В настоящее время поселок Грамотеино состоит из микрорайонов Грамотеино, Ивушка, Зич, Новостройка и Колмогоры.

 будущие директора шахт Иван Шемякин и Николай Рябков

Факт о городе

История любого государства слагается из небольших, почти крошечных фрагментов. Таким фрагментом, лежащим в основе многовековой истории России является возникновение на ее географической карте очень маленького, по мерке необъятной страны, рабочего поселка — Грамотеино.

Именно те, кто проживал и проживает на его территории, вплели и вплетают свои жизни в жизнь всего российского народа. Их усилиями вместе с усилиями миллионов таких же незаметных тружеников строилась и процветала многонациональная Россия.

У истоков

Много знают истоки реки Иня. Ее воды поили несчетные стада мамонтов, лосей, оленей и других животных третичного периода. А 30−35 тысяч лет назад и людей палеолита, стоянка которых была обнаружена при вскрышных работах на одном из участков Моховского угольного разреза директором Прокопьевского краеведчесого музея — археологом М. Г. Елькиным, вложившим огромный вклад в материальное обоснование в историческое развитие территории Кузбасса.

Таким образом, установлено, что Кузнецкая котловина и окружающие ее предгорья были заселены человеком в конце нижнего палеолита, которые мало чем отличались по своему физическому облику от современных людей и занимались охотой на мамонтов и других крупных животных. Свои стоянки они устраивали недалеко от крутых обрывов, служивших естественными ловушками. Загоняемые в них общими усилиями животные, в страхе бросались с обрыва, становясь легкой добычей охотников. Но время шло и вначале первого тысячелетия от Рождества Христова на берегах реки Иня появились новые народы. Вначале первого тысячелетия н. э, по мере развития скотоводства, становятся все более заметны различия в хозяйстве лесных племен бассейна Томи — оседлых скотоводов, охотников и земледельцев, живших в степях Кузнецкой котловины. Теперь их оружие и орудия труда изготавливались не из дерева, камня и кости, а из меди и бронзы. Следы древних, так называемых «чудских» медных разработок, где добывались медная и оловянная руда для выплавки бронзы. Кучи шлака и горные выработки, уходящие на 30 метров вглубь, обнаружены невдалеке от Салаира.

В 1959- 61 годах экспедицией Кемеровского педагогического института в бассейне реки Иня был открыт район, так называемой карасукской культуры. Эта культура отличалась от андроновской тем, что в 14 курганах было обнаружено 49 захоронений на поверхности почвы, с последующем возведением над ними земляных насыпей, что отличает их от могильников, обнаруженных в бассейне реки Оби и в Хакассии, где известны только грунтовые могилы или захоронения в каменных ящиках. В карасукских могилах найдено большое количество бронзовых колец, браслетов, гвоздевидных височных украшений и два прямых бронзовых ножа. Карасукцы были скотоводами.

Исследованные памятники позволяют утверждать, что в конце 2, начале 1 тысячелетия в степной и предгорной части бассейна реки Ини жило отдельное племя. Здесь сложился особый район карасукской культуры, отличный от соседей. Впервые железные изделия в Южной Сибири появляются в середине 1 тысячелетия н.э. и, лишь в конце его, с возникновением таштыкской культуры, плавка железных руд и производство изделий из железа приобретают широкое развитие. Изученных памятников материальной культуры народностей Кузбасса в 1 тысячелетии н.э. немного, но и они позволяют довольно определенно сказать, что в степных и лесостепных районах и центрах Кузнецкой котловины кочевали племена скотоводов. В тайге, отрогах Кузнецкого Алатау и Горной Шории жили оседлые племена, занимавшиеся охотой, рыболовством, скотоводством и мотыжным земледелием.

Тайга и степи Кузнецкой земли в 10−14 веках были местом обитания различных тюркоязачных племен. С востока из долины Енисея приходили со своими стадами кыргызы, с запада — телеуты, кочевавшие в прииртышских и приобских степях. Таким образом, в конце 16 — начале 17 веков, в Южной Сибири существовало несколько племен, часть из которых были кочевниками — скотоводами, а часть занималась лесной охотой и изготовлением орудий труда и оружия из железа.

Как Россия прирастала Сибирью

С глубокой древности, еще до монгольского нашествия, русские люди поддерживали связи с народами Сибири. Выменивали железные и другие изделия на сибирскую пушнину. Присоединение к Московской Руси Казанского ханства в 1553 году открыло русскому народу дорогу в Сибирь. Казачий отряд во главе с атаманом Ермаком в 1582 году занял Кашлык, столицу сибирского хана Кучма. Этот поход явился началом большого движения русского народа в Сибирь. Ее освоение было длительным процессом. Сюда в поисках вольной жизни из центральной России бежали «гулящие люди», крестьяне и посадские. Опорным пунктом продвижения русских отрядов в Кузнецкую землю стал, основанный в1604 году, Томский острог, а в 1618 году — Кузнецкий. Это случилось во время правления первого из царей династии Романовых — Михаиле Федоровиче. Отсюда в царскую казну, в виде ясака, поступала пушнина, ставшая видным источником денег от ее экспорта за границу.

В Кузнецком остроге был оставлен небольшой гарнизон под началом боярского сына Астафия Харламова, назначенного кузнецким воеводой. Казаки из Кузнецка собирали с окрестных племен ясак и защищали местное население от частых набегов отрядов «кыргызских князцов».

Но не только «гулящие люди» пополняли русское население земли Кузнецкой. Часть крестьян переселялась в Сибирь «по государеву указу». Им выдавались средства для приобретения скота, инвентаря для обработки земельных наделов и семян для посевов. Переселение, как бегство от феодальной зависимости, усилилось в 16 веке, после полного закрепощения крестьян в центральной России и в связи с польско-шведской интервенцией в начале 17 столетия.

Кузнецкие земля, предгорья Алтая и южно-сибирские степи в конце 17- начале 18 веков, слыли в народе сказочной вольной страной «Беловодьем». На степные озера, богатые рыбой и водоплавающей птицей, в горную тайгу, обильную зверем, пробирались русские охотники — промышленники, бежали от крепостного гнета крестьяне.

Вольная крестьянская колонизация из северных районов Европейской России и Приуралья дало основную массу населения Кузнецкой земли. Самовольные переселенцы, прибыв в Сибирь, обычно не имели средств на обзаведение хозяйством и были вынуждены брать на кабальных условиях денежную ссуду у царских властей или наниматься к зажиточным служилым людям. В связи с тем, что доставка хлеба в Кузнецкую крепость осуществлялась из центральной России и обходилось государству очень дорого, Сибирским приказом было решено растить его на месте, для чего селить крестьян неподалеку от крепостей, чтобы они могли кормить служилых людей, выращенным на месте зерном. Для этого земледельцу выделялось пять десятин пашни, с одной из которых зерно поставлялось, как налог в казну.

Вскоре выяснилось, что гарнизон Кузнецкой крепости не в состоянии сдерживать набегов кочевников, и, тогда в 1657 году был основан еще один острог на реке Мунгат — Мунгатский. На казаков этого острога возлагалась обязанность защищать русских поселенцев на территории одноименного дистрикта Томского уезда. В этот дистрикт вошло десять деревень, в том числе деревни Меретская, Брюханова, Грамотеева и другие. Об этом говорится в «Истории Сибири», написанной Г. Ф. Миллером, после экспедиции, отправленной Западную Сибирь Петром I в 1715 году.

Попытка установить основателя деревни Грамотеевой не увенчалась успехом, хотя есть предпосылки к тому, что ее основателем мог быть один и пяти высланных из Тобольска, тогдашней столицы Сибири, в 1646 году в Кузнецкую крепость. Все они были дьяками (писарями) разных приказов, чем-то провинившиеся на службе. Как говорят архивные документы, двое из них были оставлены при гарнизоне Кузнецкой крепости, а трое получили наделы земли на территории Томского уезда, обрабатывая которую должны были хлеб с одной десятины отправлять в виде налога для кормления казачьих гарнизонов.

Заселение земель Кузнецкой котловины русскими людьми проходило непросто. Еще в начале 17 века, когда уже была основана деревня Грамотеева, на нее не раз совершали набеги, зависевшие от джунгарского контайши (государство джунгар располагалось на территории северо-западной Монголии и на северо-западе Китая) алтайские зайсаны и киргизские князцы продолжали собирать албан, подати, с местного нерусского населения и совершали опустошительные набеги, разоряя улусы и русские деревни.

В 1700 году отряд киргизского князца Тангустая подошел к Кузнецку, разграбил Рождественский монастырь, пожег дворы в во многих русских деревнях разорил до основания улусы телеутов, принявших русское подданство, увел в рабство 97 телеутов и русских, угнал 832 лошади, до полутора тысяч крупного рогатого скота. В сентябре этого же года отряд киргизского князца Корчинко Еренякова сжег шесть дворов и убил семь крестьян в д. Верхнетомской. Несколько сотен служилых людей, высланных из Томска, завязали бой с киргизами и обратили их в бегство. В 1709 году Корчинко Ереняков несколько раз нападал на южные волости Кузнецкого уезда. Для предотвращения таких набегов русское государство в начале 17 века построило крепости по Иртышу в верхнее течении Оби. От Иртыша до Енисея протянулась укрепленная линия. Часть ее к западу от Бийска называлась Бийской или Колыванской, к востоку Кузнецкой.

Во глубине сибирских руд

Российское государство, особенно в правлении Петра I, было чрезвычайно заинтересовано в открытиях месторождений полезных ископаемых, особенно, месторождениях серебра и золота. Казачьи отряды, отправлявшиеся в Сибирь проведывать новые земли, нередко получали наказы о поисках таких месторождений. Присоединение северных отрогов Кузнецкого Алатау и строительство Каштакского острожка были в значительной мере связаны с открытием здесь серебряных руд. Томский сын боярский Степан Тупальский с казаками в 1696 году собирал ясак в горных порубежных волостях. Князец Шуйской волости Мышан Когодайда дал Тупальскому около фунта серебряной руды. А потом показал ему ее выходы на р. Каштак. Руду отправили в Москву на экспертизу. Вскоре пришел приказ на постройку там небольшого острожка и начали разработку рудной жилы. Потом серебряную руду отыскали на реке Китат и в 1720-тых годах в северо-западных предгорьях Алтая рудоискателями Костылевым вместе с первооткрывателем кузнецкого каменного угля Михайлой Волковым. Об этом стало известно крупнейшему уральскому промышленнику А. Н. Демидову. В январе 1726 года он обратился в берег — коллегию с прошением разрешить ему строить медеплавильные заводы по рекам Алею и Чарышу. 16 февраля 1726 такое разрешение ему дали. Указ от 12 ноября 1726 года разрешал Демидову строить медеплавильные заводы по Иртышу и Оби. Кадры рабочих алтайских заводов формировались из беглых крестьян, демидовских крепостных и местных крестьян, приписанных к заводам Демидова по распоряжению правительства и платить за них, как подушные, так и четырехгривенные деньги. Значительная часть, приписанных к заводам крепостных, жили на территории Кузнецкой котловины. За отработку подушного оклада они получали «по плакату" — государственной таксе. Если для работы мужик привлекался со своей лошадью, то получал в день десять копеек, а пеший — пять копеек в день.

По Указу императрицы Елизаветы от 12 мая 1747 года Алтайские рудники и заводы были изъяты у наследников Демидова в пользу Елизаветы Петровны и, таким образом, стали частным предприятием императрицы. Теперь это было, как бы государством в государстве со своей администрацией, хозяйственным и правовым укладом, который алтайский историк Николай Зобнин справедливо назвал военно-крепостным строем.

Наибольший интерес царский кабинет проявлял к добыче серебра и золота. Салаирские полиметаллические месторождения, открытые в 1781 году, принадлежали к крупнейшим месторождениям серебряных руд Алтайского горного округа. Однако для выплавки серебра нужно было много древесного угля. Трудозатраты на его производство были очень велики, а каменный уголь лежал буквально под ногами. Первый управляющий Салаирских рудников П. И. Шангин во время поездки по Ине и Томи в 1790-х годах, неоднократно наблюдал выходы каменного угля по берегам рек и следы угольных пожаров. И. Ф. Герман в 1790-х годах осматривал пласты каменного угля у деревень Меретской, Коноваловой, Афониной и Костенковой. Но технология того времени не позволяла применять каменный уголь для выплавки металла. Кабинет не сумел использовать огромные запасы угля Кузнецкого бассейна, но вел незначительные разведки на юго-западной окраине, по близости от Гурьевского и Томского заводов. Немного угля добывалось на старейшей Бачатской копи, Афонинском, Сосновском и Шестаковском месторождениях и на Кольчугинской копи (ныне город Ленинск-Кузнецкий), где с 1883 года начала работать шахта «Успех», поблизости от деревни Грамотеево. На заводы уголь доставлялся лошадьми. Это было одной из повинностей кабинетских крестьян из близлежащих деревень, в том числе и из Грамотеево.

Дорога к богатствам Сибири

После реформы 1861 года, освободившей крестьян от крепостной зависимости, из центральной России в Сибирь, в поисках лучшей доли, хлынул поток русских переселенцев. Здесь было много свободной жирной земли для земледельцев, где, как им казалось, можно устроить себе безбедную жизнь. Приезжие оседали в основном в степных и лесостепных районах предгорий Алтая, но на территорию кузнецкой котловины приезжало немного. Основной приток населения произошел здесь в конце 19-го века, когда началось движение по Западно-Сибирской железной дороге. 10 февраля 1893 года было образован Комитет Сибирской железной дороги, который определил направление магистрали от Оби на Мариинск, вдоль северных окраин Кузбасса. Дорога строилась с лихорадочной быстротой, и в 1894 году началось движение по проложенной Западно-Сибирской линии. На ее сооружение, которое производилось, можно сказать, вручную, было привлечено десятки тысяч крестьян из европейской части России, затем осевших здесь. Эта же дорога дала возможность переселиться в Сибирь и многим безземельным крестьянам из европейской части страны. Здесь нельзя не сослаться на статью В. И. Ленина — «Значение переселенческого дела», в которой приводятся данные переселения в Сибирь после проведения железной дороги: «С 1861 г. По 1885 год переселилось около 300 000, то есть 12 тысяч в год; с 1886 по 1905 г. переселилось около 1 520 000, то есть около 76 тысяч в год…».

Кстати сказать, старожилы сибирских сел, не особенно охотно принимали новых насельников. Для вступления в сельскую общину и отвода им земельных наделов требовали от ведра водки, до ста рублей деньгами. И тогда новоселам приходилось наниматься к старожилам в работники за ничтожную плату, либо вовсе за кормежку. Численность населения в некоторых деревнях таких, как Брюханово (ныне село Красное), быстро росло, чего не скажешь о деревне Грамотеева. Рост населения Кузбасса в этот период происходил и из-за притока строителей железной дороги. Паровозам требовался каменный уголь и его можно было добыть на месте. В то время его добывали, в основном, на шахтах Донбасса, а возить его с юга России было очень накладно. Донбасс добывал в 1890 году 183 249 пудов топлива (один пуд 16 килограммов, прим. авт.), в Кузбассе же добыча составляла 1051 пуд. Потребности железной дороги в каменном угле положили начало разработке угольного месторождения поблизости от Мариинска. Такие каменноугольные копи были в Анжерке и Судженске. Металлургической промышленности Урала так же нужен был уголь.

Как было описано выше, земли Кузбасса принадлежали императорскому Комитету, который организовал разведку расположенных у магистрали известных угольных месторождений. Громадные, легкодоступные запасы прекрасного угля были обнаружены у деревни Кольчугино, но для его вывоза надо было строить железнодорожную ветку. Видный железнодорожный делец С. И. Мамонтов, рассчитывая наладить в Сибири производство рельсов и добычу угля, создал «Общество Восточносибирских чугуноплавильных, железоделательных и механических заводов», в который вошли и Кольчугинские каменноугольные копи. Общество предполагало проложить от Кольчугино до Томска железную дорогу. Однако Мамонтов обанкротился, а созданное им общество развалилось. На Кольчугинской копи в 1900 годах действовали шахты «Успех» и «Николаевская». В 1906 году на шахте «Успех» трудилось 50 подземных и 40 поверхностных рабочих, которые добыли в 1906 году 474 920 пудов угля и приготовили 5400 пудов кокса. Тогда в селе Кольчугино было 108 дворов и 394 жителя. Естественно, на шахте работали не только жители этого села, но и из других ближних деревень, в том числе и Грамотеева.

В 1912 году было создано акционерное общество «Копикуз». По шестому пункту договора Кабинета с «Копикуз», последнее обязалось построить железнодорожную ветку от Кольчугина до Юрги. Вскоре от станции Юрга до Кольчугино, в ускоренном темпе началась прокладка железнодорожной ветки. В 1914 году началась первая мировая война. С первых ее дней, в армию было мобилизовано много кадровых шахтеров. Угольная промышленность ощущала недостаток рабочей силы. Но после того, как угольные рудники были признаны предприятиями, работающими на оборону, шахтеры стали освобождаться от призыва в армию. Укрываясь от мобилизации, зажиточные крестьяне, в том числе и из Грамотеева, потянулись на шахты. На рудниках появилось много навербованных казахов и китайцев. Но особенно настойчиво владельцы предприятий требовали присылки военнопленных. Так по переписи 1917 года в поселке Кольчугино (вместе с поселком Пеньки, железнодорожной станцией и Журинской шахтой) проживало уже 4907 человек. На руднике в это время в шахтах работало более половины горнорабочих — военнопленных.

Грамотеево в годы революции и гражданской войны

Так уж получилось, что деревушка Грамотеева, основанная еще в конце 17 века, оказалась незаметной на фоне бурных событий пронесшихся над Россией в начале 20 века. 27 февраля 1917 года последний Российский император на стации Дно, подписал отречение от своей власти. С этого момента все Кабинетские земли, принадлежавшие ему на правах собственности, стали ничейными. Хотя еще во время первой мировой войны на пространстве вокруг Грамотеева уже шла бурная революционная деятельность. С 15 апреля 1915 года среди кольчугинских шахтеров появился в последствии видный деятель РСДРП, большевик Михаил Иванович Сычев, носивший партийную кличку Франц Суховерхов. Одновременно в Кольчугине вел работу среди шахтеров и железнодорожников Петр Федорович Сухов, перебравшийся сюда с Ашанинских угольных копей близ Челябинска. Администрации шахт и рудников не на шутку были встревожены этим событием. Крестьяне тоже были в недоумении. В их сознание не укладывалось, как это можно было жить без царя. В Кольчугине в марте был образован Совет рудника, который на первых порах именовался Советом рабочих старост, но вскоре он был преобразован в Совет народных депутатов. В него вошло пять человек. Совет народных депутатов создал Исполнительный комитет, который впоследствии руководил текущей работой. В помощь ему были созданы комиссии, такие как: расценочная, техническая, продовольственная, культурно-просветительная и т. д… В противовес советам были созданы Комитеты общественного порядка и безопасности, призванные защищать интересы буржуазии. Борьба между Советами и Комитетами тянулась до конца мая 1918 года, когда на имя командира отряда чешских военнопленных Кадлеца в Мариинске поступила телеграмма из Новониколаевска от командующего Сибирской группы военнопленных капитана Гайды: «Арестуйте Совет, восстановите земскую власть, продвигайтесь к Красноярску, где ждите моих распоряжений. О выполнении сообщите». Нужно отметить, что по указанию Антанты, пленных чешских и словацких солдат, вооруженных винтовками, пушками и другим оружием, везли во Владивосток, чтобы потом на пароходах отправить на родину. Они двигались по железной дороге. Их эшелоны, в которых было более 50 тысяч бывших солдат Австро-Венгрии, растянулись по Транссибирской магистрали от Урала до Иркутска. По указанию Антанты реакционное командование чехословацкого корпуса подняло мятеж. Внезапным ударом чехи захватили станцию, Дом Советов, совнархоз, казначейство, почту и телеграф, а так же разоружили отряд Омских красногвардейцев, следовавший в эшелоне на Забайкальский фронт.

В Омске было создано Временное Правительство Сибири. Командующим армии стал адмирал А. В. Колчак. Началась Гражданская война. В конце июня 1918 года весь Кузбасс был захвачен колчаковскими войсками. В каждом крупном населенном пункте были расквартированы воинские гарнизоны. Колчаковцы стали устанавливать свои порядки. Их поддержали промышленники, купцы, священнослужители и зажиточная часть крестьянства. В Кольчугине тоже расположился воинский гарнизон. Опасаясь репрессий, руководители рабочего движения начали скрываться по близлежащим деревням, где у них были сочувствующие крестьяне. Одним из таких руководителей был конторщик Кольчугинских рудников Роликов — Виноградов.

Вскоре Временное правительство Сибири издало Указ, призывавших добровольцев служить в белой армии. Но таких было немного. Тогда правительство объявило о мобилизации на воинскую службу молодежи. Однако, крестьяне наученные горьким опытом, стали уклоняться от призыва. Что вызвало волну карательных операций со стороны новой власти. Каратели врывались в деревни, хватали молодых мужиков и если те успевали скрыться, пороли на площади их отцов. Все это в деревнях вызывало ненависть к Временному Сибирскому правительству. Мужики начали организовывать партизанские отряды. Такой отряд, под командованием Ролико-Виноградова, был создан в деревне Грамотеева, куда вошли 15 молодых мужиков, сочувствующих большевикам. Этот отряд действовал на территории в округе своей деревни. Вскоре из таких отрядов сформировались целые партизанские армии, громившие колчаковцев.

После освобождения Урала командующий войсками Восточного фронта М. В. Фрунзе 13 августа отдал приказ: «Восточному фронту продолжать уничтожение войск Колчака и овладеть Западной Сибирью». В это же время в Кузбассе активизировалось партизанское движение. К 9 декабря 1919 года части 5-ой Красной армии уже подходили к Новониколаевску (Новосибирску). В начале декабря разгорелось массовое восстание крестьян по соседству с Кольчугинскими рудниками. За несколько дней восстание охватило Щегловский уезд и перекинулось в Кузнецкий и Мариинский уезды. 17 декабря, в занятом партизанами Кольчугине, состоялось собрание рабочих, на котором было решено о проведении выборов в Совет. 19 декабря 1919 года открылось организационное заседание Совета. Новый исполком Совета в своем воззвании призвал население «впредь до прибытия центральной власти или же получения от нее директив, мирно приступить к своим обычным работам». 28 декабря, развивая наступление, части пятой Красной Армии вступили в Мариинск, закончив освобождение Кузбасса от колчаковцев.

Восстановление народного хозяйства

С 1921 года в стране началось восстановление народного хозяйства, подорванного в годы мировой, а за тем гражданской войны и интервенции. К началу восстановительного периода сельское хозяйство находилось в сложном положении. Продразверстка, сыгравшая свою роль в период гражданской войны, теперь не устраивала крестьянство. В конце 1921 года в Западной Сибири вспыхивает эсеро-кулацкий мятеж. Но середняк не поддержал восстание против Советской власти и оно захлебнулось. Что касается сельской бедноты, то она уже в 1920 году начала создавать коллективные хозяйства — коммуны и артели. К концу 1920 года в Кузбассе насчитывалось 13 коммун и столько же артелей. Однако большинство крестьян, в том числе и в Грамотееве, по — прежнему вело хозяйство индивидуально. В отличие от других районов, Сибревком на некоторое время сохранил продразверстку в Томской губернии. Вплоть до 1922 года политическое положение в деревнях Кузбасса продолжало оставаться напряженным. 22 декабря 1922 года ВЦИК и Совнарком принимают декрет о восстановлении сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности и об организации кредита для крестьянства. К 1926 году посевные площади Кузбасса достигли довоенного уровня.

Как хлеборобы стали шахтерами

За годы своего существования деревня Грамотеево входила в состав Тобольской и Томской губерний, Бачатской волости и Старопестеревскому сельсовету. Зарождение одноименного поселка Грамотеино связано с открытием в 1939 году шахты «Грамотеинская». В 1933—1934 годах Ю. Ф. Адлер установил антиклинальную складку, протянувшуюся от с. Старо-Пестерево через Лиственную гриву, где насчитывалось десять пластов угля, до деревни Мохово. Мохово-Пестеревское месторождение, находившееся в Беловском районе, относилось в те времена к Новосибирской области. Органы Советской власти этой области с помощью этого месторождения решили создать свою топливную базу. Решение подкрепили постановлением за № 608 президиумом городского Совета от 16 июня 1939 года, в котором сказано: «В целях пополнения ресурсов города, необходимых для снабжения населения и предприятий, не имеющих централизованного снабжения топливом, организовать в системе Горместпрома угольную шахту в деревне Грамотеино Старо-Пестеревского сельсовета, под названием «Грамотеинская шахта» отдела местной промышленности Новосибирского горсовета. Утвердить директором шахты Василия Романовича Курчина».

Из окрестных деревень и близлежащих городов потянулись люди осваивать новые богатые залежи угля. Старожилы помнят имена первопроходцев В. Ф. Поморцева, А. И. Репина, С. Н. Винцентова, В. Д. Силаева, В. И. Пшегорского, П. М. Котова, П. В. Кузнецовой, Ф. Е. Гордикова, В. П. Крель и других.

После Великой Отечественной войны Новосибирской области не хватало топлива, тогда отдельные предприятия Новосибирска стали своими силами строить свои шахты на Беловской земле. Так, эвакуированный с запада авиационный завод имени Чкалова Министерства авиапромышленности, в 1947 году ввел в строй шахту № 6 с суточной добычей 150 тонн. В 1950 году шахту № 6 объединили с ГШУ, а поселок, выросший возле него, был присоединен к Грамотеино.

В 1954 году в пойме реки Ини в 14 километрах от центра г. Белова, началась закладка первых шурфов участка шахты «Полысаевская», с перспективой его развития в самостоятельное производство. В этом же году началось и строительство жилого поселка, получившего название Новостройка. 5 мая 1956 года был подписан акт о сдаче в эксплуатацию и тогда же, из единственной, на тот момент, лавы, пошел на гора первый уголь. В том же году шахта с проектной мощностью в 400 тысяч тонн угля в год получила свое первое имя «Грамотеинская 1−2».

Согласно решению правительства СССР, в 1957 году институт «Сибгипрошахт» — по пластам Байкаимскому и Полысаевский-2, выполнил проект на строительство угольного разреза «Колмогоровский» с производственной мощностью 400 тысяч тонн топлива в год и сроком службы 10 лет. Сразу же со строительством предприятия на левом берегу реки Иня, примерно в двух километрах от поселка Новостройка, началось строительство жилых домов поселка, получившего название Колмогоры. В 1966 году производственная мощность разреза увеличилась до 700 тысяч тонн. Между тем, пласт Байкаимский уже отработался к 1968 году. Чтобы не снижать объемов производства, в 1967 году было принято решение о строительстве Сартаковского участка с проектной мощностью 750 тысяч тонн в год и сроком службы семь лет. В 1970 году участок был сдан в эксплуатауию.

Зарождение поселка Грамотеино в своем нынешнем статусе, связан с открытием в 1939 году в окрестностях деревни Грамотеино шахты «Грамотеинская». Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 30 апреля 1952 года, по ходатайству рабочих и служащих Грамотеинского шахтоуправления, Грамотеино Старопестеревского сельского Совета было отнесено к категории рабочих поселков. В 1957 году поселковый Совет был переподчинен Беловскому горисполкому.

Первым председателем Грамотеинского Совета была избрана А.В.Чепурная.

Борис Костюра с авторской программой «Белово и Беловчане»

1998 08 30 Поселок Грамотеинский Чепурная Таисия Васильевна

В настоящее время поселок Грамотеино состоит из микрорайонов Грамотеино, Ивушка, Зич, Новостройка и Колмогоры.

Поселок занимает площадь в 14,5 кв. км, а население приближается к 15 тысячам жителей. Если за всю свою прошлую историю жители деревни Грамотеино, в основном, были неграмотными, то сейчас в поселке три общеобразовательных школы, детская художественная, музыкальная и четыре дошкольно-образовательных учереждения.

Грамотеинцы лечатся у медицинских специалистов в поликлинике № 3, состоящей из взрослого и детского отделений и противотуберкулезной больницы. В поселке функционируют КЦ «Грамотеинский», детская библиотека «Колмогоровская», библиотека «ГРАМОТеинскАя», спорткомплекс «Угольщик».

Имеются два почтовых отделения, филиал «Сбербанка» и рынок. Для верующих — церковь Серафима Саровского.

Автор: Михаил Копытин

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник