Для достижения Великой Победы

людской потенциал Западной Сибири был использован в максимальной степени

Вклад Западной Сибири военно-обученными людскими ресурсами в повышение боеспособности действующей армии в годы Великой Отечественной войны.

Доклад д.и.н., профессора Алтайского государственного технического университета им. И. И. Ползунова Ростова Н. Д. «Вклад Западной Сибири военно-обученными людскими ресурсами в повышение боеспособности действующей армии в годы Великой Отечественной войны» на торжественном открытии Всероссийской научной конференции «Сибирь в годы Великой Отечественной войны», посвященной 70-летию Победы (Большой зал Правительства Новосибирской области, 27 апреля 2015 г.).

Уважаемые ветераны Великой Отечественной войны!

Мы выстояли в самой тяжелой и кровопролитной войне. В огне самопожертвования сгорели миллионы наших соотечественников. Для достижения Великой Победы людской потенциал Западной Сибири был использован в максимальной степени. Накануне и в годы войны Новосибирская, Омская, Томская, Кемеровская области, Алтайский и Красноярский края входили в состав Сибирского военного округа (СибВО). Одной из сложнейших задач, возложенных на СибВО в годы Великой Отечественной войны, являлось непрерывное обеспечение действующей армии военно-обученными людскими ресурсами.

Общее руководство подготовкой резервов осуществляло Управление запасных частей Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии.

Для решения этой задачи на территории краев и областей Западной Сибири были развернуты запасные учебные части и соединения основных видов и родов войск Красной Армии. Развертывание системы подготовки резервов проходило последовательно в течение 1941 — 1942 гг. С 23 июня 1941 г. в соответствии с мобилизационным планом в бердских военных лагерях и г. Бийске приступила к развертыванию 23-я запасная стрелковая бригада, в Юрге — 16-й запасной гаубичный артиллерийский полк РГК, в Новосибирске — 35-й запасной артиллерийский полк и 13-й отдельный запасной полк связи и ряд отдельных учебных полков.

В ноябре — декабре 1941 г. 16-й и 35-й запасные артиллерийские полки вошли в состав сформированной 8-й запасной артиллерийской бригады. На ее укомплектование был обращен личный состав расформированных 743, 744, 745-го запасных артиллерийских дивизионов. Темпы и сроки развертывания запасных частей строго регламентировались мобилизационным планом.

На 12 июля 1941 г. на пополнение 23-й Новосибирской запасной стрелковой бригады прибыло 25 471 чел., в том числе 18 940 чел. из запаса. Плановая боевая учеба в запасных и учебных частях началась в установленные сроки в период с 13 по 15 июля. Для подготовки летно-технического состава из развернутых 5-го и 20-го запасных полков в январе 1942 г. была сформирована 5-я запасная авиационная бригада.

В августе — сентябре 1941 г. на основании постановления Государственного комитета обороны в Омской области и Красноярском крае были развернуты 39-я и 43-я запасные стрелковые бригады, штатной численностью 22 072 чел. Сформированные запасные стрелковые бригады приступили к подготовке бойцов-специалистов — стрелков, пулеметчиков, минометчиков, истребителей танков и других специалистов. Для подготовки кавалерийских резервов 21 августа 1941 г. в г. Омске был сформирован 6-й запасной кавалерийский полк, передислоцированный в г. Татарск Новосибирской области. В марте 1943 г. полк был переформирован в 3-ю запасную кавалерийскую бригаду.

С августа 1941 по март 1942 гг. в СибВО было сформировано 28 стрелковых и 4 кавалерийских дивизии, 24 стрелковых бригады и большое число отдельных частей. Для укомплектования и подготовки указанных выше воинских формирований в первую очередь направлялись наиболее подготовленные военнообязанные запаса и предоставлялась учебно-материальная база. В связи с этим у сформированных запасных и учебных частей имелись серьезные трудности как с укомплектованием постоянным и переменным составом, так и с размещением и организацией боевой подготовки. Срок готовности 39-й запасной стрелковой бригады был установлен 30 августа, а наряд на ее укомплектование Омским облвоенкоматом был получен только 31 августа 1941 г.

На 25 октября 1941 г. для ускоренной подготовки лыжников 23-й запасной стрелковой бригаде требовалось свыше 27 тыс. пар лыж, а имелось в наличие около 10 тыс. пар. С сентября 1941 г. по январь 1942 г. 23-я и 43-я запасные стрелковые бригады имели увеличенные штаты до 32 899 чел. и вели ускоренную подготовку для фронта сибиряков-лыжников. Несмотря на многочисленные трудности, количество сибиряков, прошедших подготовку в запасных и учебных частях и направленных на фронт постоянно увеличивалось. В зимнем периоде 1941 — 1942 гг. в округе было подготовлено и отправлено на фронт 50 лыжных батальонов, 8 батальонов ушли к фронту своим ходом.

С 15 сентября по 31 декабря 1941 г. 39-й Омской запасной стрелковой бригадой были отправлены на фронт в составе 141 маршевой роты 39 639 чел., с 1 января по 20 мая 1942 г. из бригады в состав действующей армии было отправлено 238 маршевых батальонов в количестве 59 176 чел. 23-я Новосибирская запасная стрелковая бригада к 20 мая 1942 г. отправила на фронт 210 351 чел.

В 1942 г. в округе завершилось формирование системы подготовки резервов. 25 апреля из Уральского военного округа в г. Красноярск прибыл 17-й отдельный запасной линейный полк связи. В г. Тюмени и г. Красноярске в августе 1942 г. были развернуты 3-я и 5-я отдельные учебные стрелковые бригады, с июля 1944 г. — 35-я и 27-я учебные стрелковые дивизии, с переменным составом 14 144 чел.

Для подготовки танковых экипажей в г. Омске в июле 1942 г. был развернут 30-й отдельный учебный танковый батальон. В начале августа из Забайкальского военного округа прибыл 4-й отдельный учебный танковый полк. В сентябре 1944 г. был сформирован 9-й отдельный запасной танковый полк. В октябре — ноябре 1942 г. из Северо-Кавказского военного округа на Алтай прибыли 26-я запасная стрелковая и 4-я запасная артиллерийская бригады. Для подготовки снайперов в декабре 1942 г. в Асино, Канске и Омске были развернуты 15, 16 и 17 окружные школы отличных стрелков снайперской подготовки с переменным составом в 2000 чел.

В январе 1943 г. 16 и 17 снайперские школы передислоцируются в Барнаул и Калачинск. В декабре 1942 г. — начале января 1943 г. в г. Бийске была сформирована 25-я запасная стрелковая бригада, в марте 1943 г. передислоцированная в г. Канск Красноярского края.

При укомплектовании запасных и учебных частей основными критериями являлись образование и возраст. В запасные стрелковые части направлялись призывники, военнообязанные и военнослужащие с образованием до 3 классов, в учебные подразделения запасных стрелковых и артиллерийских частей — 4 — 6 классов в возрасте до 50 лет. В учебные бригады и отдельные учебные полки направлялись призывники 1924 г. р. и военнообязанные запаса в возрасте до 35 лет с образованием не ниже 3 — 4 классов. В том числе: на укомплектование 4-го отдельного учебного танкового полка — в возрасте до 35 лет и образованием не ниже 5 классов. Со второй половины 1942 г. 23-я запасная стрелковая бригада комплектовалась призывниками 1924 г. и последующих годов рождения и военнообязанными запаса в возрасте до 47 лет. Снайперские школы укомплектовывались призывниками 1924 — 1927 г. р., прошедшими снайперскую подготовку во Всевобуче и имеющими образование не менее 5 классов.

Сроки обучения военнослужащих были различными и менялись в ходе войны. Во многом они определялись потребностями фронта, уровнем обученности прибывшего пополнения и военно-учетной специальностью. Сроки подготовки переменного состава в 23-й запасной стрелковой бригаде были увеличены по специальностям с 71 до 207 дней. Сроки обучения военнообязанных старших возрастов в начале войны были установлены: 2 недели для обученного состава — участников войны, ранее служивших в армии, проходивших различные сборы, необученных военнообязанных — 1,5 мес. С 1942 г. сроки обучения военнообязанных старших возрастов были установлены в 2 мес. Сроки обучения призывников в снайперских школах составляли 6 месяцев, в запасных стрелковых и учебных частях от 3 до 6 мес. Сроки обучения в учебных и запасных танковых полках составляли от 4 до 6 месяцев в начале войны — до 20 дней в 1945 г.

Командование запасных и учебных частей строго соблюдало требование о раздельном обучении военнослужащих старших возрастов, военнообязанных из числа осужденных за различные преступления и призывной молодежи. В 1942 г. в 4-й и 8-й запасных артиллерийских бригадах военнообязанные старших возрастов содержались в одном подразделении. Срок их обучения составлял один месяц и 2 месяца в учебных дивизионах. Призывники 1924 г. р. сводились в отдельные подразделения и обучались по 3-месячной программе. В ноябре 1943 г. в 23-й запасной стрелковой бригаде призывниками 1926 г. р. были укомплектованы 3 запасных стрелковых полка и 9-й отдельный противотанковый артиллерийский дивизион, 373-й запасной стрелковый полк — военнообязанными старших возрастов. Подготовка фронтов к новым стратегическим операциям весной 1944 г. потребовала дополнительных резервов. В июне 1944 г. сроки обучения пополнения были вновь изменены и установлены: для призывников 1926 г. р. — 3 мес., для обученных старших возрастов — 15 дней, для необученного рядового состава старших возрастов — 2 мес. без изменения установленной учебной нагрузки. В сентябре 1944 г. переменный состав всех запасных частей округа был направлен на фронт.

Военнообязанные из мест заключения, прибывающие на укомплектование частей, временно на один месяц сводились в отдельные подразделения и содержались в счет общей штатной численности переменного состава. Эти подразделения укомплектовывались лучшим офицерским и сержантским составом, а обмундированием и вооружением наравне с другими подразделениями. Усиленная боевая подготовка в этих подразделениях начиналась немедленно по их формированию. По истечении месяца эти военнослужащие передавались в основные подразделения с учетом их военной подготовки.

Молодое пополнение, прибывающее на укомплектование запасных частей, подвергалось медицинскому осмотру и распределялось по подразделениям только после 15-дневного карантина.

Для карантина отводились отдельные помещения не менее чем на роту. Карантины формировались по степени обученности и военно-учетной специальности. Для обучения бойцов, находящихся в карантине, назначался средний и младший комначсостав, предназначенный для маршевых подразделений с таким расчетом, чтобы этот начальствующий состав был назначен в маршевое подразделение вместе с обучаемыми им бойцами. В 1943 г. по причине плохого состояния здоровья и физического развития призывников 1926 г. р., прибывших на укомплектование частей, учебная нагрузка для них была уменьшена. Для призывников с нормальным физическим здоровьем и развитием она составила 8 часов. Призывники, имеющие отклонения в росте и физическом развитии, выделялись в отдельные роты и батальоны с учебной нагрузкой 6 часов в день.

Сибиряки настойчиво учились защищать Родину, днем и ночью, в любых погодных условиях. Рабочий день в запасных и учебных стрелковых частях составлял от 8 до 10 часов. Продолжительность учебного дня в 17-м отдельном запасном линейном полку связи составляла 12 часов для мужчин и 10 часов для женщин. До 40% учебных часов отводилось на ночные занятия и не менее 40% на занятия в поле. В снайперских школах 80% учебных занятий проводились в поле. Учебная нагрузка в 4-м отдельном учебном танковом полку составляла 14 часов в день. На инспекторской проверке осенью 1943 г., проводимой заместителем командующего войсками СибВО генерал-майором Дзенит, воины 104-го стрелкового полка 39-й запасной стрелковой бригады по огневой подготовке дали 100% выполнение, из них 91,7% - хорошо и отлично. Большое внимание в частях уделялось маршевой подготовке. К совершению длительных маршей, как правило, привлекался весь личный состав. Так, 25 ноября 1941 г. 22-й запасной стрелковый полк 23-й запасной стрелковой бригады совершил 30 км марш, 27 ноября 60 км, 7 и 10 декабря — 100 и 150 км. Политрук одного из лыжно-стрелковых подразделений П. Шарневский в феврале 1942 г. в газете «Красноармейская звезда» в статье «Лыжники действовали умело» так рассказал о боевой учебе воинов-сибиряков: «В предрассветной темноте в 46º ниже нуля был совершен 40 км марш и проведено тактическое учение на тему «Встречный бой авангардного подразделения». Учение продолжалось 14 часов. Лыжники показали на учении замечательную выносливость, закалку и хорошую боевую выучку».

Они были разными, воины-сибиряки, солдаты Великой Отечественной войны. Но всех их объединяли любовь к Родине и готовность к самопожертвованию. В сентябре 1942 г. красноармейцы 4-го отдельного учебного танкового полка Леонов, Романов, Корешков, Малеев и Погожев в рапорте на имя командира с просьбой об отправке на фронт написали: «Пошлите нас на фронт. На фронте идут ожесточенные бои, сейчас решается судьба нашей страны. Если и погибнем в бою, то дети наши вспомнят о нас и скажут: Они пошли на фронт в минуту смертельной опасности. Они решили исход битвы за Родину». 3 марта 1943 г. красноармеец Байдакуров из 26-й Алтайской запасной стрелковой бригады, подлежащий по состоянию здоровья увольнению в запас, обратился с рапортом к командиру: «Прошу убедительно оставить меня в рядах Красной Армии. Я страстно желаю быть защитником своей Родины. Вернуться из армии я не могу, особенно в настоящий момент». В октябре 1942 г. красноармеец Соколенко из 30-го отдельного учебного танкового батальона в рапорте на имя командира с просьбой об отправке на фронт привел убедительные аргументы: «Когда идут жестокие бои за Сталинград, я не могу находиться в глубоком тылу. Мне совестно перед родными, когда они спрашивают в письме: «Почему ты до сих пор не на фронте? Ведь твои товарищи давно уже дерутся с врагом и пишут письма с фронта, а за тебя нам просто становится совестно. Может быть, ты в чем-нибудь провинился? Ты попроси командира, чтобы скорее отправили на фронт. Перед всем колхозом нам за тебя неудобно».

Воины-сибиряки верили в высоконравственные идеалы. Верили в нашу победу. Верили, что их жертвенность не будет забыта будущими потомками. «Идут жаркие бои в логове зверя! Враг яростно сопротивляется. Но ничто его не спасет от гибели и расплаты, — записал в своем дневнике 8 марта 1945 г. сибиряк, старший лейтенант Ильин А. Н., — Впереди еще может случиться многое, но я и мои хлопцы живем верой в нашу победу и в счастливый конец войны. Ну, а если… Тогда мы будем жить все равно в песнях о героях, павших за Родину, а также в колыбельных песнях матерей».

На завершающем этапе подготовки из числа обученного переменного состава запасных частей формировались временные воинские подразделения — маршевые роты, батареи, расчеты и экипажи, с которыми проводилась усиленная боевая подготовка и боевое слаживание. С марта 1942 г. в связи с введением нового порядка укомплектования стрелковых дивизий и бригад действующей армии пополнением из запасных частей, сроки обучения маршевых подразделений были сокращены и установлены для необученного контингента в 4 недели. Для всех запасных частей и соединений были установлены единые тематические планы и расчет часов. В сентябре 1942 г. из состава 23-й запасной стрелковой бригады на фронт были отправлены 4 маршевые роты, прошедшие трехнедельную программу обучения. В 1943 г. в 4-м отдельном учебном танковом полку танковые роты осваивали 4-месячную программу. Перед отъездом на фронт маршевые роты проходили 15-дневную программу сколачивания, на которую выделялось 11 снарядов.

Во всех запасных частях и соединениях составлялись планы подготовки и отправки маршевых подразделений. В целях обеспечения лучшей подготовки маршевых подразделений в 23-й запасной стрелковой бригаде с осени 1942 г. назначалась комиссия по выявлению недостаточно отработанных учебных вопросов. И на основе результатов ее работы составлялось специальное расписание. За маршевой ротой закреплялись лучшие методисты по всем видам боевой подготовки. Рота обеспечивалась всем необходимым оружием и учебными пособиями. Под непосредственным руководством и наблюдением командования, отрабатывались все вопросы учебной программы. Перед отправкой все маршевые подразделения проверялись специальными комиссиями под председательством командиров частей с участием представителей штаба СибВО. Весь личный состав подразделений проверялся по боевой и политической подготовке, с ним проводились боевые стрельбы и тактические занятия. Плохо подготовленные военнослужащие заменялись. На фронт маршевые подразделения запасных и учебных частей направлялись в составе маршевого пополнения.

Большое внимание в запасных и учебных частях уделялось формированию высоких морально боевых качеств воинов-сибиряков. В соответствии с утвержденным планом проводились лекции, беседы, просмотры кинофильмов и военной хроники. Организовывались выступления творческих коллективов, митинги и встречи рабочих и колхозников, в ходе которых воинам вручались подарки, музыкальные инструменты и литература на путь следования. В ходе совещаний партийно-комсомольского актива обсуждались задачи политического обеспечения на путь следования на фронт. Перед убытием весь личный состав маршевого пополнения торжественно принимал военную присягу. Проникновенно написал о проводах маршевого пополнения участник Великой Отечественной войны, сибиряк Бурденко, прошедший обучение в 26-й Алтайской запасной стрелковой бригаде:

«Нам было тогда по семнадцать

Молоденький, пылкий народ

На плац приходили прощаться

Мы с каждой из маршевых рот

Минуй нас, салют поминальный

Всех двести на гулком плацу

И марш вышибальный, прощальный

Нас медью хлестал по лицу».

По прибытию на фронт, маршевые подразделения проверялись по предметам боевой учебы фронтовыми комиссиями с составлением соответствующих актов. Командование частей и соединений действующей армии давало высокую оценку уровню подготовки воинов-сибиряков. По актам фронтовых комиссий в 1942 г. на «отлично» и «хорошо» было подготовлено более 70% маршевых подразделений 43-й Красноярской запасной стрелковой бригады. Весною 1942 г. начальник штаба 23-й армии Ленинградского фронта генерал-майор Федотов так отозвался о качестве подготовки прибывших в армию маршевых рот из 23-й Новосибирской запасной стрелковой бригады: «Пополнение прибыло в хорошем состоянии. Присылайте побольше такого пополнения». В отзыве командования Волховского фронта от 31 марта 1942 г. о сибирских маршевых ротах отмечалось: «Роты проверялись по боевой подготовке в условиях нападения авиации противника, совершили 120 км переход. Получили хорошую оценку командования и были направлены вместо линейной, в гвардейскую дивизию».

В июле 1944 г. запасные стрелковые бригады были преобразованы в дивизии и в западные военные округа СССР были передислоцированы 3-я запасная кавалерийская, 26-я и 43-я запасные стрелковые бригады. Во второй половине 1944 г. 13-й и 17-й отдельные запасные полки связи были передислоцированы в г. Бийск.

О количестве сибиряков, прошедших обучение в запасных и учебных частях СибВО в годы Великой Отечественной войны, свидетельствуют архивные документы. В Новосибирской области, имевшей наибольшее количество людских ресурсов с 23 июня 1941 г. по 1 января 1944 г. было призвано 732 147 чел., из них 447 709 чел. были направлены на фронт в составе маршевых подразделений из запасных и учебных частей округа. Кроме того, на укомплектование военных училищ и курсов было направлено 63 829 чел. Таким образом, общее число жителей Новосибирской области, направленных в составе маршевых подразделений из запасных и учебных частей на фронт, составило 511 538 чел. (70% от общего числа призванных в указанный выше период). 23-я Новосибирская запасная стрелковая бригада на 1 января 1943 г. направила на фронт 271 224 чел. С 15 сентября 1941 г. по 1 января 1944 г. 39-й Омской запасной стрелковой бригадой было обучено и отправлено на фронт 268 294 чел. К февралю 1943 г. 43-й Красноярской запасной стрелковой бригадой было направлено на фронт 186 299 чел.

За 4 года войны 26-я Алтайская запасная стрелковая дивизия приняла на обучение и подготовила 350 387 чел., в том числе за период пребывания в СибВО — около 200 тыс. чел. 13-й отдельный запасной полк связи подготовил и направил на фронт 5 отдельных полков связи, 2 отдельных батальона связи, 50 отдельных рот связи и 90 отдельных команд в количестве 18 247 чел.

С 1941 г. по июль 1944 г. 3-я запасная кавалерийская бригада подготовила и отправила на фронт 23 273 чел. Снайперскими школами СибВО было подготовлено около 30 000 снайперов для действующей армии. Всего за годы Великой Отечественной войны 23-й Новосибирской запасной стрелковой бригадой было подготовлено свыше 400 000 воинов-сибиряков.

Большой вклад в повышение боеспособности действующей армии военно-обученными ресурсами внесли военные училища и курсы подготовки офицерского состава СибВО. Только военно-пехотными, пулеметными училищами, училищами связи, инженерными училищами, окружными курсами младших лейтенантов и курсами «Выстрел» за годы войны было подготовлено около 78 000 офицеров. При этом свыше 38 000 курсантов военно-пехотных училищ были отправлены на укомплектование действующей армии на должности рядовых и младших командиров.

Актуальными, спустя 70 лет после окончания Великой Отечественной войны, являются цена Великой Победы и количество сибиряков, сражавшихся с ненавистным врагом. В Западной Сибири был достаточно высоким процент мобилизации людских ресурсов. В среднем по России процент призванных составил 19,8% всего населения регионов. В СибВО было призвано 2701,4 тыс. чел., что составило 24,3% всего населения. Следует отметить, что в самый тяжелый первый период Великой Отечественной войны (1941 — 1942 гг.) в действующую армию было мобилизовано свыше 70% военнообязанных, призывников, невоеннообязанных женщин и мужчин старше 50 лет от числа всех призванных в годы войны. В 1941 — 1942 гг. в Омской области было призвано 383 945 чел., что составило 81% от количества призванных за все годы войны. В Алтайском крае в указанный период было призвано свыше 415 000 чел., что составило 70,5% от общего количества мобилизованных соответственно. С начала войны по 1 ноября 1944 г. в Красноярском крае было призвано 318 107 чел., из них 222 717 чел. — 70% - были призваны в 1941 — 1942 гг. Аналогичное положение с мобилизацией людских ресурсов сложилось и в других регионах Сибири. Особенности сибирской мобилизации во многом объясняют большое число сибиряков, не вернувшихся с войны во всех западносибирских регионах. Безвозвратные потери СибВО в годы Великой Отечественной войны составили 817,6 тыс. чел.

При определении численности сибиряков, призванных в СибВО и принявших участие в Великой Отечественной войне, следует учитывать военнообязанных старших возрастов и призывников, призванных на военную службу в 1939 — 1941 гг. С 15 мая по 1 октября 1939 г. на мобилизационные сборы в СибВО было призвано 92 498 чел. военнообязанных.

При этом, треть призванных вместе со своими соединениями убыли из состава округа. С 1 сентября 1939 г. в период очередного призыва и проведения скрытой мобилизации в связи с войной с Финляндией в СибВО было призвано 80 226 чел. рядового и младшего начальствующего состава. 22 июня 1941 г. вступили в войну и около 100 000 призывников 1940 г. В первой половине 1941 г. по досрочному призыву в ряды Вооруженных Сил только в Новосибирской области было призвано 40 тыс. чел. военнообязанных, в том числе в июне 1941 г. — 10 584 чел. К началу войны в 6 дивизиях СибВО находилось 35 799 военнообязанных запаса и 1583 чел., приписанных к полевому управлению 24-й армии, 52-му и 53-му стрелковым корпусам. Таким образом, общее число сибиряков СибВО, принявших участие в Великой Отечественной войны, составляет около 3 млн. чел.

Таким образом, система запасных и учебных частей и соединений, развернутая на территории Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны, обеспечила непрерывное пополнение всех видов и родов войск действующей армии военно-обученными резервами. Воин-сибиряк стал олицетворением мужества, стойкости, беспредельной любви к Родине и величайшего самопожертвования.

С праздником Великой Победы, уважаемые ветераны Великой Отечественной войны!

Автор: Ростов Николай Дмитриевич

Опубликовал: Вячеслав Старцев.
Источник