Бурмистров Владимир Иванович

Бурмистров Владимир Иванович

Бурмистров Владимир Иванович

Генерал-полковник Валентина Степановна Гризодубова в годы Великой Отечественной войны совершила более 200 боевых вылетов, командовала 101-м полком авиации дальнего действия.

Полк, в котором она совершала свои подвиги, известен всему миру. Довелось в нем служить и жителю поселка Инского, Владимиру Ивановичу Бурмистрову.

Родился он далеко от Сибири, в поселке Коломенск Воронежской области. Жили Бурмистровы небогато, зато в согласии и любви. Кстати, любовь сыграла главную роль в создании этой семьи.

Родители нашего героя пошли против родни. За что были наказаны, отправлены в выселни семья жениха, ни семья невесты не пожелали их приютить и помочь. Так или иначе, вырыли молодые себе землянку и стали детей рожать. «Голь перекатная» — так их называли в селе.

Вскоре началась коллективизация, и Бурмистровы переехали в село Хреновое. Там уже к ним пришло радостное известие: семьям, в которых семеро и более детей, полагается пособие 5 тысяч рублей. Владимир Иванович помнит, как мама Ольга Ивановна ездила в Ленинград за вещами.

С этого времени стали они чуть ли не зажиточные, все обуты да одеты.

В Хреновом окончил Володя восемь классов и пошел работать помощником пекаря. Казалось бы, только началась хорошая жизнь, как вдруг 22 июня 1941 года…

— Когда началась война, я был на смене. В этот же день на небе появились фашистские самолеты. Их целью был мост, связывающий станции Таловое и Лиски. Они намеревались его разрушить. Но план этот им так и не удалось реализовать: все снаряды упали далеко от стратегического объекта.

Тогда 17-летний мальчишка даже представить не мог, что когда-нибудь и он будет парить в небе. Правда, цель у него будет другая — освободить советскую землю от захватчиков. Несмотря на то, что до совершеннолетия Вове оставалось еще три месяца, в армию его все же забрали. Попал в кавалерийскую часть дальневосточного города Камень-Рыболов. Пекари собрали ему целый мешок сухарей. Но брать он его с собой не стал — оставил семье.

На Дальнем Востоке молодежь учили воевать. И здесь природные данные Владимира Бурмистрова — рост под два метра-впервые, но не в последний раз за годы войны сыграли свою роль.

Вот как он об этом вспоминает:

— Мои строевые товарищи тренировались на монгольских конях. Лошадки хорошие, но маленькие, не для такого седока, как я. Поэтому мне достался здоровый табунный конь. Впоследствии я передал коня командиру взвода и перешел во взвод возить на паре коней приборы для обеспечения связи между орудиями и командным пунктом.

В июле 1943 года весь полк, в котором служил рядовой Бурмистров, вместе с конями перекинули в зону военных действий. В самое пекло, на Орловско-Курскую дугу. Не успел молодой боец пороху понюхать, как случилась беда. До сих пор боль в руках и ногах отдает, когда вспоминает он тот день, 27 июля 1943 года:

— Мне нужно было везти на передовую завтрак для 28 человек. Сел на коня, прикрепил термос с едой и поехал. Мне сказали: «Двигайся прямо, никуда не сворачивай». Но за ночь линия фронта сместилась. Недолго проскакал. Мина разорвалась прямо под конем. Я — кувырком через его голову. Только и слышал, как взрываются мины, а осколки впиваются в ноги, руки, голову. И словно мечом по сердцу — немецкий голос неподалеку. Встал и побежал со всех ног. Примчался к нашим, упал и потерял сознание. Больше ничего не помню.

Очнулся Владимир Иванович только 5 августа: «Пришел в себя, а пошевелиться не могу, язык онемевший. И слышу, как медсестра говорит: «Этот не встает, не шевелится. Надо его уносить отсюда». Я понимаю, что отсюда — это в палатку к обреченным на смерть, а ничего сделать не могу. Они ушли, а я думаю, как в могилу не попасть.

Когда был без сознания, мне приносили еду, потом забирали, а сахар оставался. Сам не знаю, как я исхитрился — даже лицом пошевелить ведь не мог, — но сахар съел. Санитары с носилками пришли за мной, а тут такое. Прооперировали меня сразу, 15 осколков вытащили!

После Владимира Ивановича увезли в Тулу в госпиталь, оттуда в Казань долечиваться. Там предложили домой поехать на год, но он отказался. Куда? Там мать шестерых не знает, чем кормить. Отказался он и от присвоения ему группы инвалидности.

После госпиталя отправился молодой кавалерист в военкомат. Две недели порог обивал: «Отправьте на передовую». К этому времени вышел приказ Сталина: грамотных солдат после ранений отправлять в военные школы. Владимир Бурмистров с медалью «За боевые заслуги» отправился в город Уральск — в школу младших авиаспециалистов ШМАС-22.

Полгода провел за партой. Под конец учебы в часть поступил ставший в военные годы легендой Ил-2. Встал вопрос, кто должен быть стрелком. Вызвался Бурмистров. Сел в кабину, но закрыть ее не смог! Рост не позволил. Ну что здесь поделать? Командование приняло решение отправить гиганта на дальнейшее обучение в ИВШНЭ (Ивановскую высшую школу ночных экипажей) авиации дальнего действия. Но ни в Ил-4 и уж тем более в пикирующий Пе-2 он не поместился. Тогда решили отправить его сопровождающим с двадцатью офицерами в белорусский город Молодечно, в 101-й полк авиации дальнего действия.

— Приехали мы и сразу в столовую пошли. Я в курточке летной — в погонах сержантских среди офицеров стеснялся ходить. Рядом сидят два полковника. Мы поели, я им сдал 20 офицерских дел. А они меня спрашивают: «А ты что же, обратно поедешь?» Я говорю, что мне, мол, велено самому устроиться. Удивились они такой самостоятельности. Предложили выступить перед людьми, рассказать о том, как живут на Дальнем Востоке, в Уральске, Туле, Казани… Я согласился.

Так и задержался в легендарном полку, — вспоминает В. И. Бурмистров.

Самолет Ли-2 пришелся впору Владимиру Ивановичу. Технически он предназначен для грузоперевозок, но в военное время американские «Дугласы» переквалифицировали в бомбардировщики. Ночные боевые вылеты совершал он на нем в качестве стрелка-радиста, держал связь с землей, координировал по приборам месторасположение самолета. Бомбили города Восточной Пруссии, Польши и долетели до Берлина. Двадцать вылетов на Берлин и Кенигсберг (из них 2 дневных!) на счету Бурмистрова.

1 мая Владимир Иванович Бурмистров совершил свой последний боевой вылет. И вдруг сообщение по рации: «Бомбы скинуть на запасные цели — и назад на базу!» Задание выполнили, а уже на земле узнали: «Катюши» в городе! Всё! Официального сообщения о победе никто не ждал, было понятно, что фашистская Германия сломлена.

За участие в боевых действиях Владимир Иванович награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», Жукова.

После войны стало понятно, что авиаспециалистов в стране осталось мало. Пришлось Владимиру продолжить службу в армии до февраля 1948 года. По договору о репарациях он, вместе с товарищами, вывозил из Германии оборудование для украинских заводов. Так на его счету появилось еще 180 транспортных вылетов.

А 23 февраля он уже стоял на пороге дома. Вся семья выжила в годы войны. Не это ли счастье?

И как же это здорово — жить под мирным небом! Учиться, работать, завести семью… Все это случилось у Владимира Ивановича. Он окончил Хреновский лесной техникум. В 1951 году после его окончания переехал по распределению в Кемеровскую область.

Работал в Крапивинском, Тайгинском, Яшкинском, Промышленновском лесхозах, Пихтачинском и Потаповском лесничествах. За период его работы было посажено более 3500 га леса. А еще создал в Кузбассе школьное лесничество. Ребята жили летом в палаточных городках, ухаживали за лесопитомниками.

Владимир Иванович — Заслуженный лесовод России бюджетной сферы. Его супруга Галина Еремеевна, также признанный профессионал в данной области. Познакомились они в 1956 году в Тайгинском лесхозе. Вместе они воспитали дочь Валентину и сына Сергея. И дети, и внуки получили высшее образование, чем бабушка с дедушкой очень гордятся.

В 2001 году Владимир Иванович и Галина Еремеевна Бурмистровы перебрались поближе к сыну в поселок Инской. Здесь они много общаются со школьниками, рассказывают о войне, учат ценить природу.

Так уж получилось, что в войну стрелку-радисту Бурмистрову доводилось разрушать природу.

Выступая на одной из встреч в звездном городке, он так характеризовал свое значение в мирной жизни:

— Не каждому дано летать, удачи свои догонять, ибо счастье не у всех одинаковое, надо понимать. Космонавты осваивают космос, шахтеры спускаются на километровую глубину добывать уголь, лесоводы выращивают лес. Лес выделяет кислород.

Выходя в мирное голубое небо, спускаясь на километровую глубину в шахту, все должны дышать кислородом.

Гости приема долго стоя аплодировали, таким образом, отдавая дань глубокого уважения и признательности заслуженному ветерану войны и труда.

А. Бояновская, журнал «Стильная провинция». Май 2015 г.

Бурмистров Владимир Иванович

Опубликовал: Вячеслав Старцев.