Буймова Анастасия Дмитриевна

Буймова Анастасия Дмитриевна

Буймова Анастасия Дмитриевна

Насте Сергеевой (сейчас она Анастасия Дмитриевна Буймова) в 1941 году было всего двенадцать лет, но она хорошо помнит все, что тогда происходило. Вот что она рассказывает: «О том, что будет война, мы знали еще до ее начала. Мы, дети, прислушивались ко всем разговорам взрослых. А они были очень тревожные.

Мы жили тогда в так называемом Цинкзаводском поселке на улице Стаханова (ныне Павлика Морозова).

Многие парни учились тогда в аэроклубе, а потом уходили служить в армию. Некоторые из них приходили в отпуск и рассказывали о тревожной обстановке на границе, говорили, что война неизбежна.

О войне мы узнали в тот день, когда она началась. Радио на нашей улице было только в одной квартире. И вот вдруг все заговорили: «Война! Война началась!». У всех сразу мороз по коже. Ой! Это страшно было! Наши матери и бабушки громко голосили, невыносимо было их слушать. Была настоящая паника. Все люди выскочили на улицу. Не высказать словами, что тогда происходило. Это нужно было видеть. На улице толпы людей, плач. Мужчины стали собираться на фронт.

Многих мужчин и парней с нашей улицы сразу забрали на войну. В нашем доме жили Кривовы. У них был взрослый сын Иван. Такой хороший, бравый парень. Сразу призвали его в армию. Он домой не вернулся, погиб. Еще была одна семья, не могу вспомнить фамилию, у них было несколько взрослых сыновей. Троих из них сразу взяли на войну. Мать рвала на себе волосы, выла в голос.

Мужчины с готовностью шли на фронт, чувствовался патриотизм, они шли защищать свои семьи. Потом сформировалась Сибирская добровольческая Сталинская дивизия. Вместе с ней ушел дядя Петя Шамаев.

Он не вернулся с фронта, как и многие другие. Нашему отцу дали броню, потому что он работал в дистилляционном цехе цинкового завода выгребальщиком цинка и считался лучшим металлургом. Старшего брата тоже оставили на заводе.

Он работал в транспортном цехе на паровозе, который называли «Кукушка». На фронт добровольцем ушла сестра Анна. Мы слушали все сводки с фронта, они были очень тревожные.

Через несколько дней после начала войны появилась песня «Вставай, страна огромная!» Это было что-то невыразимое. Там слова такие точные, отражающие состояние людей.

В тринадцать лет я пошла в ремесленное училище, учиться на слесаря, а через два года уже пришла в цех завода «Кинап», да так и проработала на заводе (потом уже «Кузбассрадио») всю жизнь.

Голод во время войны был страшный, но нас поддерживали или булочкой, или стаканом молока. Это для того, чтобы сохранить детей. А как выживали взрослые, невозможно понять. Время было трудное, но люди друг друга поддерживали, помогали чем могли. А какой плач и стон стояли на улице, когда с фронта приходили «похоронки»!

Безучастных соседей не оставалось. Горе было общее. А потом пришел долгожданный День Победы! Его тоже трудно описать. В первый день войны были всеобщие горе и слезы, а в этот день тоже были слезы и невыразимая радость. Сейчас Анастасии Дмитриевне Буймовой уже за восемьдесят, но до сих пор ей снится и вспоминается тот страшный июнь 1941 года.

Б. КОСТЮРА.

Буймова Анастасия Дмитриевна

Опубликовал: Вячеслав Старцев.