человек что-то выдумывает, добивается того, чтобы ветераны не чувствовали себя оторванными от жизни. Автору этих строк пришлось побывать на одном из проводимых ими вечеров, они встречались с беловскими самодеятельными поэтами в помещении филиала городской библиотеки.

Теплая дружеская атмосфера, хорошая народная и классическая музыка, стихи — все это располагало к непринужденному, по-настоящему эстетическому общению. Светлое чувство душевной теплоты, что было привито в детстве, осталось у Валентины Михайловны Лебедь на всю жизнь. А самое главное — это тепло всегда ощущают люди, живущие работающие рядом с ней.