Чертинская-Южная. Лазарев Сергей Тихонович.

Лазарев Сергей Тихонович

В шестидесятые-семидесятые годы «Чертинская-Южная» гремела в ряду наиболее именитых шахт страны. Шло уверенное освоение Чертинского меторождения, которое берёт начало ещё в 1930-х годах, когда на будущем горном отводе будущей «Чертинской-Южной» колхозники сельхозартели им. Ильича заложили свои первые угольные штольни. Перед войной тут промышляли две маленькие артели на конной тяге, добравшиеся до пятого пласта.

С тех лет, к слову, берёт начало и посёлочек Майка, в котором в годы войны обосновались геологи, получившие задание разведать поле для большой шахты,

— Родине требовался коксующийся уголь. Очередь же до настоящего строительства дошла лишь в 1945-м, и с победой она не была отложена. Наоборот, закончилась война, и началось послевоенное восстановление народного хозяйства, угля требовалось всё больше, и Черта со своими богатыми недрами получила индустриальное настоящее. Черта стала угольной. После шахты «Чертинской», прожившей громкий и славный век, зародилась «Чертинская-Южная», в историю которой было суждено вписать свои строки и герою нашего рассказа.

В угольной промышленности Советского Союза 1960−1970-е стали годами научно-технической революции, и это предприятие из сибирского городка Белово попало на страницы центральных газет благодаря мировому рекорду участка № 2 (начальник Н.Ф.Федорович), где бригада Н. Г. Милютина выдала за месяц к дню рождения В. И. Ленина 50 212 тонн угля. Результат и по нынешним дням значительный, а тогда он был достигнут не с помощью механизированного комплекса — их ещё просто не было — а комбайном К-52 с индивидуальной крепью. Коллектив даже получил приветствие от Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета министров СССР тов. Хрущёва Н. С. Попутно, для посвящённых, несколько слов о том рекорде: отрабатывался пласт № 2 рабочей мощностью 1,35, лава длиной 120 м, среднесуточная нагрузка превысила 2000 т. Комбайн был первым на руднике узкозахватным агрегатом, который бригада до этого у себя внедрила. А рабочее опробование завершилось мировым рекордом. Тогда мировое соперничество шло главным образом с английскими шахтёрами, — у них горные условия были схожи с нашими. Известный бригадир из Прокопьевска Николай Георгиевич Кочетков даже спускался там в забой, включал погрузочную машину и удивлял почтенную публику имением обращаться с ней — доказывал, что он никакой не дипломат и не разведчик, а проходчик. А потом, как известно, их угольную промышленность закрыла небезызвестная премьер Тэтчер.

Но герой нашего очерка в тот момент шахту ещё не возглавлял, он был там секретарём партбюро, начальником шахты он станет через год, в 1963.

Тем не менее, Сергей Тихонович имел к тем событиям самое непосредственное отношение — он, после Свердловского горного института, сначала возглавлял участок, а затем был замом главного инженера, то есть, ответственным за внедрение новой техники, выпуск которой начало осваивать отечественное горное машиностроение. К слову, С. Т. Лазарев, рождённый в 1926 году, принадлежит к тому военному поколению мальчишек, которые начали зарабатывать рабочий паёк намного раньше положенного возраста. Мальчишка из Калининской области шестнадцатилетним спустился после школы ФЗО в шахту «Северную» в Кемерове и получил рабочую должность крепильщика. А после техникума пять лет возглавлял участок там же, на «Бутовской». Иначе говоря, к моменту получения диплома горного инженера после заочного института, он был уже опытным шахтёром.

И, став начальником шахты, Сергей Тихонович взялся за следующую ступень внедрения техники, за максимальную нагрузку всей комбайновой техники, чтоб высокие достижения были не разовыми — от рекордных рывков практического толку мало, они на производственные итоги года влияния практически не оказывают. Говоря техническим языком, при Лазареве пошло полным ходом начатое ранее внедрение комплексной механизации и автоматизации, и при нём началось освоение механизированных крепей и комплексов с изменением самой технологии очистных работ.

Надо сказать, что «Чертинская-Южная» (с 1973 года «Новая»), сданная в 1956 году для отработки горизонта +100 м, была рассчитана на годовую мощность в 750 тысяч тонн, и уже через год под руководством первого начальника шахты Д. Горбачева, главного инженера А. Молева и главного механика М. Баскеловича проектную мощность освоила. Все забои были механизированы, добыча велась широкозахватными комбайнами «Донбасс» и ЛГД, и даже было проведено испытание механизированной крепи МЛК — это был один из самых первых образцов, ныне, за давностью лет, мало кому известный.

А с 1963 года, когда, после нескольких месяцев работы на «Бабанаковской» С. Лазарев возглавил «Чертинскую-Южную», начался переход к ежемесячной повышенной добыче. А для ежемесячной повышенной добычи нужна ежемесячная повышенная подготовка очистного фронта, на котором могли бы «воевать» добычные бригады. Проходчики тоже уже имели комбайны, достаточно их «объездили», и в том же году бригада Н. П. Бизина получившая задание подготовить лаву № 117 по пятому пласту, за 31 рабочий день прошла 940 метров штреков, при этом попутно был установлен всекузбасский суточный рекорд. Так бригада показала возможности своего комбайна ПК-3.

Но, как уже говорилось, разовые рекорды уже отошли на второй план (хотя почёт и премии шахтёрам, разумеется, были). Но куда важней ценилась уже работа по графику своевременной подготовки замещающих забоев, и на шахте стали создаваться проходческие бригады скоростной проходки. Уже были подготовленные и обученные люди, которым такое дело можно было поручить. Кроме Н. Бизина, который затем был удостоен звания Героя Социалистического Труда, такие бригады возглавили А. С. Кулигин, Л. П. Стержанов, И. Ф. Гладышев, а впоследствии и другие высококлассные мастера.

В результате их чёткой работы очистники имели подготовленные к работе лавы. В том же 1963 году очистная бригада В. И. Шумилова, освоившая комбайн К-52м, достигла среднемесячной нагрузки на забой в 23 600 тонн, и уже через год она работала в режиме 27 000 тонн.

В стране началась эпоха социалистического соревнования бригад тысячников, а вскоре и пятисоттысячников. «Чертинская-Южная» занимала в том ряду своё законное и прочное место.

Сергей Тихонович руководил шахтой до 1977 года, и именно на его век пришлись наиболее сложные периоды.

При нём осваивались новые производственные технологии, началось резкое увеличение нагрузки на подготовительные и очистные забои, при нём испытывались на рабочих нагрузках проходческие комбайны ПК-3М, ПК-7, ГПК, а также очистные комплексы ОМКТМ, МК-1, комплексы серии ОКП, «Глиник», — некоторые из них стоят на вооружении шахтёров по сей день.

Но в середине 1960-х начали подходить к концу промышленные запасы, начальник шахты занялся подготовкой технической документации и инженерных обоснований на реконструкцию, получил одобрение в комбинате и начал сотрудничать с новосибирским институтом «Сибгипрошах». Там и был изготовлен проект реконструкции в первоначальном варианте, и уже в 1974 была введена в строй первая очередь объекта на горизонте — 50 (окончательно реконструкция завершилась лишь в 1984, уже без него). Годовая мощность шахты практически удвоилась, была доведена до полутора миллионов, и в результате всё той же всемерной и главное, равномерной, нагрузки на забои, продержалась до начала 1990-х годов.

За счёт чего повышаются нагрузки? Утверждения типа «за счёт реконструкции» неверны в корне, — реконструкции самой по себе для этого мало. К тому же при Лазареве ещё до реконструкции годовая добыча угля возросла на 400 тысяч тонн. Это было достигнуто за счёт выполнения плана комплексной механизации и автоматизации, — как пишется в отчётных документах, и чего для краткого объяснения вполне достаточно.

За счёт чего ещё специалисты шахты, которой руководил Лазарев, подняли добычу до 1 миллиона 150 тысяч, вместо 750 тысяч по проекту? За счёт перехода на механизированные комплексы, которые освоило отечественное машиностроение. И за счёт изменения на их основе всей технологии добычи. Всё это очень кстати пригодилось к вводу в строй первой очереди реконструкции, выполненной к 1974 году. Прибавка к добыче достигла ещё 150 тысяч тонн, и мощность шахты поднялась до 150 тысяч тонн.

Но известно, что не может быть никакой прибавки за счёт одних только подземных горных работ, и потому на шахте претерпели коренное изменение и подземный транспорт, и вентиляция, и поверхностный комплекс. Был заложен фундамент для работы в 1970—1980 годы, те годы в памяти ветеранов остались «золотым веком» шахты. Хотя кто скажет, что все предыдущие годы были временем захудалым? Ничуть! «Чертинская-Южная», она же «Новая» прожила свой трудовой век достойно, и коллектив её в преждевременном затухании шахты ничуть не виноват.

А ещё одним условием уверенной жизни шахты на протяжении всех десятилетий, считается инженерно-технический корпус шахты, руководимый грамотными и инициативными директорами, среди которых значится имя Сергея Тихоновича Лазарева.

В январе 1977 он ушёл на заслуженный отдых, затем уехал на родину, в Калинискую область, поселился в посёлке Селижарово.

Герой Социалистического Труда. Полный кавалер знака «Шахтёрская Слава».

Виктор Кладчихин

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник