История развития горного дела в мире

  •  
  • 1557
История развития горного дела в мире
Из истории развития горного дела в мире
Горное дело, как вид полезной деятельности по извлечению из земли полезных ископаемых, эволюционировало в своей длительной истории под влиянием человеческих потребностей: в древние века в целях самозащиты в борьбе с дикой и суровой природой; в более поздние века — в целях получения необходимых веществ и материалов.
Ещё задолго до н.э. зародились технологические основы современного горного дела. Доступ к рудным телам осуществлялся с помощью сети подземных горных выработок и открытых карьеров; для отбойки и транспортирования горной массы широко применялись огневой способ, клиновые врубы, колесные механизмы; каменные орудия труда заменялись металлическими.
С зарождения основ производительной экономики в эпоху неолита берет начало процесс осознания практической пользы ископаемых ресурсов. Совершенствуется технология горных и строительных работ, появляются первые горные чертежи — схемы шахт. С медного, бронзового и железного веков горное дело получает развитие по всему миру, где мигрируют цивилизации. В античную эпоху горное дело становится прибыльным занятием в Древней Греции и Римской империи.
В новую эру горное дело эволюционирует уже под влиянием развивающегося естествознания. С успехами химии было открыто много новых элементов и соединений, найдены новые выгодные применения полезных ископаемых. Первые геологи того времени изучают особенности залегания полезных ископаемых, облегчая эксплуатацию месторождений. Успехи физики и развитие машинной техники позволяют проникнуть в глубокие недра земли. Значительное развитие горное дело получает на юге Европы, особенно в Германии. Отсюда горный промысел продвигается к северу и востоку.
Европейские хроники в 1095 году впервые документально зафиксировали факт использования каменного угля для обогрева жилищ во Франции. Начало добычи каменного угля в Германии относится к 1198 году. В этом же году императором Фридрихом I (Саксония) законодательно закрепляется «горная регалия», которой устанавливается верховная власть на недра. В соответствии с ней рудокопы начали платить налог за пользование недрами в императорскую казну.
В 1300 году чешский король Вацлав II издал свод горных правил «Ius regale montarum». Принято считать, что это первый в истории закон, регламентирующий правовые основы горного предпринимательства.
В 1537 году в Цвиккау (Саксония) основано первое товарищество для добычи каменного угля. В 1556 году в Базеле издан труд Георгия Агриколы «О горном деле и металлургии» (в 12 книгах) на латинском языке «De re metallica», который стал первой энциклопедией горного дела.
Англичане Проктер и Петерсон в 1589 году первыми получили кокс из каменного угля, а Абрагам Дерби (Англия) в 1709 году впервые выплавил железо с помощью кокса, полученного из каменного угля, вместо применявшегося с незапамятных времен древесного угля.
В 1740 году начались первые промышленные разработки каменного угля в США, а в 1761 году был выдан патент на механическое приспособление для подрубки угольного пласта (М.Мензис, Великобритания).
Английский механик У. Мердок впервые в 1792 году опробовал идею получения искусственного газа из каменного угля, которым он начал освещать собственный дом и одно из предприятий в Бирмингеме.
В 1815 году Гэмфри Дэви (Англия) изобрел безопасную рудничную лампу. В 1835 году в США выдан патент основной машины для открытого способа разработки — одноковшового парового экскаватора на рельсовом ходу, а в 1852 году в Англии патентуется дисковая врубовая машина для угольных шахт. Французский инженер М. Кувре в 1860 году изобретает многоковшовый экскаватор, а в 1864 году в Великобритании изготовлена первая цепная (баровая) врубовая машина.
1865 год — в Германии изобретен пневматический молоток, широкое распространение которого в той же Германии началось с 1906 года. 1867 год — замена пороха динамитом. Первая отбойка угля динамитом в шахте «Анна-Мария» (Германия). Там же в Германии в 1876 году изобретен гидравлический станок вращательного бурения. 1884 год — изобретен электрический бурильный станок (Германия), а в США создан первый в мире драглайн для открытых горных работ.
В 1894 году в Германии появляется электрический шахтный подъём. В 1902—1906 гг. в угольных шахтах Англии появляются скребковые и ленточные конвейера, а в Германии — качающиеся конвейера для транспортировки добытого угля.
Становление горного дела и угольной промышленности в России
Россия значительно позже других европейских стран приступила к промышленному освоению кладовой своих недр.
Начало горному делу в России было положено во второй половине XV века при Великом князе Московском Иване III. В 1491 году первая русская экспедиция отправляется в Печорский край искать полезные ископаемые. Этой экспедицией были открыты месторождения серебряных и медных руд на р. Цильма, построен медный рудник, и Россия начала чеканить монеты из собственного металла.
Однако горное дело на Руси, как и другие отрасли государственного хозяйства, ещё долгое время оставалось в печальном положении. Являясь по количеству и качеству полезных ископаемых одною из богатейших стран мира, Россия в тоже время значительно отставала по предприимчивости и приемам в разработке природных богатств.
Мощный импульс горное дело получает лишь в период царствования Петра Великого. В 1968 году был открыт каменный уголь на берегах р. Донца, образцы которого были показаны Петру I во время его Азовского похода. «Сей минерал, если не нам, то потомкам нашим зело полезен будет», — сказал Пётр.
Учреждением «Приказа рудокопных дел» (1700 г.) открывается эпоха официального зарождения горного дела в России как базового сектора будущей промышленности. Петр I первым увидел«…пользу рудокопных заводов, от которых земля богатеет и процветает». Продолжается интенсивное развитие горнозаводской промышленности в центральной части России, на Урале, в Сибири. Так, на Урале в начале века было построено около 10 железоделательных заводов; ведущее положение занимают заводы братьев Демидовых, выпускавшие в первой половине XVIII в. около 30% чугуна в России. Начинает проявляться интерес (возникает потребность) к каменному углю, как новому виду топлива.
Создавая учреждения для центрального управления, сначала Приказ Рудокопных дел, позднее в 1719 г. Берг-Коллегию в Москве, а затем и горные начальства: в Олонецком крае, на Урале, в Сибири, Петр I заложил прочное основание горной администрации. Созданные им административные органы имели коллегиальный характер. Петр I считал горное дело такой отраслью промышленности, без которой вся остальная промышленность должна была быть обречена на застой, и, вследствие этого, он во все время своего царствования сам стоял во главе горной администрации.
В 1720 году Указом Петра I утвержден Генеральный регламент, согласно которому каждой коллегии полагались подробные «партикулярные ландкарты». Тем самым было положено начало отечественной геодезии и картографии. Географический департамент, который ведал этим направлением, до своей кончины возглавлял М. В. Ломоносов.
Рудознавец, крепостной крестьянин Григорий Капустин в 1721 году открыл каменный уголь близ притока Северского Донца — реки Курдючьей и доказал его пригодность для использования в кузнечном и железоделательном производствах. В декабре 1722 года Петр I именным указом послал Г. Капустина за пробами угля, а затем было предписано снаряжение специальных экспедиций для разведки угля и руды.
В 1722 году Берг-коллегия предложила В. И. Геннину, ведавшему уральскими и сибирскими заводами, «…иметь старание о прииске каменного угля как и в прочих европейских государствах обходятся дабы оным лесам теми угольями было подспорье». Группа С. Костылева в 1720—1721 годах вела поиски полезных ископаемых в северных предгорьях Алтая. В феврале 1722 года М. Волков сделал заявку на железную руду, найденную им в Томском уезде, и уголь, обнаруженный им в «горелой горе» в семи верстах от Верхотомского острога, на территории современного города Кемерово. В этом же году получены первые достоверные сведения от рудознатцев (И.Палицын, М. Титов) об угольных запасах в Подмосковном бассейне (Рязанская губерния).
В 1768 г. в район р. Мста (нынешняя Новгородская область) направляется угольная экспедиция во главе с рудознатцем И. Князевым, которая разведала и осуществила первую добычу угля на этом месторождении. В 1771 году заложена первая угольная штольня в Кузнецком бассейне на левом берегу р. Кондома (вблизи нынешнего Калтана). В этом же году открыты залежи угля Канско-Ачинского бассейна (кустарные разработки начались позже в 1905 г.)
Важным событием явилось учреждение в 1773 году в Санкт-Петербурге горного училища, позднее преобразованного в Горный кадетский корпус, а позже — в Горный институт. В 1775 г. началось детальное изучение геологического строения Донецкого бассейна с целью возможности добычи угля для строившегося Луганского литейного завода. Первая шахта в Донбассе заложена в 1795 г. вблизи г. Лисичанск.
Императрица Екатерина II своим Манифестом от 28 июня 1782 даровала всем землевладельцам свободу распоряжения своими землями и право на полезные ископаемые, заключенные в их недрах.
1783 год — при постройке плотины Кизеловского металлургического завода обнаружены первые залежи каменного угля на Урале. Промышленная разработка Кизеловского угольного бассейна начата в 1797 г. закладкой первой каменноугольной штольни «Запрудная». В 1789 году начата промышленная добыча торфа (близ р. Нева).
В 1795 г. начата добыча угля в северо-западной части Центральной России (район г. Боровичи на Валдайской возвышенности). Добытый уголь баржами доставляли в г. Санкт-Петербург. А в 1796 г. образованы «Черемховские копи» и начата добыча ископаемого угля в Иркутском бассейне.
В 1799 г. появился труд Николая Александровича Львова «О пользе и употребле­нии русского земляного угля» — первая обстоятельная публикация, посвященная свойствам и практической пользе угольного топлива.
С конца XVIII в.- начала XIX в. в России усиливается разведка и освоение угольных месторождений, стимулируемые возрастающей ценой на лес, распростра­нением паровых машин и строительством железных дорог. К этому времени в России открыли и начали разра­батывать 25 угольных месторождений.
В 1806 г. в России учрежден Горный департамент Министерства земледелия и государственных имуществ.
1812−1815 гг. — Открыт ряд месторождений угля в Тульской, Московской, Калужской губерниях, а в 1826—1827 гг. открыты угольные месторождения в Кузбассе (на правом берегу р. Томь — 4 пласта; близ г. Кузнецка — 7 пластов; у берегов р. Иня — 13 пластов и др.)
1828 г. — Обнаружено наличие ископаемого угля в районе р. Печора (Печорский бассейн), а в 1832 году появились первые сведения о наличии угля в Челябинском бассейне.
1833−1834 гг. — Обнаружены запасы углей и начата их кустарная разработка на Карагандинских и Салаирских копях для Спасского медеплавильного завода. В 1839 году на Лисичанском казенном угольном руднике внедрены столбовые системы разработки. Появившиеся длинные очистные выработки получили в Донбассе местное название «лавка», т. е. скамья, вероятно потому, что забойщикам приходилось работать в забое сидя.
В 1842 году русский ученый, географ и исследователь Петр Александрович Чихачев в ходе экспедиции в Сибирь впервые дал обстоятельную оценку угленосных площадей Кузбасса.
1849 г. — Открыто Богословское угольное месторождение в Екатеринбургской губернии на Урале. Добыча бурого угля здесь началась с 1911 года.
В 1851 году близ Гурьевского завода в Кузнецком угольном бассейне было создано первое угольное предприятие на Бачатском угольном месторождении, а разведочное бурение в 1855 г. позволило открыть здесь пласт коксующегося угля и начать его разработку (в начальный период добыча угля этого пласта составляла примерно 800 тонн в год).
Вторая половина XIX в. характеризуется в России резким подъемом промышленности, вызванным потребностями внутреннего рынка и ростом экспорта. Особенно интенсивно развиваются угольная, железорудная, нефтяная промышленности. Этому способствует ускоренное развитие сети железнодорожного транспорта.
С 1855 года начинается официальная регистрация добычи полезных ископаемых. В этот год добыча угля в Российской империи составила 9 494 тыс. пудов.
1859 г. — Получен первый чугун с использованием кокса на Бахмутском руднике в Донбассе. В 1861 году в Донецком бассейне преодолен рубеж годовой добычи угля в 100 тыс. тонн, а в Подмосковном бассейне этот рубеж пройден в 1872 г.
В 1873 г. на Урале в районе д. Егоршино открыто месторождение каменного угля, пригодного для плавки руд, и начата его разработка. В 1881 г. в Кизеловском угольном бассейне сдана в эксплуатацию первая шахта. В 1882 году учрежден Геологический Комитет при Горном департаменте. Комитет был создан для подготовки единой геологической карты России и координации геологических исследований в стране.
Великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев в 1888 году высказал идею подземной газификации угля. «Настанет, вероятно… такая эпоха — писал он, — что угля из земли вынимать не будут, а там, в земле, его сумеют превратить в горючие газы, и их по трубам будут распределять на далекие расстояния».
В этом же году на Дальнем Востоке начал работу Сучанский казенный рудник Морского Ведомства России, который обеспечивал углем Сибирскую военную флотилию и Добровольный флот. Через несколько лет начались разработки угля на о. Сахалин.
1891 г. — Установлено наличие запасов углей на северо-востоке Якутии (Зыряновский угольный бассейн). Началось строительство Трансибирской магистрали (окончено в 1916 г.), что дало новый толчок освоению природных богатств Сибири, в частности уже в начале XX в. были введены в эксплуатацию Танхойское, Харанорское и др. угольные месторождения.
К концу XIX века горное дело занимает главное место в ряду других отраслей российской промышленности. Число занятых горнозаводскими промыслами рабочих в том же году равнялось 436 тыс. человек. В связи с развитием металлургии, железнодорожного и водного транспорта потребность в угле резко повысилась.
В 1893 году Министерством государственных имуществ подготовлен горный устав, который разделил Россию на семь горных областей: Уральскую, Западно-Сибирскую, Восточно-Сибирскую, Кавказскую, Южную Россию, Замосковную и Северную. Горнодобывающая отрасль промышленности провозглашалась для России стратегической. В 1895 году введены «исключительные» (льготные) тарифы на внутренние железнодорожные перевозки грузов, что способствовало росту объемов добычи полезных ископаемых, в частности, каменного угля. В этом же году в России выдан патент на изобретение угледобывающего комбайна.
В 1896 г. петербургский титулярный советник В. Калери получает патент в России и Германии на первый в мире очистной горный комбайн. В Кузнецком бассейне преодолен годовой рубеж добычи угля в 100 тыс. тонн.
1897 г. — Сдана в эксплуатацию шахта «Судженская, которая стала старейшей шахтой Кузбасса, просуществовавшей более 100 лет. В 1901 году начата добыча бурого угля открытым способом на Волчанском месторождении на Урале.
В 1905 году началась разработка угля в Канско-Ачинском бассейне, а в Донбассе впервые была оборудована подземная электрическая откатка при помощи бесконечного каната (шахта № 8 «Вятка»)
В 1907 году в г. Макеевка (Донбасс) создана первая в Российской империи горноспасательная станция. Механик Поляков-Ковтун (Россия) изобрел горную машину, работавшую по принципу струга. Начата разработка первых каменноугольных копей в Челябинском бассейне. В 1908 году на Марковском руднике (Донбасс) установлена первая электрическая подъемная машина на главном подъеме.
К началу XX века добыча угля в России возросла с 121 тыс. тонн в 1860 г. до 12 млн. тонн в 1900 г., а в 1913 году достигла почти 36 млн т. Суммарная мощность электростанций Российской империи, работавших на мазуте и каменном угле, составляла на конец 1913 г. 1,1 тыс. МВт, а выработка электроэнергии составила около 2 млрд. кВт•ч в год.
В то время Россия находилась в технико-экономической зависимости от капиталистических стран. Россия вынуждена была импортировать многие виды промышленного оборудования, которые в стране не производились. Продолжалось и проникновение иностранного капитала в промышленность страны. Так, крупнейшими владельцами каменноугольных копей в Донбассе (до 60% добычи минерального топлива) были французские и бельгийские компании. Под их контролем находилось также до 95% производства южнорусской металлургии.
В 1914 году опубликован «Практический курс горного искусства», ставший настольной книгой для многих горняков на многие годы. Автор — русский горный инженер и ученый Борис Иванович Бокий.
1915 г.- в г. Макеевка (Донбасс) на шахте «София» проведены первые опыты по гидравлической отбойке угля. Проведены предварительные геологические изыскания в Горловском угольном бассейне на Листвянском и Шадринском месторождениях. В 1916 году образован Екатеринбургский (Свердловский) горный институт.
1917 г. — В России произошли Февральская буржуазная и Октябрьская социалистическая революции. При Правительстве Советской России (Совнаркоме) образован Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ), а в его составе создан «Отдел топлива».
Декретом Совнаркома от 18 июня 1918 г. объявлена национализация горнодобывающей, металлургической, электротехнической и других отраслей промышленности. «Отдел топлива» преобразуется в декабре 1918 г. в Главный Топливный Комитет ВСНХ («Главтоп»). В его составе образованы управления «Главуголь» и «Главторф».
В 1920 году разработан и принят первый план страны Советов: Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО), последующая реализация которого явилась, даже по мировым стандартам, крупнейшим достижением советского периода.
В 1920 г. в Донбассе было образовано Центральное правление каменноугольной промышленности Донбасса (ЦПКП), такие же органы правления были образованы на Урале, в Подмосковном бассейне и в Сибири.
Угольная промышленность в годы восстановления народного хозяйства и индустриализации советской экономики (1922−1940 гг.)
Первая мировая война (1914−1918 гг.), революции 1917 года и особенно события Гражданской войны 1918−1922 гг. в России привели к резкому спаду промышленного производства по сравнению с самым успешным 1913 годом. На территории европейской части России было разрушено множество промышленных предприятий, в частности, в Донбассе — почти 70% угольных шахт.
С 1921 года начал осуществляться план ГОЭЛРО, которым предусматривалось до 1930 г. восстановить и реконструировать разрушенные угольные шахты, построить более 50 новых шахт и довести в 1935 году добычу угля до 62,3 млн тонн.
В связи с новой экономической политикой (НЭП) с 1921 г. топливная промышленность была переведена на хозрасчет, что способствовало концентрации угольного производства на относительно хорошо оборудованных шахтах. Была также изменена структура управления угольной отраслью: центральное правление каменноугольной промышленности (ЦПКП) преобразовано в Управление государственной каменноугольной промышленности (УГКП). Организациями союзного значения были признаны тресты: Донецкий, Подмосковный, Кузнецкий, Черемховский, Кизеловский, Челябинский.
В 1922 году был образован СССР, в этот год добыча угля в целом по стране составила 11,3 млн т, что не обеспечивало даже минимальные потребности для восстановления народного хозяйства.
Кузнецкий бассейн эксплуатировался двумя организациями: «Кузбасстрестом», разрабатывавшим Анжеро-Судженские копи, и «Американской Индустриальной Колонией» (АИК), в состав которой входили Кемеровский, Ленинский и Прокопьевский рудники. На работу в Кузбасс в порядке оказания помощи прибыло более 500 американцев, которые привезли с собой современное горно-шахтное оборудование, включая врубовые машины. К концу 1923 г. на предприятиях АИК работало около 8 тыс. человек. За период 1922—1926 гг. удельный вес АИК в добыче угля вырос в 8,5 раза. Результаты деятельности колонии значительно опережали показатели государственного «Кузбасстреста». В 1926 г. договор с АИК был расторгнут, и колония прекратила свою деятельность.
Стране не хватало собственных финансовых и людских ресурсов для освоения природных богатств и государство пошло на предоставление концессий зарубежным фирмам и гражданам. Количество концессий в горнодобывающей промышленности к середине 20-х годов перевалило за полсотни, причем большая их часть приходилась на районы, именовавшиеся тогда «окраинными». После свертывания НЭП число концессий пошло на убыль и в 1937 г. была ликвидирована последняя концессия на о. Сахалин.
В восстановительный период наибольшее внимание уделялось основной угледобывающей базе страны — Донбассу. В ноябре 1924 г. в Харькове образовано Управление угольной промышленности Донецкого бассейна — «Донуголь». На следующий год в Донугле было организовано специальное Управление шахтным строительством (УШС) и создана первая в Советском Союзе специализированная проектная организация по проектированию угольных шахт.
За 1922−1928 гг. было построено 56 новых шахт со средней годовой мощностью 110 тыс. тонн. Шахты строились по новым проектам, предусматривающим большее сечение горных выработок, более прогрессивные параметры горных работ, более совершенную технику и технологии очистных и подготовительных работ.
В стране открываются новые учебные заведения горного профиля: Московская горная академия (1918г.), ряд горных институтов и техникумов в Донецком и Подмосковном бассейнах, на Урале и в Кузбассе. За границу командируется ряд специалистов для ознакомления с наиболее прогрессивными методами разработки полезных ископаемых и выявления возможностей закупок высокопроизводительного горно-шахтного оборудования.
В этот период закладываются основы развития советской горной науки под руководством таких известных ещё с дореволюционных времен ученых, как Александр Александрович Скочинский, Б. И. Бокий, М. М. Протодьяконов, А. М. Терпигоров и др.
В 1922—1928 гг. на шахтах страны работало около 300 врубовых машин различных типов американского, германского и английского производства. Для отбойки угля (главным образом на крутых пластах) начали применять отбойные молотки. В 1928 г. на Горловском машиностроительном заводе изготовлена первая отечественная врубовая машина ДТ («Донецкая Тяжелая»).
В 1928 году в Москве проведен I Всесоюзный съезд по технике безопасности в горной промышленности, положивший начало созданию системы охраны труда горняков.
В восстановительный период перед угольной промышленностью встал вопрос о повышении качества угля. К 1926 г. было закончено восстановление построенных ещё до революции углемоек с некоторой их реконструкцией, а также строительство новых. К концу 1928 года общая мощность обогатительных фабрик достигла 6,5 млн тонн, из которых 28% составили вновь введенные установки.
К этому времени были приняты меры по освоению месторождений угля для отработки их открытым способом (особенно в на Южном Урале), хотя к 1928 г. добыча на разрезах составила всего 0,3 млн тонн (1% общей добычи угля).
В 1928 году восстановительный период в развитии народного хозяйства был в основном завершен. В этом году было добыто 33,9 млн т угля, что на 22,6 млн т, или в 3 раза больше, чем в 1922 году.
На момент завершения восстановительного периода пришлось, так называемое, «Шахтинское дело». Это был первый в стране групповой процесс, когда на скамье подсудимых оказались далекие от политики технические специалисты. В целом «Шахтинское дело» оказало негативное влияние на развитие угольной промышленности.
К началу 1929 г. закончилась эпоха НЭПа. На смену ему приходит государственный производственный план, тресты утрачивают свою хозяйственную самостоятельность, начинается процесс полного вытеснения частного капитала из различных секторов экономики, в стране утверждается курс на коллективизацию сельского хозяйства и на форсированную индустриализацию.
С 1921 по 1929 гг. руководство угольным производством осуществлялось управлением «Главуголь», входящим в топливное управление «Главтоп» ВСНХ СССР. В 1929 г. при ВСНХ СССР было образовано Всесоюзное объединение каменноугольной промышленности «Союзуголь».
В апреле 1929 г. было принято постановление СНК СССР «О пятилетнем народнохозяйственном плане на период 1929 — 1932 гг.». Это был первый в истории СССР перспективный план развития народного хозяйства. В отношении угольной промышленности форсированная индустриализация предусматривала техническое перевооружение действующих угледобывающих предприятий и освоение новых угольных месторождений в Сибири, на Крайнем Севере и Дальнем Востоке. Стратегическая целесообразность и дальновидность такой политики особенно проявилась в 1941—1945 гг., когда были временно оккупированы Донецкий и Подмосковный угольные бассейны.
Для удовлетворения растущих потребностей народного хозяйства в топливе к концу рассматриваемого периода намечалось увеличить добычу угля до 160−170 млн. т в год. Развитие добычи угля такими высокими темпами потребовало значительного увеличения объёмов шахтного строительства. В течение 1929−1940 гг. было построено 285 шахт общей годовой производственной мощностью более 100 млн. тонн.
Создание крупнейшего Урало-Кузнецкого угольно-металлургического, машиностроительного и энергетического комплекса базировалось на разностороннем использовании углей Кузбасса, ставшего, после Донбасса, второй угольной базой страны.
Только в 1933—1938 гг. в Кузбассе (в Прокопьевском, Ленинском, Кемеровском, Киселевском и Осинниковском районах) было построено и сдано в эксплуатацию 28 крупных шахт, оснащенных новой техникой. Начинается интенсивное освоение Карагандинского бассейна — третьей угольной базы страны, располагавшей большими запасами ценных коксующихся и энергетических углей. В 1931 г. здесь были заложены первые 20 шахт, а в 1932 г. — ещё 5 шахт. К 1940 г. добыча угля в Карагандинском бассейне превысила 6 млн. тонн. Масштабное шахтное строительство осуществляется в Подмосковном бассейне. Если в 1933 г. здесь было 17 шахт, то в конце 1940 г. в эксплуатации находилось уже 43 шахты.
Создание второй и третьей угольных баз в Кузнецком и Карагандинском бассейнах имело стратегическое значение и обеспечивало энергетическую безопасность страны. Однако северо-западные районы нуждались в улучшении обеспечения угольным топливом. Поэтому в 1934 г. началось освоение Печорского угольного бассейна — четвёртой угольной базы страны.
В 1931 г. в Воркутинском районе была заложена штольня, а в 1934 г. начали эксплуатировать первую шахту. В 1940 г. ВКП (б) и СНК СССР приняли постановление об увеличении темпов строительства угольных шахт на Воркутинском месторождении и строительстве Печорской железной дороги. Создание этой мощной угольной базы на севере Европейской части СССР с 1938 г. осуществлялось силами «спецконтингента» Воркутинского лагеря НКВД-МВД СССР, самого крупного острова «Архипелага ГУЛАГ» в этой части страны. Среди бесплатной рабочей силы было немало тех, кто пострадал в начале 30-х годов, в том числе в связи с «Шахтинским делом».
В этот период формируется база отечественного горного машиностроения. Советскими учеными и конструкторами было создано много новых горных машин и механизмов. В распоряжение горняков поступили отечественные мощные врубовые машины, бурильные и отбойные молотки, угле- и породопогрузочные машины. Были разработаны конструкции первых угольных комбайнов.
Начинается становление отраслевой науки. В Москве были созданы Всесоюзный угольный институт и Институт горного дела АН СССР, Государственный проектно-конструкторский и экспериментальный институт угольного машиностроения «Гипроуглемаш». В 1936 г. создаются Донецкий НИИ угольной промышленности (ДонУГИ) и Кузнецкий НИИ угольной промышленности (КузНИУИ). В Ленинграде, Харькове, Новосибирске, Донецке и Днепропетровске были созданы институты по проектированию угольных предприятий: Гипрошахт, Южгипрошахт, Сибгипрошахт и Днепрогипрошахт.
В 1932 г. по инициативе горловского забойщика Н. Изотова началось соревнование за высокую производительность труда, за досрочное выполнение государственных планов.
Дальнейшее развитие это соревнование получило в 1935 г., когда забойщик шахты «Центральная-Ирмино» Алексей Стаханов за смену вместе с двумя крепильщиками нарубил отбойным молотком 102 т угля, превысив норму в 14 раз (месячная производительность забойщика в 1929—1930 гг. составляла около 83 тонн). Это событие инициировало рождение «стахановского движения» — массового социалистического соревнования за достижение наивысшей производительности труда. «Стахановское движение» сыграло большую роль в повышении производительности труда, которая увеличилась в целом по отрасли за более чем десятилетний период в два с лишним раза.
В предвоенные годы получил заметное развитие открытый способ угледобычи, который до этого практически не применялся, т.к. не было необходимой техники. Доля открытого способа угледобычи составила в 1940 г. 3,8% (6,3 млн. т). В 40-е годы были построены и введены в эксплуатацию новые разрезы: «Коркинский» в Челябинской области, «Райчихинский» и «Хромцовский» в Восточной Сибири, «Северный» и «Лачинский» — на Северном Урале. В 1934—1935 гг. для открытых горных работ начали серийно выпускать отечественные экскаваторы с ковшами емкостью 1 и 1,5 куб.м. Начато было также производство 20−40-тонных думпкаров.
В 1932 г. ВСНХ, как орган управления промышленностью, был упразднен. Вместо него на общеоюзном уровне были созданы три наркомата (народных комиссариата): тяжелой, легкой, лесной и лесоперерабатывающей промышленности. Управление «Союзуголь», вновь переименованное в «Главуголь», было подчинено Наркомату тяжелой промышленности (руководители: С. Орджоникидзе, Л. Каганович).
В октябре1939 г. был образован Народный комиссариат угольной промышленности. Главные управления отдельных угольных бассейнов были упразднены. Эта схема управления просуществовала до 1946 года. Первым Наркомом угольной промышленности был Василий Васильевич Вахрушев (1902−1947 гг.).
Угольная промышленность в годы Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления народного хозяйства (1941−1950 гг.)
Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. и временная оккупация значительной части европейской территории страны, в том числе Донецкого и Подмосковного угольных бассейнов, привели к потере более 60% действующих мощностей по добыче угля. Страна оказалась в труднейшем положении, особенно с обеспечением углем промышленности и населения.
Перед угольной промышленностью была поставлена задача — в максимально короткие сроки обеспечить добычу необходимого количества угля за счет ускоренного развития угледобычи в восточных районах. Многие донецкие шахтеры временно были переведены в восточные бассейны.
За кратковременное (ноябрь 1941 г.) пребывание в пределах Подмосковного бассейна оккупанты разрушили почти все шахты и сожгли много шахтерских поселений. В сентябре 1942 г., т. е. через 8 месяцев после начала восстановительных работ, среднесуточная добыча угля в бассейне достигла довоенного уровня, а еще через год восстановление шахт было полностью завершено. К концу 1944 г. добыча угля удвоилась по сравнению с довоенным временем.
Донецкий бассейн был под оккупацией более длительное время и подвергся ещё большему разрушению, чем Мосбасс. В Донбассе оккупанты разрушили более 90% шахтных копров, надшахтных и машинных зданий, подъемных машин, насосов главного водоотлива и т. д. Было разрушено 57% всей жилой площади. Полностью уничтожены электростанции Донецкого бассейна — Штеровская, Зуевская, Кураховская и др.
В годы войны и в первые послевоенные годы в новых угольных районах строились преимущественно небольшие шахты с наклонными стволами. Это было вызвано необходимостью скорейшего ввода их в эксплуатацию. Уже в ходе строительства на таких шахтах можно было добывать уголь. Для оснащения строящихся шахт были мобилизованы все внутренние ресурсы, использовалось оборудование, эвакуированное из временно оккупированных районов. В Кузбассе в 1942—1943 гг. были построены 26 новых шахт мощностью, равной половине годовой довоенной добыче угля всего бассейна. В Карагандинском бассейне было построено десять шахт в Промышленном районе и освоено Саранское угольное месторождение. Ускоренными темпами сооружали шахты в Печорском бассейне, чему способствовало завершение строительства железной дороги, давшей выход печорским углям в другие районы страны. На севере Кизеловского бассейна велась разработка коксующихся углей Гремячинского месторождения.
В техническом оснащении угольных предприятий в 1941—1950 гг. важную роль сыграли рудоремонтные заводы и механические мастерские, на базе которых началось производство необходимого шахтного оборудования. К таким заводам относятся Александровский и Копейский на Урале, «Красный Октябрь», Анжерский, Киселевский и Ленинск-Кузнецкий в Кузбассе, им. Пархоменко в Караганде и другие, куда была эвакуирована значительная часть оборудования заводов угольного машиностроения Украины. Эти заводы сыграли решающую роль не только в обеспечении оборудованием угольной промышленности Востока и Урала, но и восстанавливаемых угольных предприятий Донбасса. Кроме того, они частично работали и для удовлетворения нужд фронта. На фронте сражалась 8-я саперная армия, которая состояла из шахтерских дивизий.
Широкое распространение в годы войны и в послевоенные годы получил открытый способ добычи угля, позволяющий быстро наращивать объемы добычи. По сравнению с довоенным уровнем добыча угля открытым способом в 1950 г. увеличилась в 4,3 раза и достигла 27,1 млн. тонн, что составило 10,4% в общей добыче. В послевоенные годы горная наука получила наиболее широкий размах. В результате этого был создан крупный научный потенциал, который в последующий период позволил коренным образом технически и экономически преобразовать угольную отрасль.
В январе 1946 г. Наркомат угольной промышленности был разделен на два самостоятельных Наркомата, вскоре переименованных в министерства: Министерство угольной промышленности западных районов СССР (министр Д.Г.Оника) и Министерство угольной промышленности восточных районов СССР (министр В. В. Вахрушев, а с января 1947 года — А.Ф. Засядько). В сентябре 1947 г. в СССР был официально утвержден всенародный праздник — «День шахтера». Первое празднование Дня шахтера состоялось 29 августа 1948 г. Престиж шахтерской профессии в стране стал чрезвычайно высок.
В декабре 1948 г. оба региональных министерства были объединены в единое Министерство угольной промышленности СССР, которое возглавил Александр Федорович Засядько.
В послевоенные годы задача по восстановлению народного хозяйства страны стала главной и перед строительством, как одной из ведущих отраслей материального производства. Прежняя система управления отраслью, установившаяся в военное время и предполагающая сверхцентрализацию финансовых, материальных средств и трудовых ресурсов, в новых условиях оказалась малоэффективной. В 1946 г. в ходе реорганизация управления строительством по принципу отраслевой специализации был создан Народный комиссариат по строительству топливных предприятий. В1948 г. в связи с ликвидацией данного Наркомата его функции были переданы Министерству угольной промышленности. Через некоторое время была реализована идея еще большей специализации строительных организаций. В частности, были созданы: Министерство строительства угля Запада и Министерство строительства угля Востока.
20 января 1949 г. была изготовлена партия угольных комбайнов «ГУК» (впоследствии «Донбасс-1») на базе врубовой маши­ны «МВ — 60». Комбайны получили широкое признание во всех угольных бассейнах СССР. Добыча угля в СССР в 1949 году превысила 200-миллионный рубеж и составила 208,2 млн.т.
К 1950 г. угольная промышленность страны была восстановлена. В этом году среднемесячная производительность труда рабочего по добыче угля достигла уровня 1940 г. Объём добычи угля достиг 261,1 млн. т и превысил довоенный уровень почти в 1,6 раза. Количество занятых в угольной промышленности составляло в 1950 г. свыше 1,5 млн. чел. и все более увеличивалось. Престиж шах­терской профессии был очень высоким — угольщики по уровню зара­ботной платы вышли на первое место по отраслям промышленности.
«Золотой век» угольной промышленности (1951−1988 гг.)
Начало 50-х годов XX в. было для СССР временем экстремаль­ного экономического развития. После огромных человеческих и мате­риальных потерь экономика работала на пределе своих возможностей всё ещё сохраняя мобилизационный характер. Как и в годы первых советских пятилеток основной упор делался на развитие тяжёлых от­раслей промышленности — топливно-энергетического комплекса, ме­таллургии, тяжелого машиностроения и т. п. Миллионы людей органи­зованно направлялись на восстановление и строительство электростан­ций, металлургических заводов, шахт и рудников.
Для угольной промышленности в ее развитии начался, условно говоря, «золотой век», который продолжался более трех десятилетий. Этот период сопровождался непрерывным ростом объемов угледобы­чи, наращиванием производственных мощностей предприятий, повы­шением технического уровня процессов угледобычи, совершенствова­нием способов разработки месторождений, внедрением рациональных систем организации труда и производства.
В 1951 г. была разработана программа по замене в очистных забо­ях врубовых машин комбайнами и широкому внедрению проходческих комбайнов. Начался переход от сплошной системы разработки угольных пластов к столбовой. В угольной промышленности Донбасса появилась новая форма соцсоревнования за скоростное проведение подгото­вительных выработок. Добыча угля в СССР превысила 300-миллионный рубеж и составила 300,9 млн.т.
В январе 1955 г. министром угольной промышленности CCCР был назначен Александр Николаевич Задемидко, который проработал на этом посту до марта 1957 года, когда в связи с реорганизацией системы управления народным хозяйством на смену отраслевым министерствам пришли совнархозы.
В 1955 г. на базе строительных организаций угольной отрасли было создано Министерство строительства предприятий угольной промышленности СССР, в ведении которого находились шахтостроительные комбинаты, шахтопроходческие, шахтостроительные и общестроительные тресты и монтажные управления. Министерству также был передан ряд проектных организаций и учебных заведений. Министром был назначен Леонид Георгиевич Мельников. Министерство осуществляло большую программу специализированных и общестроительных работ. Только в Сибири капитальное строительство вели 42 строительные подрядные организации этого Министерства.
В 1956 г. добыча угля в СССР превысила 400-миллионный рубеж и составила 427,5 млн.т. В 1958 году СССР вышел на первое место по объемным показателям добычи угля и почти полтора десятка лет удерживал преимущество в мире. Добыча угля в СССР превысила 500-миллионный рубеж и составила 503,3 млн.т. Вместе с тем, обогнать США по объемам в тоннах условно­го топлива нам так и не удалось. Во-первых, в США добывался уголь более качественный по теплотворной способности, во-вторых, значи­тельно более высокой была доля механического обогащения. Так, в 1960 г. доля угля, обогащенного механическим способом в общем объ­еме товарной угледобычи в СССР, США и Англии составляла соот­ветственно 15,4, 38,5 и 49%.
В 1957 году была осуществлена первая послевоенная реформа управления народным хозяйством, в основе которой лежал территориальный принцип управления вместо отраслевого, в связи с чем отраслевые министерства упразднили. Территория СССР была разделена на 105 экономических административных районов, а управление народным хозяйством внутри этих районов осуществляли Советы народного хозяйства (совнархозы).
15 февраля 1962 г. был создан Государственный Комитет Совета Министров СССР по топливной промышленности. Председателем Комитета (Министром СССР) назначен академик Николай Васильевич Мельников, крупный ученый и практик, человек, немало сделавший для развития угольной отрасли. Комитет фактически взял на себя руководство работой угольных предприятий, поскольку нефте- и газодобычу курировали самостоятельные отраслевой и производственный комитеты.
Следует отметить, что многие совнархозы, расположенные в угольных регионах, возглавили известные угольщики. В частности, они возглавляли: Каменский СНХ (Ростовская обл.) — Братченко Б. Ф.; Ростовский СНХ -Поченков К.И.; Луганский и Украинский СНХ — Кузьмич А. С.; Кузбасский (Кемеровский) СНХ — Задемидко А. Н., Графов Л. Е., Никитин В. Д.; Карагандинский СНХ — Оника Д. Г., Братченко Б. Ф. Рожченко Е. Н. и др.
Сентябрьский пленум ЦК КПСС (1965 г.) объявил о начале новой хозяйственной реформы, включавшей совершенствование планирования, усиление экономического стимулирования и хозяйственного расчета, улучшение организации управления промышленностью, в том числе и возврат к отраслевому принципу управления. В октябре 1965 г. Советом Министров СССР было утверждено «Положение о социалистическом государственном предприятии».
12 ноября 1965 г. принято постановление Совета Министров СССР «Об организации Министерства угольной промышленности СССР». Министром угольной промышленности СССР назначен Борис Федорович Братченко.
В 1965 г. добыча угля в Донецком бассейне превысила 200-миллионный рубеж и составила 205,9 млн.т. Добыча угля на Урале достигла максимального уровня — 61,6 млн. т и началось «затухание» добычи угля из-за сокращения разведанных запасов. В 1966 г. добыча угля в Кузнецком бассейне превысила 100-миллионный рубеж и составила 100,2 млн.т. На многих шахтах появились бригады, добывавшие из одного очистного забоя по 500 и более тыс. тонн угля в год. Эти бригады были названы «пятисоттысячниками».
60-е годы ознаменовались быстрым подъемом отраслевой науки. Продолжался выпуск отечественной техники и оборудования для угледобычи, начались закупки и иностранной техники.
В 1967 г. создан один из первых отраслевых институтов экономики и информации — Центральный научно исследовательский институт экономики и научно-технической информации угольной промышленности СССР (ЦНИЭИуголь). 5 сентября 1968 г. принято постановление Совета Министров СССР «О коренном техническом перевооружении угольной промышленности на базе достижений отечественной и зарубежной науки и техники». Предусматривалась комплексная механизация всех процессов добычи и переработки угля. Проведена первая Международная выставка «Уголь-68».
В 1969 г. добыча угля в СССР превысила 600-миллионный рубеж и составила 607,8 млн.т. 28 мая 1970 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О совершенствовании организации управления угольной промышленностью».
В 1970 г. впервые в советской истории развития топливной промышленности объём добычи нефти превысил объём добычи угля (в пересчёте на условное топливо): добыча угля и нефти соответственно составила 432,7 и 502,5 млн. т (в 1965 г. это соотношение составляло 412,5 и 346,2 млн. т).
В 1970 г. введена в эксплуатацию первая очередь крупнейшего в мире угольного разреза «Богатырь» в Экибастузе (Казахстан). Производственная мощность разреза — 50 млн. т в год (достигнута в 1981 г.).
С начала 1970-х годов начал быстро развиваться наиболее эффективный открытый способ добычи угля, особенно в Кузбассе. Тогда же наше машиностроение освоило ряд современных по тем временам типов горнодобывающей техники. Со второй половины 1970-х годов начинается освоение гигантского Канско-Ачинского угольного бассейна, где сосредоточены энергетические угли высокого качества, и Южно-Якутского бассейна, призванного обеспечить углем электростанции Дальнего Востока и новые промышленные районы Якутии.
В 1985 году Министром угольной промышленности СССР назначен Михаил Иванович Щадов. В июне было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О широком распространении новых методов хозяйствования и усилении их воздействия на ускорение научно-технического прогресса»
В 1988 году принят Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)», согласно которому предприятия переводились на полный хозрасчет и самофинансирование. Возникли СТК — советы трудовых коллективов.
В 1988 году в СССР достигнут максимальный за всю историю страны уровень добычи угля — 771,8 млн. т (на территории России — 425, 4 млн. тонн)
Угольная отрасль в последние годы существования Советского Союза (1989−1991 гг.)
Ещё в конце 60-х годов появились тенденции недооценки государством роли угля. Открытие гигантских нефтегазовых месторождений в Западной Сибири вызвало эйфорию у ряда научных и административных работников, и был взят курс на приоритетное развитие нефтегазового комплекса. Приоритет, отданный нефтяникам и газовикам, в условиях плановой экономики означал значительное сокращение денежных поступлений в угольную отрасль. Социальная сфера угледобывающих регионов, и без того слабо развитая, все больше отставала. Горная техника производились в недостаточном количестве, качество ее было невысоким. Постепенно усложнялись горно-геологические и производственно-технические условия разработки угольных пластов, возрастали затраты на поддержание и развитие предприятий отрасли.
Уголь всё ещё был нужен экономике страны: несмотря на падение доли угля в топливном балансе страны с 66% в 1955 г. до 19% в 1990 г., он оставался основой тепло- и энергоснабжения коммунального хозяйства, значительной части промышленности и сельского хозяйства страны. Однако состояние дел в отрасли продолжало ухудшаться: большинство шахт были старыми, средняя глубина подземных работ дошла до критического уровня, возрастала опасность горных ударов, обвалов, пожаров и выбросов газа. Аварии с человеческими жертвами стали обычным явлением. Снижалось и качество добываемого угля.
В конце 1980-х годов в экономике страны назревал общий хозяйственный кризис. Разрушалась финансовая система, рвались хозяйственные связи между республиками распадавшегося Союза ССР. Все это наложилосьна проявившиеся ещё раньше негативные тенденции в отрасли. Общее падение производства привело к значительному уменьшению потребности в угле. В 1989 году социально-экономическая обстановка в угольной промышленности резко обострилась. Технологический кризис в отрасли стал перерастать в социально-экономический, который привел к массовым протестам шахтеров. Мощные забастовки потрясли угольную отрасль в 1989—1990 гг.
Постановлением Правительства СССР от 28 февраля 1991 года было образовано Министерство топлива и энергетики Российской Федерации, в структуре которого имелся орган управления угольной отраслью — Комитет, а затем Департамент угольной промышленности. В июне 1991 г. ВС РСФСР принял Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ», в соответствии с которым в угольной промышленности были акционированы первые предприятия: 6 шахт, 3 разреза, 1 ОФ и 2 машиностроительных завода.
12 июня 1991 года РСФСР выделилась в качестве самостоятельного субъекта в составе СССР. СМ РСФСР в октябре 1991 г. образовал Российскую государственную корпорацию угольной промышленности «Уголь России», ставшую правопреемником Минуглепрома СССР. Деятельность Минуглепрома СССР завершилась в ноябре 1991 года.
8 декабря 1991 года был упразднен СССР и провозглашено создание Союза Независимых Государств (СНГ), а 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате была принята Декларация СНГ. Российская Федерация вступила в сложный период смены политической системы и перехода от плановой к рыночной экономике.
С распадом СССР нарушились производственные, экономические и научно-технические связи между предприятиями бывших союзных республик. Это привело к экономическому кризису во всех созданных независимых государствах, что повлекло за собой значительное снижение добычи угля по всем углепромышленным регионам бывшего Советского Союза.
Особенно болезненным был разрыв производственных связей угледобывающих предприятий России с заводами горного машиностроения, большинство из которых располагалось на Украине, в Казахстане иБелорусии.
В угольной промышленности продолжали нарастать негативные тенденции, чему в значительной мере способствовали недостаток средств, выделяемых на отрасль из госбюджета, физический и моральный износ горно-шахтного оборудования, кризис социальной сферы, падение дисциплины и производительности труда.
К 1992 году более половины шахт России имели фактический срок службы выше 40 лет и лишь 16 из них были относительно новыми. Около двух третей всех шахт были опасны по газу и угольной пыли, каждая вторая — по самовозгоранию угля.
Дальнейшее функционирование угольной отрасли требовало постоянно возрастающих государственных дотаций, что при бюждетном финансировании тех лет было нереальным и противоречило идеям рыночной экономики.
В целях вывода угольной отрасли из системного кризиса, её адаптации к рыночной конкуренции с другими топливными ресурсами, было признано необходимым начать глубокие структурные отраслевые и межотраслевые преобразования, т. е. осуществить реструктуризацию отрасли.
Реформирование угольной отрасли в Российской Федерации
Начало реформированию отрасли положил Указ Президента Р. Ф. от 30 декабря 1992 г. «О преобразовании в акционерные общества и приватизации объединений, предприятий и организаций угольной промышленности».
01 марта 1993 года Государственная корпорация «Уголь России» была ликвидирована. В апреле 1993 года было создано Государственное предприятие «Российская угольная компания» (ГП «Росуголь»), в функции которого перешло коммерческое управление закрепляемыми в федеральной собственности пакетами акций акционерных обществ. В руководство компании вошли известные ученые и опытные производственники: Малышев Ю. Н., Зайденварг В. Е., Саламатин А. Г., Яновский А. Б., Никишичев Б. Г. и др. На первый план деятельности компании «Росуголь» вышла задача преобразования российской угольной промышленности в рентабельное производство и обеспечение социальной защиты шахтеров.
Реструктуризация — это реформирование угольной отрасли, перевод ее на рельсы рыночной экономики. Нужно было одновременно решить несколько сверхсложных задач: закрыть опасные и нерентабельные шахты, переоснастить современной техникой перспективные, начать строительство новых угледобывающих предприятий, не уступающих лучшим мировым образцам. Параллельно необходимо было вывести из кризиса социальную сферу угольных регионов и избежать массовой безработицы среди шахтеров. Следовало также резко сократить в отрасли все непрофильные производства, акционировать и подготовить к работе в рыночных условиях территориальные угледобывающие объединения. Все это требовало очень больших средств, четкой законодательной базы и согласованности действий федеральных, региональных и отраслевых органов. Предстояло решить и серьезную проблему по развитию отечественного угольного машиностроения, так как более 60% всех его мощностей осталось на Украине и в Казахстане.
В этот период в процесс подготовительной работы по развертыванию масштабных преобразований в отрасли включился Мировой банк реконструкции и развития (МБРР). Официальной целью его участия была провозглашена помощь российской стороне путем предоставления так называемого «угольного» займа. В ноябре 1993 года МБРР представил российскому правительству свой вариант реформирования отрасли. По существу, это был план ускоренной ликвидации угольной промышленности России. Так, по прогнозам Мирового банка общероссийское потребление угля к 1997 году не должно было превышать 150 млн т, а количество угледобывающих предприятий в стране предлагалось сократить до 40 единиц.
Представленная МБРР концепция реформирования отрасли вызвала у многих российских экспертов серьёзные замечания и возражения, особенно в части предлагаемого Мировым банком резкого сокращения инвестиционной и инновационной составляющих в средствах господдержки отрасли. Тем не менее концепция МБРР была активно поддержана так называемым «реформаторским ядром» Минэкономики России. В результате возникших дискуссий и разногласий первый нормативный документ реструктуризации — «Основные направления реструктуризации угольной промышленности России» был утвержден Правительствои Р. Ф. (Чубайсом А.Б.) только в 1995 году, после двух лет практической работы по реструктуризации отрасли, проводимой компанией «Росуголь» в соответствии с Указом Президента Р. Ф. Более того, начальные идеи реформирования отрасли, отработанные еще корпорацией «Уголь России», постоянно корректировались под давлением МБРР, который настаивал ускоренно сокращать т.н. «плохие дотации» государства, предназначенные на инвестиции и инновации, и увеличивать долю дотаций на ликвидацию шахт.
За период 1993—1997 гг. в результате осуществления мероприятий по реструктуризации отрасли в стране было закрыто 153 угледобывающих предприятия, при этом более 60% закрытых шахт добывали особо ценные коксующиеся и энергетические угли. Количество персонала в отрасли уменьшилось более чем на треть. Массовое закрытие шахт привело к угасанию многих шахтерских городов и поселков. Резко возросла безработица в угольных регионах, до крайних пределов обострилась проблема выплаты заработной платы и регрессных исков. Господдержка отрасли постоянно сокращалась и не выполнялась в полном объеме.
В конце 1997 — начале 1998 г. была предпринята первая попытка корректировки проводимых реформ. Указом Президента Р. Ф. «О совершенствовании структуры управления угольной промышленностью» было ликвидировано акционерное общество «Росуголь», 100% акций которого находилось в федеральной собственности, а функции управления отраслью сосредоточены в Министерстве топлива и энергетики. Одновременно с этим функции по координации процесса реструктуризации отрасли были переданы из Минэкономики Р. Ф. в МинтопэнергоРФ. В этой сваязи в составе Минтопэнерго Р. Ф. были созданы два департамента угольного профиля: по реструктуризации угольной промышленности и государственному регулированию угольной промышленности. Были созданы также два государственных учреждения: по вопросам реорганизации и ликвидации нерентабельных шахт и разрезов (ГУРШ) и координации программ местного развития и решения социальных проблем, вызванных реструктуризацией предприятий угольной промышленности (Соцуголь).
Однако, созданные в отрасли акционерные общества в первый период своей деятельности практически не контролировали рынков сбыта своей продукции. В сферу реализации угля ринулось множество структур, не имевших достаточного профессионализма, а также недобросовестных, часто криминальных посредников и фирм-однодневок, сделки с которыми неизбежно вели к финансовым потерям. Шахтеры протестовали против массового закрытия шахт, требовали погашения образовавшихся долгов. В результате того, что государство практически полностью утратило контроль над процессами, происходящими в угольной отрасли, акции протеста шахтеров приобрели наиболее острые формы — голодовки протеста, «рельсовые войны» были в те годы чуть ли не повседневной реальностью угледобывающих регионов России.
В феврале и апреле 1998 года состоялись встречи руководства страны с представителями шахтерских коллективов и руководителями угольных регионов. В июне 1998 г. 180 представителей шахтерских коллективов г. Воркуты начали пикетирование здания Правительства Р. Ф. («Белый дом») в Москве. Позднее к ним присоединились несколько десятков представителей шахтерских коллективов Ростовской, Кемеровской и Тульской областей. Пикетирование «Белого дома» на «Горбатом мосту» в центре Москвы длилось четыре месяца.
Руководством государства было решено скорректировать методы реформирования отрасли. «Основные направления реструктуризации угольной промышленности России» были переработаны и в августе 1998 г. утверждены в новой редакции. Был также принят ряд указов и постановлений, направленных на социальную защиту работников, стабилизацию социально-экономической ситуации в шахтерских городах и поселках. Впервые за много лет стали урегулироваться вопросы финансирования мероприятий по реструктуризации угольной промышленности. Была восстановлена государственная вертикаль управления отраслью. В структуре Минтопэнерго России с декабря 1998 г. начал работать Комитет по угольной промышленности (Углекомитет). Руководителем Комитета был назначен А. Г. Саламатин.
Начиная с 1999 г., впервые за последние 10 лет, стала расти угледобыча, возросли масшабы господдержки угольной отрасли из бюджета, достигнув в 1999 г. 10 млрд руб. За три года (1999−2001) увеличение объемов добычи угля составило 37 млн т, или 16%. Были скорректированы условия второго «угольного» займа МБРР. Цели займа не изменились по сравнению с первоначальными, однако были сдвинуты сроки исполнения условий (до июля 2000 г.) и усилен контроль за процессом их исполнения. Затем соглашение с МБРР еще раз продлевалось и в итоге оно было полностью выполнено.
В июне 2000 г. Министерство топлива и энергетики Российской Федерации было преобразовано в Министерство энергетики Российской Федерации, а в январе 2001 г. был упразднен Комитет по угольной промышленности при Министерстве энергетики Российской Федерации. Его функции переданы в подразделения Минэнерго России.
Проведенная работа по реструктуризации угольной промышленности, являясь составной частью рыночных реформ экономики России, по масштабам, срокам проведения, методологическим подходам, механизмам реализации и полученным результатам не имеет мировых аналогов. В результате реструктуризации отрасли не только в корне изменились экономические основы ее функционирования, но были созданы также объективные предпосылки для наиболее эффективного, сбалансированного развития топливно-энергетического комплекса страны — базовой основы отечественной экономики и показателей жизненного уровня населения.
В ходе реструктуризации и осуществления новой политики в период 1993—2004 гг. было закрыто 202 особо убыточных предприятия, в результате чего были ликвидированы производственные мощности по добыче угля, составившие около 90 млн т, а частичное выбытие мощностей составило 122 млн т. Ввода мощностей в период с 1994 по 1999 год практически не происходило. Рост вводимых мощностей начался с 2000 года. За период 2000—2006 гг. он составил 154 млн т, в том числе 61 млн т был получен за счет нового строительства и реконструкции предприятий.
Производственные структуры угольной отрасли в значительной мере адаптировались к рыночным методам хозяйствования. Повысилась их экономическая эффективность, заканчивается ликвидация убыточных неперспективных предприятий. Сформированы основы регулирования хозяйственных отношений, включая вопросы недропользования, налогообложения и ценообразования.
В настоящее время угольная промышленность является одним из устойчиво работающих производственных комплексов российской экономики. Положительное влияние на состояние дел в отрасли оказало формирование полноценных хозяйствующих субъектов на базе крупных вертикально-интегрированных компаний и финансово-промышленных групп, способных мобилизовать инвестиционные ресурсы для развития предприятий. В этом направлении перспективным является также формирование комплексов горизонтально-ориентированного типа — угольно-энергетических и угольно-металлургических компаний.
В 2007 году в России было добыто 314,2 млн т угля, из них 204,3 млн т — открытым способом. Углей для коксования добыто 72, 5 млн т, а энергетических углей — 241, 7 млн т. На внутренний рынок поставлено 190,9млн т угольной продукции.
Формы контроля со стороны государства за деятельностью отрасли в последние годы меняются в соответствии с проводимыми реорганизациями федеральной структуры управления экономикой. Так, 9 марта 2004 года было упразднено Минэнерго России и образовано Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации. При этом министерстве было создано Федеральное агентство по энергетике (Росэнерго). 12 мая 2008 года упразднены Минпромэнерго России и Росэнерго, вновь образовано Министерство энергетики Российской Федерации, в составе которого создан Департамент угольной и торфяной промышленности.
Шаг в ХХI век
Основу производственного потенциала российской угольной промышленности второго-третьего десятилетия XXI века составят высокопроизводительные комплексно-механизированные угледобывающие предприятия.
В результате завершения реструктуризации производственного потенциала отрасли количество шахт должно сократиться до 90−100 предприятий, а разрезов — до 60−65. Их суммарная добыча составит 330−340 млн. т в год Возрастет экологичность угольного производства, безопасность и привлекательность труда шахтеров.
Существенно должно повыситься качество угольной продукции. Полностью будут прекращены поставки потребителю необогащенных высокозольных углей. Из угля будут получать новые виды топлива: жидкие и газообразные углеводороды, водоугольные суспензии, бездымные брикеты и другие продукты переработки угля повышенного спроса. Будут созданы экологически чистые угольные технологии на всех стадиях производственного цикла «добыча-переработка-транспорт-использование».
В XXI веке до 80−85% энергетических и значительная часть коксующихся углей будет добываться наиболее эффективным открытым способом с применением технологических схем и оборудования нового технического уровня. На шахтах существенно повысится концентрация горных работ. Широкое применение получат высокопроизводительные технологические схемы, такие как «лава-шахта» и «лава-пласт». На Ерунаковскомместорождении уже строятся шахты нового технического уровня с применением таких схем и новейших механизированных комплексов.
Широкое применение в XXI веке будут находить нетрадиционные экологически безопасные способы разработки угольных месторождений — скважинные и другие способы разработки без присутствия человека под землей. Скважинная технология будет достаточно эффективно применяться также при извлечении шахтного метана. Его ресурсы в угольных пластах сопоставимы с ресурсами природного газа.
Приоритетным направлением угольной промышленности в XXI веке должно стать повышение качества и других потребительских свойств угольной продукции с помощью новых технологий обогащения угля и его глубокой переработки. Перспективны технологии комплексной переработки для получения бытовых термобрикетов из канско-ачинских бурых углей и каменноугольных шламов и отсевов.
Будет реализовано в промышленности и такое новое направление комплексного использования энергетического потенциала угля как энерготехнологические комплексы. Они будут производить не только электроэнергию, но и другую товарную продукцию: экологически чистое бытовое топливо (брикеты), моторные топлива, продукты органического синтеза и т. п.
В более отдаленной перспективе получат также развитие технологии производства искусственного жидкого топлива на основе гидрогенизации и мягкого пиролиза для получения жидких углеводородов и экологически чистого твердого топлива. Из угля будут получать и нетопливные продукты, в том числе адсорбенты различного назначения, удобрения, буровые реагенты.
Углеотходы будут сжигаться на мини-ТЭЦ с технологией сжигания антрацитовых штыбов в циркулирующем кипящем слое, расположенных непосредственно на площадках шахт, разрезов и обогатительных фабрик. Они позволят снизить выбросы сернистого ангидрида, оксидов азота, ароматических углеводородов и бензопиренов.
Совокупность принципиально новых решений по всему технологическому циклу «добыча-использование» угля позволит обеспечить высокую конкурентоспособность и экологическую безопасность российской угольной промышленности уже в ближайшем будущем.
Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник