Как живешь, ветеран, в условиях самоизоляции?

ветераны белово

Нам память строить и жить помогает

Люди старшего поколения оказались самыми незащищенными перед новой бедой — коронавирусом. И белок-то у них особый вырабатывается, которого нет у более молодых. Этот белок легко обманывается и говорит «заходи» ковиду, принимая его за нечто полезное. И возрастных хронических болезней хватает. И иммунитет уже не тот. Руководство страны эту информацию учло и приняло решение всех работающих от 65 лет и старше в обязательном порядке отправить на профилактический бюллетень. А тех, кто на заслуженном отдыхе, попросило до минимума уменьшить контакты с другими людьми. «Сиди дома» — это про них. В. И. Вениаминову недавно исполнилось 80. Человек он неугомонный, но тоже опасность понимает, поэтому старается занять себя чем-то домашним и полезным. У ветеранов перед молодежью есть одно преимущество — большая история своей жизни в контексте государства. А у Вениаминова есть еще одно качество — уметь пошутить в трудной ситуации, с улыбкой вспомнить о былых тревогах и когда-то казавшихся очень важных проблемах. Все пройдет. Когда-нибудь и в истории сегодняшнего дня мы найдем, над чем можно посмеяться. Вот его рассказ к дате — наступающему Первомаю.

Как шахтеры «Пионерки» Первомай праздновали

В восьмидесятые годы я работал начальником очистного участка на шахте «Пионерка». Накануне праздника 1 Мая нас, начальников участков, собирали в парткоме. Там партийный секретарь, в то время главное идеологическое лицо на предприятии, который мог и директора шахты заслушать, и привлекать к партийной ответственности, если что, давал нам предпраздничные ЦУ, то есть «ценные указания», которые заключались в наказе — не подведите, мужики, выставьте в праздничные колонны как можно больше народа, и «Ура!» орать дружно и громко. Демонстрации в то время проводили в городе, возили нас на автобусах от шахты. А как привлечь тех, у кого законный выходной? Или смену шахтеров, вышедшую с ночной вахты? Одни руководители просили, другие — грозили, третьи — задабривали. Но чаще всего все методы использовались комплексно.

В колонне демонстрантов. В. Вениаминов

В колонне демонстрантов. В. Вениаминов

Я, например, делал так: за день до праздника на деньги из фонда «Горного мастера» (был такой фонд при условии выполнения плана), мы закупали что-нибудь покрепче для трудящихся участка, а для их жен и детей брали сладкой газировки «Буратино», конфеты, фрукты, если последние вообще в продаже имелись. Я объявлял всем на участке, чтобы принимали активное участие в этом мероприятии и приходили семьями — будет угощение.

И вот 1988 год, утро 1 Мая. Стол на участке накрыт, люди заходят, сыпятся поздравления. Я их угощаю всем, что на столе. Выходит ночная смена, никто домой не торопится, народ присоединяется к нам. Поднимают стаканы в честь Первомая. Становится шумно, весело.

Нас, начальников участков, зовут в партком на предмет, какому участку и что нести на демонстрации. Это транспаранты: «Вперед к победе Коммунизма!», «Народ и партия едины!» и т. д. А также раздают портреты членов Политбюро. Их при Генеральном секретаре ЦК КПСС Горбачеве было 19. Моему участку доверили нести 5 портретов. Вот с одним из этих портретов и случился казус, который я буду помнить до конца своей жизни. Угостились хорошо, приехали в город. Погода была, как помню, солнечная, демонстрация прошла весело, нас с трибуны приветствовали работники городского комитета партии во главе с Анатолием Максимовичем Зайцевым, почетные граждане нашего города и другие уважаемые люди. После прохождения в колонне мы должны были собрать свои транспаранты и портреты для погрузки в машину, которая нас ждала. И здесь как гром с ясного неба — одного портрета члена политбюро нет! Я все силы бросил на поиски этого портрета. Нашли. На ул. Советской в кювете лежал портретый член политбюро Щербицкий*, а под ним сладко спал горнорабочий очистного забоя, мастер угледобычи нашего участка, ныне покойный Б., который этот портрет ранее нес в колонне. Большей близости и единства партии и народа мы ни до, ни после не видели! Я его потом спрашивал, как это могло случиться? Он мне ответил: «Ильич, после того, как я прошел в колонне с этим портретом, решил отдохнуть, ведь я с ночной смены, да ты еще угостил крепеньким, вот и сморил меня сон, но портрет-то целый, я его из рук не выпустил!».

На парткоме мне «намылили шею», в то время я был членом парткома и отвечал за «Народный контроль». Объявили мне выговор без занесения в учетную карточку с мотивировкой: «Недостаточное воспитание трудящихся моего участка в духе уважения к КПСС и членам ее Политбюро». Хорошо, что этот эпизод не дошел до горкома, иначе наказание было бы круче. Хотя не 1937 год, но все же…

Каждое крупное предприятие во главе колонны

Каждое крупное предприятие во главе колонны

Заключение. С тех пор я никогда больше на демонстрацию не брал портретов членов Политбюро — от греха подальше, лучше уж лозунг «Вперед к победе коммунизма», который впоследствии мы и потеряли. Всей страной.

Автор: Владимир ВЕНИАМИНОВ, ветеран ш. «Пионерка».

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник