День шахтёра — наш семейный праздник. Коробчук Иван Алексеевич

Коробчук Иван Алексеевич Коробчук Иван Алексеевич

Папа не был шахтером. В 1958 году он устроился на лесной склад шахты «Грамотеинская 1−2» и за 30 с лишним лет прошел трудный путь от рабочего, грузчика, десятника до начальника этого важнейшего для шахты подразделения.

Первые годы он работал в три смены, ходил пешком через поле, отделявшее шахту и нашу улицу на Новостройке, 3-ю Набережную. Ежедневно шел на смену с двуручной пилой, а возвращался с кровяными мозолями на руках.

Мы всегда ждали «гостинчик от зайчика» или «лисички» — маленький кусочек хлеба и еще меньший, в хлебных крошках — ломтик домашнего сала. Но часто папа с виноватой улыбкой говорил, что сегодня «зайчик» не пришел, и тогда мы, глупые дети, сильно обижались…

С детства в память вошли слова обапол, брус, долготье, отлет, горбыль, плаха, однорядка, стойка, затяжка, бремсберг.

На шахту мы бегали часто, любили попить в комбинате «газировку». Видели шахтеров — серьезных, спокойных, идущих на смену. Папа всегда с уважением относился к горнякам, упоминал, что сам несколько раз по долгу службы спускался в забой и постоянно испытывал под землей страх.

Уважение к людям отличало папу от многих руководителей. Какие только кадры ни работали на лесном: и переведенные на легкий труд, и пришедшие подзаработать, и поднадзорные освободившиеся уголовники. Со всеми он находил общий язык, каждого называл по имени-отчеству, наставлял на путь истинный. И нам всегда говорил: «Запомните, дети мои: каким бы ни был человек, уважайте его, не возноситесь, в жизни всякое может случиться».

Папа имел только 6 классов довоенного образования, больше учиться не пришлось. Поэтому боялся, что его могут уволить с работы. Но он оказался незаменимым и успешно работал со всеми директорами шахты, даже после выхода на пенсию! Всегда подчеркивал знания и профессионализм дипломированных специалистов: «Толковый мужик!». Если в ком-то разочаровывался, изрекал кратко: «Пенек!».

Много времени папа отдавал общественной работе: партком, профком, шахтком, родительский комитет, школа, поссовет… К учителям относился с особенным благоговением и считал их авторитет непререкаемым.

Его трудовая книжка полна благодарностей и поощрений, есть и такие:

«За оперативное руководство в наведении порядка по хранению оборудования», «За добросовестный труд на сельхозработах», «За выполнение плана по сбору, хранению и сдаче черного и цветного металла».

Самая дорогая заслуженная папина награда — орден Трудового Красного Знамени.

День шахтера был у нас семейным праздником. Папа рассказывал о шахте, вспоминал людей, с которыми работал: Ангелейков, Белогривцев, Брезгин, Голубничий (ныне главный редактор газеты «БВ», работал на шахте с 1974 по 1984 год), Дидейко, Зыкун, Ломейко, Марков, Митько, Мыльников, Муромцев, Мишкин, Орлов, Полубесов, Седых, Симоненко, Слепов, Фролов, Чупов, Ярушкин и многие другие женщины и мужчины, простые «работяги» (так он их называл) и руководители.

Папа умер в начале марта 2006 года на 82-м году жизни. Проститься с ним пришло огромное количество людей разного возраста.

9 Мая, придя на его могилу, мы с удивлением обнаружили в подсохших комочках глины свернутый в трубочку, полуистлевший бумажный рубль. Чей-то долг, не возвращенный при жизни…

Тамара Борисова, дочь

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник