В годину грозных испытаний — город Белово в годы Великой Отечественной войны

Тыловой труд — будничный, незаметный, в нем не кровь льется, но пот, — в нем не наносят смертельных ран, но не меньше нужно величие души, чтобы день за днем, ночь за ночью, преодолевая усталость, отдавая все силы, вооружать и снабжать Красную Армию, верить в нее священной, всенародной верой, что победит и отомстит она разорителям Родины нашей.

Алексей Толстой

ВОВ Белово

Введение

Великая Отечественная война — событие, которое сыграло настолько важную роль в мировой истории, что никогда не будет забыто.

Трагическим было её начало. Демографические потери за шесть месяцев и девять дней 1941 года составили 4 миллиона 473 тысяч 820 человек

В первые военные месяцы Советский Союз утратил значительную часть своего экономического богатства. К ноябрю 1941 года немцы оккупировали территорию, на которой до войны производилось свыше 60% угля и чугуна, около 60% стали и алюминия, почти 40% зерна, 80% сахара.

Наша страна смогла собраться с силами и одержала победу в том числе и благодаря тому, что была проведена эвакуация, во-первых, предприятий, обеспечивавших фронт боевой техникой и боеприпасами, и, во-вторых, людей для работы на этих фабриках и заводах.

Роль города Белово в победе над фашистской Германией не ограничивается только участием беловчан в боевых действиях — они обеспечивали фронт продукцией промышленности и народного хозяйства.

Не меньшее значение имела работа эвакогоспиталей по спасению раненных и больных воинов Советской армии. Одним из конечных пунктов, куда в 1941 году начали прибывать санитарные поезда, был наш город. Жители города делали все возможное, чтобы спасти жизни пострадавшим воинам. Всё вместе — искусство врачей и заботливое внимание населения — творило чудеса. Сотни бойцов, оправившись от ран, возвращались на фронт или к мирному труду.

Хотелось бы знать поименно всех, кто сражался в тылу, кто сутками не уходил из цехов и забоев, все свои знания, опыт, силы отдавая делу победы, знать больше о событиях тех лет и трудовых подвигах беловчан в те сложные годы. Однако следует отметить, что специальных исследовательских работ о городе Белово в годы Великой Отечественной войны крайне недостаточно.

Исходя из этого была определена цель — изучить и описать деятельность промышленных предприятий и госпиталей города Белово в 1941—1945 годах.

Работа написана на основе воспоминаний беловских тружеников тыла и их родственников, документальных материалов Кемеровского и Беловского краеведческих музеев, мемуаров и монографий. Точкой опоры также стала выставка Военно-медицинского музея города Санкт-Петербурга в августе 2010 года, организованная в Кемеровском краеведческом музее и посвященная госпиталям, эвакуированным в кузбасские города, где было показано, что Кузбасс в годы войны являлся крупным госпитальным центром страны.

Интересны книга «Кузбасс — фронту» С.Е. Вагина, Р.Ф.Лобановой, рассказывающая о том, как в городах и сёлах Кузбасса приближали день Победы; «Подвиг на все времена» Л.В.Лезиной о беловчанах — участниках войны.

Материалы выполненной работы можно использовать как информацию о деятельности эвакуированных и местных промышленных предприятий города Белово, источниками которой являются воспоминания участников тех событий, документы и фотографии того времени, хранящиеся в музеях. Данные предприятия и здания можно считать памятниками исторического значения, мемориальными объектами города Белово.

Глава I. Изменения в экономике города Белово в период Великой Отечественной войны

В начавшейся Великой Отечественной войне обеспечение фронта всем необходимым для ведения боевых действий всецело зависело от деятельности тыла, которым стала огромная часть страны.

Создавать военное хозяйство в условиях Отечественной войны пришлось в восточных районах, куда эвакуировались сотни заводов, в том числе оборонных отраслей промышленности. Западная Сибирь (наряду с Уралом, Поволжьем и Средней Азией) стала важной составной частью военного хозяйства страны. Ввиду потери Донбасса и южной металлургии на долю Западной Сибири с ее богатейшим Кузбассом выпала роль главного угольного источника, второй металлургической базы (после Урала) и крупного производителя оружия.

Эвакуация промышленности и населения проводилась под контролем Центрального комитета (далее ЦК) партии и Государственного Комитета Обороны (далее ГКО). 24 июня 1941 года было принято совместное постановление ЦК ВКП (б) и Совета народных комиссаров (далее СНК) СССР № 1740сс «О создании Совета по эвакуации». Через три дня утвердили постановление ЦК и СНК «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Это постановление впоследствии было дополнено директивой ГКО от 7 августа 1941 года, согласно которой при размещении эвакуированных предприятий на новых местах преимущество во всех отношениях должно было отдаваться заводам, выпускавшим военную продукцию, а также предприятиям цветной, специальной черной металлургии и химической промышленности5. В течение одного только 1941 года на восток эвакуировали 2593 предприятия, свыше 11 тысяч тракторов, огромное количество скота и другого колхозного и совхозного имущества, многие научные учреждения и учебные заведения. Из прифронтовой полосы вывезли свыше 10 млн. человек.

В Кузбассе полностью либо частично разместили оборудование 82 эвакуированных предприятий. Из них 5 заводов вскоре реэвакуировали. На базе оставшегося и восстановленного оборудования 77 предприятий создали в Кузбассе 33 новых завода, в том числе 10 оборонных заводов и одну фабрику

Кемеровская область с административным центром в городе Кемерово стала самостоятельной единицей в разгар войны, в январе 1943 года, когда решением правительства страны была выведена из состава Новосибирской области, потому что регион к тому времени достиг такого уровня развития и приобрёл столь огромное значение для экономики страны, что им целесообразнее было управлять из местного центра.

Подобные изменения чуть раньше коснулись и Белово.

Рабочий посёлок Белово был преобразован в город лишь незадолго до войны.

4 декабря 1938 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР. Градообразующими факторами явилось, во-первых, открытие в 1921 году железнодорожной ветки Кольчугино-Белово-Усяты (Прокопьевск), во-вторых, строительство в 1928—1930 годах цинкового металлургического комбината — первенца цветной металлургии Кузбасса, в-третьих, вступление в строй в апреле 1933 года первого крупного угледобывающего предприятия на беловской земле — шахты «Пионерка».

Таким образом, выбор города в качестве пункта расположения эвакуированных предприятий был обоснован наличием путей сообщения и важных в стратегическом плане предприятий.

За годы Отечественной войны народное хозяйство города Белово и Кузбасса в целом прошло три последовательных этапа.

Первый этап — перестройка промышленности на военный лад. Она связана с изменением номенклатуры выпускаемой продукции: в одних случаях частично, в других почти полностью. Горняки должны были увеличить добычу угля, пригодного для коксования, чтобы металлурги смогли давать больше металла Родине. В химической промышленности пришлось перейти от от производства минеральных удобрений к производству сырья для для боеприпасов. Перед металлургами была поставлена задача увеличить выпуск качественного металла, в том числе броневого листа для танков и самоходных орудий. Ряд предприятий машиностроения был переведён на изготовление вооружения.

Кроме того, важной задачей являлось восстановление и ввод в действие заводов и цехов, эвакуированных из западных районов страны.

Второй этап развития военного хозяйства был связан с преодолением трудностей военных лет. К концу первого года войны упала производительность труда. Причина — потеря значительной части квалифицированных рабочих и инженерно-технических кадров, ушедших на фронт. За четыре года войны мобилизовано (за вычетом повторно призванных) еще 29 миллионов 574,9 тысяч человек. А всего за этот период надевали шинели (с учетом уже служивших к началу войны) 34 476,7 тысяч человек. Иными словами, из населения страны изъята многомиллионная масса самых жизнедеятельных и трудоспособных людей, равная по численности всему населению Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии вместе взятых.

Освободившиеся места заняли выпускники школ фабрично-заводского обучения (ФЗО) и ремесленных училищ, женщины и подростки, не работавшие до этого в промышленности, престарелые люди, эвакуированные. Необходимо было не столько привлечь новых людей (все сознательно были готовы к работе под лозунгом «Все для фронта»), сколько обучить их новым профессиям.

Другая существенная трудность — нарушение сложившихся до войны экономических связей и исчерпание запасов сырья, полуфабрикатов, запасных деталей, накопленных в годы мирного развития. До Отечественной войны получали из Донбасса перегружатели, лебедки, из Ленинграда — отбойные молотки, котлы, резино-технические изделия, с Украины — строительные механизмы. Важными поставщиками продукции являлись предприятия Урала, Поволжья, Казахстана, которые с началом войны, если не полностью, то в значительной мере переключились на выпуск оборонной продукции. В сжатые сроки нужно было наладить новые промышленные связи, расширить сырьевую базу за счет открытия и освоения месторождений сырья и топлива на месте, а также создать новые производства по выпуску гражданской продукции, без которой не могла работать оборонная промышленность.

Третий этап — этап устойчивого роста всего народного хозяйства. О том, как выросли производительные силы Кузбасса в годы войны, можно судить по таким цифрам: валовая продукция промышленности увеличилась более чем в три раза, добыча угля — в 1,4 раза, коксующихся углей — в два раза, выпуск продукции металлообработки и химии — в десять раз, черной металлургии — в три раза, выработка электроэнергии возросла в два раза.

I.1. Завод «Кузбассрадио» в годы войны

15 октября 1941 года Совет по эвакуации при ГКО СССР принял решение Коломенский патефонный завод эвакуировать вглубь страны. Место назначения — город Белово Новосибирской области. На основании таких же решений в Белово эвакуируют Апрелевский завод грампластинок «Памяти 1905 года», Московские мастерские контрольно-измерительных приборов, частично заводы «Кинап» из Одессы и Ленинграда. В течение полутора месяцев Коломенский завод был полностью демонтирован.

Последний эшелон с оборудованием и людьми отправлен 1 декабря 1941 года. Первый состав в Белово прибыл 29 ноября 1941 года.

Эвакуация была закончена 28 декабря 1941 года. По данным бывшего директора завода Л. Е. Черняк всего из Коломны в Белово вывезено 114 вагонов с оборудованием и материалами, а из Апрелевки — 49 вагонов.

Вагоны прибывали на цинкзаводскую ветку. Под размещение Коломенского и Апрелевского заводов были освобождены здания ремесленного училища и школ № 8, 5, а под размещение «Кинапа» — здание городского Совета депутатов трудящихся11.

Из воспоминаний парторга ЦК ВКП (б) Коломенского патефонного завода А. М. Ясинского:

«Беловчане встретили нас радушно. Женщины прямо с вокзала уводили наши семьи домой, мужчины помогали разгружать оборудование. Металлурги выделили паровой подъемный кран. Станки и прессы устанавливали на металлические листы и волоком тащили к зданиям средней школы № 1, ремесленного училища и спортивного зала. Здесь должен был разместиться наш завод. Здания требовали реконструкции, но не хватало специалистов-строителей, материалов, транспорта. Фронт требовал от нас уже не патефонов, а военной продукции. Токари и инструментальщики, гальванеры и шлифовщики становились каменщиками и штукатурами, плотниками и бетонщиками. Люди буквально сутками не выходили из корпусов. Работа шла конвейером: вслед за строителями монтажники ставили оборудование.

За месяц был выполнен полугодовой объем работ. Все цехи — инструментальный, механический, гальванический, штамповочный, сборочный, пластмассовый и деревообделочный — были подготовлены для выпуска военной продукции»

Несмотря на все трудности сибирской зимы, дело продвигалось быстро; долбились ямы под фундаменты, устанавливалось оборудование.

12 декабря 1941 года приказом директора по заводу В.Д. Жукова завод переведён на 11-часовой рабочий день. Начался монтаж и пуск оборудования. По заданию правительства всё оборудование нужно было смонтировать к 1 Мая 1942 года и дать первую продукцию 1 июня.

Однако уже 25 декабря 1941 года приступили к работе инструментальный и доделочно-механический цеха.

Из Коломны прибыло около 500 рабочих и ИТР со своими семьями, из Апрелевки — около 50. Они стали ядром нового производственного коллектива. Прибыли лишь основные специалисты, а заводу требовались тысячи рабочих.

В январе 1942 года сотни женщин и подростков уже стояли за фрезерными, револьверными, сверлильными, резьбонарезными станками, у сборочных верстаков, слесарных тисков, у гальванических ванн. И под руководством наставников люди работали на станках, на сборке, приобретали рабочие профессии.

Вот имена некоторых наставников-эвакуированных: наладчики автоматов Иван Федорович Кулик, Варвара Алексеевна Изотова; мастера Николай Васильевич Дмитриев и Михаил Михайлович Громов; наладчики цехов Леонид Борисович Березан и Лев Александрович Иоффе; инженеры Певцов Владимир Петрович и Недзвецкий Илья Иосифович, главный инженер Николай Максимович Каратыгин, парторг ЦК на заводе Апполинарий Матвеевич Ясинский и другие. Многие из них стали почетными ветеранами завода.

Началось комплектование предприятий. По приказу Народного Комиссариата общего машиностроения СССР (далее НКОМ) № 74 от 28 ноября 1941 года был организован на базе оборудования Коломенского патефонного завода и Апрелевского завода грампластинок на площадях ремесленного училища станции Белово Томской железной дороги граммофонно-пластиночный завод с присвоением ему названия «Беловский граммофонно-пластиночный завод НКОМ» с включением его в состав предприятий Главлегмаша.

В Коломенский завод влился Апрелевский завод грампластинок и Ленинградский патефонный завод. 8 марта директор Жуков В. Д. приказом наркома переведён на Томский завод «Манометр». Директором завода назначен В.Г. Шифрин, главным инженером Н. М. Каратыгин.

В мае 1942 г. корпус школы № 1, где был расположен госпиталь, передан заводу. В этом корпусе организован цех № 12, где установлены автоматы «КОНы».

7 июля 1942 года приказом Народного Комиссариата минометного вооружения (далее — НКМВ) заводу присвоен номер 842. С этого времени завод стал именоваться Беловским заводом НКМВ № 842, для открытой переписки — завод п/я (почтовый ящик) 17. Московские мастерские контрольно-измерительных приборов, заводы «Кинап» из Одессы и Ленинграда объединены в завод № 288. 18 сентября 1942 года распоряжением заместителя командующего военно-воздушных сил Красной Армии для более оперативной связи руководства завода с обкомом партии и другими областями и организациями в распоряжение директора завода выделен самолет У-2.

Поначалу выпускалась только военная продукция: взрыватели, авиабомбы, прицелы, бойки для гранат, танковые радионаушники и радиостанции. В 1942 году на основании решения СНК СССР производство боеприпасов на заводе полностью прекращено. Кроме радиостанции А-8 завод освоил выпуск узлов радиоаппаратуры, верньерных механизмов, аппаратов «МАК», фишек кабеля питания, аппаратов «Малютка», тумблеров «Лилипут» и многого другого.

В первом квартале 1943 года по решению Народного комиссариата электропромышленности (далее — НКЭП) освоен выпуск войсковых радиостанций, а также узлов и деталей для радиоаппаратуры.

3 января 1943 года на завод была возложена организация производства радиоприемников для танков Т-34, Т-70, Т-80 типа «Малютка» со сроком выпуска в апреле 1943 года. Однако на заводе не было ни одного радиста, была неизвестна технология производства, не было специального оборудования. К тому же, освоение нового производства, его перестройка, должны были быть выполнены в кратчайший срок.

В то время в городе Новосибирске на радиозаводе изготавливались аналогичные радиоприемники. Технология и организация производства полностью соответствовали требованиям изготовления приемников для танков. Имелись квалифицированные кадры и специальное оборудование, а главное, опыт работы. Беловчане обратились за помощью, и такая помощь была оказана. Из Новосибирска было направлено несколько инженеров-радистов и квалифицированных рабочих. Оттуда же были переданы чертежи оснастки и некоторые части оснастки, несколько намоточных станков.

Конструкторы и технологи завода своими силами переработали всю технологическую документацию на танковый вариант, инструментальщики приступили к изготовлению оснастки. В цехах изготавливали приспособления и технологическое оборудование. В короткий срок около 350 человек было обучено новым специальностям обмотчиков, сборщиков и регулировщиков. За четыре месяца завод переоборудовали на производство приемников. Оборудовали конвейер для сборки, изготовили оснастку и оборудование, освоили намотку катушек для трансформаторов и их пропитку. Весь 1943 год продолжалась отладка технологического процесса и наращивание мощностей по выпуску приемников. На заводе «Кинап» налаживался и наращивался выпуск передвижных киноаппаратов, которые поставлялись в армейские части.

В мае 1944 года завод освоил и начал выпуск радиостанции 9РС, известной под названием «ТУР».

Всего за годы войны помимо боеприпасов, начиная с 1943 года, было изготовлено: 60 тысяч радиоприемников «Малютка»; 47 тысяч штырьевых антенн «АШ», 57 штук приемопередатчиков «9РС» «ТУР»; 7500 штук фильтров к умформерам, 100 тысяч триммеров «Хамерлунд», 328 тысяч тумблеров «Лилипут», 8810 штук верньерных механизмов, 4400 штук передвижных киноаппаратов.

Многие работники были награждены значками «За трудовое отличие», «Отличник социалистического соревнования НКЭП».

Более 300 тружеников предприятия награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941−1945 г. г.», бывший директор предприятия В.Г.Шифрин удостоен ордена Трудового Красного знамени, а главный инженер Н.М.Каратыгин — ордена Красной Звезды.

I.2. Шахты «Сигнал» и «Пионерка» в годы войны

Шахта «Сигнал» — одна из старейших в Кузбассе и первая на Беловском руднике. Она была основана в первые годы советской власти и прошла весь сложный путь развития угольной промышленности нашей страны: от малой артели углекопов до современного предприятия, оснащенного новейшей угледобывающей горной техникой.

С июля по ноябрь 1941 года более двухсот горняков артели «Сигнал» ушли защищать родину. Место мужчин стали занимать обученные на ускоренных курсах шахты (КРО) люди, непригодные к службе в армии. На всю шахту осталось только пять опытных забойщиков, которые не подлежали призыву по возрасту. Это Кирилл Сафонович Терехин, Дмитрий Афанасьев, Павел Григорьевич Каштанов, Анисим Михайлович Чепелкин, Федор Григорьевич Салтымаков.

Женщины освоили профессии навальщиц, лесодоставщиц, откатчиц, мотористок и многие другие. Хорошо освоили профессию забойщики Таисия Мулгалиева и Анна Гаденова. Они всю войну проработали в забоях шахты.

Шахта продолжила работу, но количество добываемого угля сократилось вдвое, хотя в забоях трудились по десять-двенадцать часов.

В 1942—1943 годах на шахту стали возвращаться списанные по ранению участники Великой Отечественной войны. Они, не успев оправиться от ран, шли в забой добывать уголь, так нужный стране. В числе таких фронтовиков были: Данил Ермилович Печеркин, Константин Федорович Поморцев, Сергей Иванович Кулебакин, Петр Кутергин и другие.

Вернулся после ранения в 1943 году на шахту и техник Борис Иванович Евсюков, который в 1936 году работал в забое шахты, а с 1938 года, после окончания годичных курсов в Прокопьевском техникуме, техноруком артели16.

В 1943 году по просьбе Беловского райисполкома горняки артели «Сигнал» открыли небольшие сезонные шахты с годовой добычей четыре-шесть тысяч тонн угля. Такие шахты были открыты в деревнях Коновалово, Уроп, Сартаки, Коротково и Мохово. Впоследствии пласты в районе Старо-Белово отрабатывались другой шахтой, имени Гастелло.

«Пионерка» — тогда молодое, технически плохо оснащенное предприятие.

Проектная мощность всего 600 тонн угля в сутки. В лавах мало воздуха, нет орошения. Ручные сверла, на счету каждый грамм аммонита, каждая стойка, латаные транспортеры, изношенные аккумуляторные электровозы — вот все, что имели горняки. Начальнику шахты Василию Никифоровичу Красюку и парторгу Николаю Петровичу Харитонову было очень сложно организовать производство в военное время, имея такую материальную базу и нехватку кадров.

Женщины выполняли мужскую работу. Евгения Ивановна Захарова, Татьяна Николаевна Овчинникова, Татьяна Тихоновна Бызова умело водили электровозы. Навальщицы Михитаба Ардаширова и её напарницы Нина Сарина и Наталья Бабанакова постоянно перевыполняли норму по навалке угля в лавах. Но уголь доставался очень тяжело.

На 1941 год шахта «Пионерка» получила задание добыть угля на 14% больше плана 1940 года. Нелегко пришлось первое время горнякам. Ещё более ухудшилось материально-техническое снабжение. В августе 1941 года план добычи угля, например, был выполнен на 99,5 процента, шахта потеряла из-за простоя механизмов 1182 тонны угля.

Вспоминает Иван Фёдорович Глебов:

» С фронта я пришел в 1944 году по ранению. Работать пошел на родную шахту «Пионерка», где был коногоном еще до войны, оформили меня слесарем. Спецодежды не хватало, носили что придется. Сапог тоже не было, и к галошам пришивали голенища. Обувка эта пропускала воду. Женщины работали в шахте, в основном навальщицами. Сменная норма у навальщицы была 14 тонн, при этом женщины еще ухитрялись помогать своему забойщику».

Каждый горняк считал своим непременным долгом помочь после работы эвакуированным. Сразу же после выхода из лав бригады отправлялись на строительство жилья. Многие бабанаковцы, конечно, помнят старую Горняцкую улицу. Почти вся она была построена безвозмездно, на воскресниках.

К декабрю 1941 года положение на шахте выправилось, и потом в течение всего военного времени выполнялся план. Многие шахтеры выполняли норму на 150—180 процентов. К ним относятся Темирбаев, Максимов, Истляев, Ильчук, Мамаев, Солдаткин, Ланкин, Симаков, Тихонов и другие.

В течение первых полутора лет войны шахта превысила проектную мощность в три раза.

В 1942 году все предприятия города перестроились на военный лад. Производственная программа и спецзадания Государственного комитета обороны выполнялись полностью. За период с 1941 по 1945 гг. на шахте было добыто 2 миллиона 360 тысяч тонн так необходимого стране угля.

За работу в годы войны шахте вручено на постоянное хранение переходящее Красное Знамя ВЦСПС и Наркомугля СССР, присуждающееся в годы войны победителям соцсоревнования. 536 трудящихся шахты награждены медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

На площади воздвигли обелиск шахтерам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

I.3.Беловский цинковый завод

История завода началась летом 1928 года с работы по освоению строительной площадки; на первых плитках цинка, отлитых беловскими металлургами, стоит надпись: «ВСНХ СССР. Беловский цинковый завод. Первенец Сибирской пятилетки. 1 января 1931 г.».

На фронт ушли многие рабочие Беловского цинкового завода, — их заменяли жёны, дочери. Они работали не только в муфельном, механическом, но и в таких «тяжёлых» цехах, как обжиговый и дисцилляционный. Например, шихтовочный отдел дистилляционного цеха почти полностью был укомплектован женщинами.

«Женшины заменили десятки производственников и успешно справляются со своими задачами.

Депутат горсовета тов. Шевченко— отличный глиномес в муфельном цехе, коммунистка тов. Владимирова — хоро­ший электромонтер, Анастасия Шамаева неплохо готовит фасонный огнеупор. Молодые специалисты тт. Жидкова и Берсенева ведут большую исследовательскую работу в лаборатории завода», — написал И. Перов, секретарь партбюро завода, в статье «Военные будни» («Советская Сибирь» от 24 декабря 1941 года).

Несмотря на трудности к концу 1941 года производительность труда поднялась на 16,7%23, цинка было получено на 21% больше.

В конце 1941 года на Беловский завод прибыла группа работников с Константиновского завода «Укрцинк», которые сопровождали эшелон с эвакуированным оборудованием. Именно в это время коллектив завода много сделал по расширению производственных мощностей газостанции и обжигового цеха. В условиях действующего производства начали возводить новые и реконструировать старые помещения.

Опыт стахановцев-обжиговиков обобщали инженеры, развивая и углубляя все наиболее ценное. В этом направлении много сделал начальник обжигового цеха А. Н. Лукин, предложение которого по дополнительной подаче подогретого воздуха повысило производительность печей первичного обжига и качество самого обжига. Изменение системы кладки пода печей позволило удлинить срок их службы, сократить простои печей на ремонте.

В муфельном цехе для ускорения сушки муфелей и равномерности их нагрева в сушильных камерах был введен нижний подогрев.

Прессовщик Иванников добился более полного использования пода печей при посадке муфелей на сушку, что повысило производительность печей на 50%.

Составщик шихты Комаров предложил использовать для изготовления муфелей не крупную фракцию кокса, а пыль коксика, более пластическую, лучше распределяющуюся в муфельной массе.

На очереди стояло получение металла высоких марок. Инженеры и техники Карпухин, Тарасов, Полетаев, Гайворонский, рабочие Николаев, Масько, Романов, Шептев провели большую исследовательскую работу по получению цинка высших марок сначала в полупромышленном, а затем и в промышленном масштабах.

В годы войны завод вынужден был перейти на переработку концентратов с повышенным содержанием железа. Пришлось изменить технологический режим и процесс дистилляции. Это потребовало немало труда.

Нужен был чистый цинк, кадмий, цинковый купорос.

В 1943 году был построен и пущен в эксплуатацию ректификационный цех рафинирования дистилляционного цинка. В короткий срок освоили новую технологию. Страна начала получать цинк чище, чем довоенный. Завод стал выпускать кадмий простейщим безэлектролизным способом, черновой свинец и цинковый купорос.

Благодаря труду коллектива, постепенно увеличивавшего выпуск продукции, страна не испытывала дефицита в продукции Беловского цинкового завода.

Более семисот рабочих и инженерно-технических работников цинкового завода были награждены медалью «3а доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Глава II. Эвакогоспитали города Белово

Военная медицина из службы призрения за пораженными в боях и больными в прошлых войнах превратилась в один из основных источников пополнения действующей армии опытными в боевом отношении солдатами и офицерами, возвращенными в строй после лечения.

Смирнов Е. И. «Фронтовое милосердие»

История деятельности тыловых госпиталей — это память о горе, о страданиях, память о мужестве и героизме всего народа.

По донесениям фронтов, флотов, отдельных армий и флотилий, санитарные потери наших войск (сил) составили 18 344 148 человек, в том числе 15 205 592 раненых, контуженых и обожженных, 3 047 675 заболевших и 90 881 обмороженных.

Военно-медицинская статистика показывает, что из числа раненых, контуженых и обмороженных, поступивших за всю войну на излечение в медицинские учреждения, 71,7% возвращено в строй, 20,8% признано негодными к службе и уволено из армии с исключением с воинского учета или в долгосрочные отпуска по болезни, а около 7,5% умерло.

Огромное число санитарных потерь показывает, каким нелегким был труд медицинских работников фронта и тыла. Через их заботливые руки прошли более 22 миллионов военнослужащих и вольнонаемных. Их большая заслуга, прежде всего в том, что свыше 17 миллионов пораженных в боях и заболевших возвращено в строй. А из числа раненых после излечения продолжали сражаться с врагом более 10,5 миллионов человек.

Здесь уместно подчеркнуть громадный объем работ, проведенный по созданию обширной сети армейских, фронтовых и тыловых госпиталей для оказания медицинской помощи раненым и их эффективного лечения. Только в тылу страны было сформировано органами здравоохранения, краевыми, областными и городскими Советами депутатов трудящихся тыловых госпиталей почти на 1 миллионов коек. 700-тысячная армия врачей и среднего медицинского персонала, а также санитаров, санитаров-носильщиков, санинструкторов на фронте и в тылу была занята спасением раненых и восстановлением их здоровья.

В Кузбассе находилось более семидесяти госпиталей.

В годы войны недостаток медицинских кадров требовал постоянной учебы и переподготовки врачей. Этой работой занимались медицинские вузы и институты усовершенствования врачей, сами лазареты. В Кузбассе медперсонал учили на краткосрочных курсах, на примерах работы выездных медицинских бригад, научных конференциях, на показательных операциях. Свой опыт Кузбасс имел и в подготовке медсестер. Этим занимались учебные заведения, местные эвакопункты СибВО (Сибирского военного округа), военкоматы, санитарные оборонные общества, сами госпитали.

Существенное место деятельности персонала занимали вопросы материально-технического обеспечения. В войне 1941−1945 гг. одна санитарная служба Красной Армии не смогла в достаточной мере обеспечить работу госпиталей. В Кузбассе выход был найден в тесном сотрудничестве с местными властями и общественными организациями, в системе налаживания шефской помощи промышленных предприятий. Для производства необходимых строительных материалов, изготовление медицинских лекарств, препаратов, оборудования и имущества использовались в основном местные ресурсы и сырьё.

Сибирь имела свои особенности и в лечебной работе.

Выделяется регион Новосибирской области (в состав которой до 26 января 1943 года входил Кузбасс). Благодаря системе специализированных лазаретов, наличию опытных научных и медицинских кадров здесь делали уникальные операции, применяли малоизвестные в мировой практике методы лечения (операции на черепе, мозге, сердце, легких и др.). В то же время здесь, по сравнению общесоюзными данными, был более низкий удельный вес выписки раненых в боевой строй, длительнее сроки лечения. Более высокая смертность. Это объясняется тем, что сибирские врачи лечили тяжелораненых после длительных перевозок, которых не брались лечить фронтовые районы.

В годы войны в Белове в разное время находилось четыре госпиталя — № 1136, 3356, 3437, 3619. Под их нужды были использованы школы № 1, 76, а также железнодорожное училище № 4. Это были лучшие кирпичные здания города с просторными холлами и вестибюлями, с канализацией и водоснабжением. В октябре 1941 г. в Белове был образован комитет помощи раненым, который взял заботу о раненых под свой контроль. Им было подготовлено около 100 местных сандружинниц.

Шефами госпиталей стали трудовые коллективы цинкового завода, железной дороги, швейной фабрики и другие предприятия и учреждения. Они производили ремонт и благоустройство корпусов и палат, оказывали помощь в культурно-воспитательных мероприятиях, заботились о своевременной выгрузке раненых из санитарных поездов, помогали в кадровых вопросах, а также жильем. В конечном итоге это помогало медикам успешно справляться с лечением раненых бойцов и командиров.

Госпиталь № 1136

Осенью 1941 года с Украины в Белове прибыл эвакогоспиталь № 1136 общехирургического профиля. Он имел 400 мест и разместился в помещениях двух школ общей площадью около 2000 м². Местные власти закрепили за ним 2 автомашины и 6 лошадей, организовали шефство городских предприятий. Они помогли в благоустройстве и радиофикации палат, в доставке раненым гуманитарной помощи населения.

Начальником госпиталя был военврач II ранга И.А. Добрушкин, окончивший в 1918 году медицинский факультет Харьковского университета. В штате было 150 человек: 14 врачей, более 40 медсестер и 50 санитарок. Медперсонал в основном окончил институты, техникумы, школы, курсы Харькова, Ленинграда, Одессы, Брянска, Клинцов, а молодой ординатор А. И. Клопман учился медицине во Франции. Начальниками отделений здесь работали Е. С. Ковалева, И. Р. Беседин. Их средний медперсонал — опытные специалисты, более половины медсестер имели стаж работы свыше 5 лет. Пробыв в Белове около шести месяцев, госпиталь в апреле 1942 года был вывезен за пределы области.

Госпиталь № 3356

Поздней осенью 1941 года с Украины в Белове прибыл госпиталь № 3356 общехирургического профиля на 550 мест. Он разместился в школе № 80 (сегодня № 10). Местные власти организовали над ним шефство предприятий и учреждений. Шефы провели ремонт и благоустройство палат, помогли персоналу квартирами и медицинским оборудованием.

Осенью 1942 года из-под Сталинграда стали приходить эшелоны с раненными солдатами. Среди них было много истощенных бойцов, с тяжелыми, запущенными ранами. В госпиталь принимали больных с тяжелейшими заболеваниями, в том числе с туберкулёзом. Большую роль в лечении раненных сыграли врачи, медсестры, доноры, как из числа сотрудников эвакогоспиталей, так и местных жителей.

В условиях военного времени не существовало нормированного рабочего дня. Сутками люди находились на рабочем месте.

Вспоминает хирург железнодорожной больницы Людмила Васильевна Софрошкина:

«Раненных привозили с вокзала на подводах, осматривали, а потом размещали в классных комнатах. В спортивном зале школы расположили тяжелораненых. К приходу санитарных поездов к железной дороге тянулись десятки подвод. Местные жители помогали в приемке больных и раненных бойцов: кто нес поесть, кто чистое белье, кто просто приходил поднять настроение. Бойцов везли в санпропускник. Дальше — на конвейере: в перевязочную, на рентген, в столовую и только после этих процедур в палату. Всегда раненных бойцов окружали большие толпы стариков, женщин и детей. Каждый беловчанин надеялся встретить среди прибывших отца, сына, брата. Узнать из уст фронтовиков о боях на передовых рубежах.

Начальником госпиталя был опытный военврач II ранга М. Я. Вербук, заместителем по политико-воспитательной работе — старший политрук А. Грабовенко. В штате числилось 186 человек, из которых: 17 врачей, 52 медсестры и санитарки. Госпиталь отличался молодыми кадрами, более 60% всех врачей и медсестер имели стаж работы до 5 лет. Здесь работали врачи М. Л. Гольдина, М. К. Мишнева, А. П. Тесленко, Е. Е. Шток, а также недавние выпускники медицинских школ, техникумов, курсов В. А. Бураковская, В. А. Ворошилова, Т. Г. Павловская и другие. Поэтому большое внимание администрация уделяла профессиональной учебе и переподготовке кадров.

Госпиталь № 3437

В июле 1942 года из п. Темиртау («где были не совсем нормальные условия для работы» — по данным «Справочника дислокаций госпиталей в 1941—1945 гг.) в Белово был переведен госпиталь № 3437. Он имел три медицинских отделения на 600 общехирургических мест. Городские власти передали ему помещения выбывших из города госпиталей, а также их пищеблоки и прачечные.

Начальником учреждения был военврач I ранга Раевский, заместителем по медицинской части — врач Айвазишвили, по политико-воспитательной работе — старший политрук Судейко. В штате числилось более 200 человек, среди них 16 врачей, более 50 медсестер. Здесь работали врачи Лютая, Лернер, Маневич, Назарова, медсестра Григорьева и другие.

Значительную помощь госпиталю оказывали шефы, особенно рабочие Беловской железной дороги, швейной фабрики, ателье «Маяк», а также местные домохозяйки. Они проводили ремонт помещений, помогали в выгрузке раненых, устраивали праздничные вечера, дарили подарки, занимались пошивом и ремонтом обуви и белья. В то же время, как видно из документов, персонал имел серьезные замечания по лечебной и политико-воспитательной работе, по вопросам трудовой дисциплины и сангигиены. В Белове госпиталь находился менее года и в марте 1943 года выбыл за пределы Кузбасса.

Госпиталь № 3619

Госпиталь № 3619 терапевтического и общехирургического профиля на 250 мест с двумя медицинскими отделениями стал формироваться в Белове в июле 1941 г.

Для госпиталя были отведены здания двух школ — № 1 и № 76, а также под жилье персонала передан ряд квартир в центральной части города.

Начальником учреждения стала военврач III ранга Шубина. В штате числилось более 100 человек, из них: 5 врачей, более 20 медсестер, окончивших учебные заведения Сибири. Санитарки и другая обслуга были набраны из местных жителей по найму.

В конце сентября 1941 года на заседании Беловского горкома партии Шубина докладывала, что лазарет к приему раненых пока не готов: нет оборудования, постельных принадлежностей, не подготовлены физиокабинеты, отсутствует транспорт, не хватает денежных средств и т. д. Благодаря своевременно принятым мерам, а также помощи комитета раненых и шефов из числа рабочих промышленных предприятий осенью 1941 года большинство отмеченных недостатков было устранено.

Медперсонал и пациенты госпиталя принимали активное участие в сборе средств в фонд обороны страны, в подписке на военные займы, в заготовке топлива и продовольствия. Давать анализ лечебной работе этого учреждения сложно, т. к. пробыл лазарет в Белове недолго, в апреле 1942 года он выбыл за пределы города.

Труд людей этой благородной профессии высоко оценен Родиной. Орденами награждены 8 медико-санитарных батальонов, 39 военных госпиталей, ордена и медали получили свыше 116 тыс. врачей и более 30 тыс. других работников здравоохранения, а 47 медиков удостоены звания Героя Советского Союза.

Заключение

Велик подвиг солдата, смотрящего смерти в лицо, но не менее велик может быть и обычный труд на заводе, в шахте, в поле… Во времена Великой Отечественной войны воевала вся страна, на передовой и в тылу отдавая свои жизни за Победу. Люди тыла стояли в одном строю с солдатами Советской армии и ковали победу на фронте мирных дел.

В первые же дни войны в Кузбассе развернулось широкое движение по увеличению выпуска промышленной, военной и сельскохозяйственной продукции. Лозунг Великой Отечественной войны «Всё для фронта, всё для победы» стал нормой жизни и поведения каждого. Этот лозунг, на мой взгляд, не был чужеродным, спущенным сверху правительством, он заложен в вековых традициях россиян. Так думал каждый, понимая, что надёжный тыл обеспечивает победы на фронте.

На смену мужчинам и женщинам, ушедшим на фронт, к домнам, в забои шахт, к станкам и верстакам шли непригодные к военной службе, старики, мальчишки и девчонки. Им удавалось путём сверхчеловеческих усилий увеличивать объёмы производства. Благодаря их труду армия собралась с силами, окрепла морально, бесперебойно получала необходимое для военных действий вооружение, боеприпасы, продовольствие и незаменимую квалифицированную медицинскую помощь.

Город Белово, как и вся страна, в ущерб производству отдал фронту лучших специалистов. Это не помешало за считанные месяцы начать давать фронту военную продукцию. Сроки никого не удивили бы, если бы не то, что нужно было не только работать на местных предприятиях, но и налаживать работу эвакуированных, которые (зачастую не в полном объёме) прибывали в тыл.

Несомненно, беловчане внесли свой неоценимый вклад в приближение Победы. И в какой-то мере наша работа отражает события тех лет и трудовые подвиги беловчан в годы войны.

Личные заслуги жителей города в годы Великой Отечественной войны отмечены многими наградами:

230 человек были награждены орденами,

4500 человек — медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг.»;

коллективы получали Красные Знамёна как победители социалистического соревнования.

Но главной наградой стала для всех Победа.

Время неумолимо забирает живых очевидцев Великой Войны и Великой Победы. Наша задача — успеть воссоздать картину прошлых событий как можно подробнее и передать её следующим поколениям. Ведь прошлое и будущее взаимосвязаны, и нельзя идти вперёд, не учитывая прошлого опыта.

Литература и источники

Акулов, М. Р. Промышленное развитие Сибири в годы Великой Отечественной войны (1941−1945гг) [Текст]/ М. Р. Акулов. — Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного педагогического института, 1967. — 339 с.

Алещенко, Н. М. Во имя победы [Текст]/ Н. М. Алешенко. — М.: Просвещение, 1985. — 160 с.

Антонян, М. О. Труженики тыла в Великой Отечественной войне [Текст]/ М. О. Антонян. — М.: Воениздат, 1960. — 182 с.

Великая Отечественная война 1941−1945 [Текст]: энциклопедия. / гл. ред. М. М. Козлов. — М.: Сов. энциклопедия, 1985.- 832 с.

Всё для фронта [Текст]/. /Под общ. ред. Н. В. Свиридова. — М., 1989. — Т.9.

Горелов, Ю. П. Памятники Великой Отечественной войны в Кемеровской области[Текст]: эвакогоспитали и захоронения/Ю.П.Горелов. — Кемерово.: Кузбассвузиздат, 2000.

Докучаев, Г. А. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне [Текст]/ Г. А. Докучаев. Новосибирск: наука, 1988. — 322 с.

Испытание войной [Электронный ресурс]: Белово и беловчане в годы Великой Отечественной войны/ сост. Г. А. Белова. — Белово: «Централизованная библиотечная система г. Белово», 2005.

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941−1945г.г. в шести томах [Текст]/ - Т. 2. — М.: Воениздат, 1961. 682 с.

Кацва, Л. Великая Отечественная война[Электронный ресурс]: из нового учебного пособия. Подвиг тыла. http://his.1september.ru/1999/his45.htm

Киличенков, А. А. Краткий курс Великой Отечественной войны [Текст]: А. А. Киличенков.- М.: Яуза, Эксмо, 2008.- 608 с.

Кузбасс — фронту [Текст]/ Редакторы-составители С. Е. Вагин, Р. Ф. Лобанова. — Кемеровское книжное издательство, 1975.- 307 с.

Подвиг на все времена. Землякам — победителям посвящается: сборник [Текст] /сост. Л. В. Лезина. — Белово: Канцлер, 2005. — 106 с.: фото.

Воспоминания горных инженеров [Текст]: светлой памяти шахтеров посвящаем / Г. А. Быстров, С. В. Васильев и др.; Общественная организация «Шахтерская честь» г. Белово. — с. Мохово (Кемеровская обл.): Моховская центральная районная библиотека, 2008. — 149 с.

Поклонимся великим тем годам, 1941−2005. Герои Советского Союза — беловчане [Текст]/.- Белово, 2005. — 32 с.: ил.

Россия и СССР в войнах XX века [Текст]: статистическое исследование/ под общей редакцией Г. В. Кривошеева. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.- 608с.

Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12 (1). М» 1993.

Фонды Беловского краеведческого музея.

http://ru.wikipedia.org

http://victory.mil.ru — Великая Отечественная война 1941−1945. Приложение к официальному сайту Министерства Обороны России.

1 Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М., 2001, с. 264.

2 Кацва Л. Великая Отечественная война. Из нового учебного пособия. Подвиг тыла. http://his.1september.ru/1999/his45.htm

3 Юбилейную медаль «65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» в Белове получили 3289 ветеранов войны и тружеников тыла (www.belovo42.ru)

4 Вагин С. Е., Кузбасс — фронту. Кемерово, 1975, с. 10.

5 История Великой Отечественной войны 1941−1945 гг. в шести томах. — Т.2. — М.: Воениздат, 1961. — С. 143.

6 Кацва Л. Великая Отечественная война. Из нового учебного пособия. Подвиг тыла. http://his.1september.ru/1999/his45.htm

7 Из материалов Беловского краеведческого музея.

8 История населённого пункта началась в первой половине XVIII века, когда, по сохранившимся данным, в 1726 году на территории будущего города вольнопоселенец Фёдор Белов основал заимку.

9 Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М., 2001, с. 261.

10 Вагин С. Е., Кузбасс — фронту. Кемерово, 1975, с. 26.

11 Из материалов Беловского краеведческого музея.

12 «Кузбасс» от 20 января 1944 года.

13 Из материалов Беловского краеведческого музея.

14 Из материалов Кемеровского краеведческого музея.

15 Там же.

16 Из материалов Беловского краеведческого музея.

17 М. Ардашировой и Н. Сариной первым на руднике было присвоено звание «Почётный шахтёр».

18 Из материалов Беловского краеведческого музея.

19 И. Ф. Глебова в начале 1941 года призвали на Тихоокеанский флот, с сентября этого же года он попал на фронт. Охранял «дорогу жизни» на Ладожском озере, воевал в Заполярье. В ноябре 1944 года в результате тяжёлого ранения в руку стал инвалидом и вернулся домой, на шахту «Пионерка».

20 В посёлок у шахты также были переселены украинские немцы. Они заселились в огороженные забором бараки на улице Тимирязева (теперь Эйхе), где жили до конца войны. Их ежедневно водили строем: утром — отмечаться в отделение милиции, а потом — на шахту. С их помощью был частично разрешена проблема нехватки рабочей силы. После победы вернулись на Украину далеко не все. Так и осели в сибирском посёлке, получили образование, завели семьи.

21 Из материалов Беловского краеведческого музея.

22 Там же.

23 Вагин С. Е., Кузбасс — фронту. Кемерово, 1975, с. 199.

24 Из материалов Беловского краеведческого музея.

25 Там же.

26 Из материалов Беловского краеведческого музея.

27 Там же.

28 Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М., 2001, с. 240.

29 Там же, с. 242.

30 Там же.

31 Смирнов Е. И. Фронтовое милосердие. — М., 1991. с. 98.

32 Справочник дислокаций госпиталей в 1941—1945 гг./ Военный медицинский музей. — Л., 1972.

33 Вагин С. Е., Кузбасс — фронту. Кемерово, 1975, с. 305.

34 Справочник дислокаций госпиталей в 1941—1945 гг./ Военный медицинский музей. — Л., 1972.

35 Справочник дислокаций госпиталей в 1941—1945 гг./ Военный медицинский музей. — Л., 1972.

36 Справочник дислокаций госпиталей в 1941—1945 гг./ Военный медицинский музей. — Л., 1972.

37 Смирнов Е. И. Фронтовое милосердие. — М., 1991. с. 98.

Выражаю огромную благодарность:

Краснокутскому Олегу, за твой труд, по установлению исторических фактов, а также

Халимовой Анастасии Николаевне учителю истории и обществознания МБНОУ лицея № 22 города Белово.

Пока, у нас есть такие молодые люди и педагоги — у нас есть будущее.

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник