Калиниченко Георгий Илларионович. ОТ КАВКАЗА ДО БАЛТИКИ.

Калиниченко Георгий ИлларионовичМараков М. От Кавказа до Балтики // Знамя коммунизма. — 1984. — № 132 (7578). — 3 ноября. — С. 3.

Моя родина — станция Топки. В 1925 году, когда мне было пять лет, наша семья переехала в Белово. Здесь я учился, вступил в комсомол, окончил среднюю школу № 1.

Вероломное нападение гитлеровских полчищ застало меня на Кавказе, где я учился на третьем курсе Грозненского государственного нефтяного института. Нас, студентов старших курсов, направили в военно-пехотное училище. Я учился на минометном отделении, — так начинает свой рассказ ветеран войны Георгий Илларионович Калиниченко.

В те годы, годы суровых испытаний, всякие сроки были сжаты до критического предела. Двухгодичную программу обучения курсанты военного училища должны были освоить за четыре месяца.

Молодому — лейтенанту-минометчику пришлось испытать и горечь отступления, и бои в окружении, и выход через линию фронта на соединение с войсками Красной Армии. А потом была многомесячная оборона Кавказа, изнурительная и кровопролитная.

В тех боях росло боевое мастерство командира минометной роты 105-го стрелкового полка 77-й имени Серго Орджоникидзе стрелковой дивизии лейтенанта Калиниченко. Поддерживая огнем 82-миллиметровьгх минометов стрелковый батальон своего полка в обороне и наступлении, он тщательно выбирал позиции и проводил разведку огневых точек противника, готовил данные для стрельбы, требовал от командиров расчетов умелой маскировки и пристрелки целей.

Подавить вражеские огневые точки, накрыть его пехоту в траншеях, расчистить путь для наступления наших подразделений — вот главные задачи, которые ставил своей роте лейтенант Калиниченко. Чтобы повысить огневую мощь в период наступательных операций, командование усиливало роту Калиниченко дополнительно восемнадцатью расчетами к имеющимся по штату девяти. В результате этого огневая мощь почти возрастала в три раза. Фактически это была не рота, а полнокровный минометный батальон.

В ноябре 1942 года, вслед за сталинградцами, двинулись в наступление войска, оборонявшие Кавказ. Огрызаясь, враг откатывался под напором все возрастающей мощи Красной Армии. Дивизия имени С. Орджоникидзе освободила Ставрополье, Ростов и Ростовскую область, прошла с боями сотни километров по многострадальной земле Донбасса. Здесь в перерыве между боями Калиниченко была вручена первая боевая награда — орден Красной Звезды и присвоено звание старше­го лейтенанта. А потом были бои за Каховку.

От Каховки дивизию круто повернули на юг, на Сиваш. Войскам 4-го Украинского фронта предстояло освободить Крым, в котором засела двухсоттысячная группировка 17-й немецко-фашистской армии. Враг создал здесь сильную, глубоко эшело­нированную оборону. Гитлеровское командование решило любой ценой удержать Крым.

«Неимоверные трудности нам пришлось преодолеть на Сиваше, на берегах этого «Гнилого моря», — вспоминает Георгий Илларионович. — По непролазной грязи лошади не могли тянуть даже легко нагруженную повозку. Окопы заливало водой. Вдобавок ко всему — погода: то мокрый снег, то холодный, пронизывающий ветер. Шинели примерзали к стенкам окопов. Но люди выстояли.

В начале апреля началось форсирование Сиваша. Вместе с пехотинцами шли по грудь в ледяной воде минометчики. Ночь, темень. Враг освещает прожекторами водную поверхность и поливает массированным огнем из всех видов стрелкового и артиллерийского оружия. Свои рубежи в Крыму враг считал неприступными, но советские воины, достигнув берега, яростной лавиной устремились на Джанкой и освободили его. 13 апреля наши войска овладели Симферополем. За эти бои 77-я Краснознаменная имени Серго Орджоникидзе стрелковая дивизия стала именоваться Симферопольской.

На подступах к Севастополю разгорелись ожесточенные бои. Видя свое неминуемое поражение, враг бросился в контратаку с яростью обреченного. Доходило временами до рукопашных схваток.

Но в этих боях Калиниченко уже был опытным командиром — минометчиком. Одним из первых он применил новинку, которую назвали «отвлекающей пристрелкой». Суть ее состояла в следующем: заметив скопление живой силы врага, он избирал в стороне от этой заманчивой цели какой-нибудь ориентир и начинал вести по нему пристрелку одним-двумя минометами. И когда пристрелки были уточнены и выверены, он вводил необходимые кор­рективы и отдавал приказ вести боевой огонь из двадцати семи стволов на поражение живой силы противника. Метод «отвлекающей пристрелки» велся для того, чтобы преждевременно не спугнуть врага.

А вот еще одно новшество офицера Калиниченко, которое он применял в условиях боев в гористой местности. На склонах гор, обращенных к нашей передовой, хорошо просматривались три линии траншей с засевшей в них вражеской пехотой. Минометчики Калиниченко вели Огонь по разработанной им системе: сначала обрушивались залпы по первой и третьей траншеям одновременно. В бинокль или стереотрубу было хорошо видно, как, спасаясь от прямых попаданий, фашисты по ходам сообщения скапливались во второй траншее, битком забивали ее. Иные, обезумевшие от страха, выскакивали из траншеи, схватившись руками за головы. И тогда вся мощь огня обрушивалась на вторую траншею. Врага не спасали окопы полного профиля. За применение новых методов ведения огня минометного подразделения и достигнутые при этом успехи старшему лейтенанту Калиниченко было присвоено звание капитана. Его опытом стали пользоваться офицеры соседних минометных частей.

Сапун-гору враг основательно укрепил. Она была буквально напичкана дотами, дзотами и другими огневыми точками.

7 мая, с раннего утра, загрохотала наша артиллерия: началась артподготовка. В бой вступили орудия и минометы всех систем. Только минометчики капитана Калиниченко обрушили на врага в тот день 15 тыс. мин. Воины-минометчики оглохли от выстрелов своих минометов. Минометные стволы перегревались от непрерывной стрельбы, поэтому приходилось периодически прекращать ведение огня. Потом обрушила на укрепления врага свой смертоносный удар бомбардировочная и штурмовая авиация. Артиллерийская и авиационная обработка вражеских укреплений продолжалась шесть часов подряд. Это было возмездие. После окончания артподготовки путь был расчищен, и пехота пошла вперед. Оставшиеся в живых гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. Но к исходу дня наблюдательный пункт командира роты Калиниченко был на вершине взятой штурмом Сапун-горы.

Продолжая стремительное наступление, советские войска 9 мая освободили главную базу Черноморского флота — Севастополь. Радость и ликование были всеобщими.

Но еще три дня 77-я дивизия добивала остатки вражеских войск, скопившихся западнее Севастополя на мысе Херсонес.

За освобождение Севастополя 77-я дивизия была награждена орденом Суворова второй степени. Многие воины были отмечены орденами и медалями. За умелое командование сводной минометной ротой, за уничтожение большого количества огневых точек и живой силы противника капитана Г. И. Калиниченко наградили орденом Отечественной войны I степени.

По фронтовым дорогам капитан Калиниченко прошагал еще многие и многие сотни километров, преодолевая трудности, громя врага, выковыривая его с основательно укрепленных позиций, радуясь освобождению каждого метра советской земли, теряя боевых друзей. Вот только неполный список товарищей — однополчан, погибших в боях на Сапун-горе: комсорг полка Федор Комиссаров, командир противотанковой батареи Филатов, рядовой Кузьма Москаленко, санинструктор Евгения Дерюгина, разведчик Николай Гунько, рядовой Иван Яцуненко и Герои Советского Союза: сапер Федор Скорягин и лейтенант Михаил Дзигунский. Десятки раз смерть подстерегала и самого Калиниченко, но отметила его война тремя легкими ранениями и двумя контузиями. Он оставался в строю. Справедливости ради надо сказать, что потери в минометной роте были небольшими: более половины личного состава по дорогам войны прошло вместе со своим командиром.

После освобождения Крыма дивизия была передислоцирована в Белоруссию, где с ходу была брошена в прорыв на Полоцк и принимала участие в разгроме окруженной группировки, вражеских войск. А потом дивизия вошла в состав 1-го Прибалтийского фронта, принимала участие в боях за освобождение Литвы и Латвии. Были на пути дивизии упорные бои за овладение Елгавой, за освобождение городов Скуодас и Дзинтарис. И на долгие годы запомнились бои возле озера Тырспурс. Вот один боевой эпизод. Командование дивизии решило направить подвижную группу в тыл отступающего противника. В группу входило 150 человек, две самоходки и восемь минометных расчетов. Группа благополучно прибыла в заданный район, провела наблюдение, нанесла внезапный удар по отступающему противнику, уничтожила минометную батарею и причинила большой урон в живой силе. В целях маскировки группа возвращалась, придерживаясь прибрежных камышовых зарослей. Но врагу все-таки удалось обнаружить нашу ускользнувшую группу и, открыв огонь, поджечь обе самоходки, на которых транспортировались минометы и неприкосновенный боезапас. С небольшими потерями группа возвратилась в полк. Но оказалось, что четыре минометных расчета в суматохе бросили свои минометы, посчитав их сгоревшими вместе с самоходкой. В этой трудной ситу­ации командир роты собрал минометчиков и объявил:

— Товарищи, мы совершили преступление — бросили в бою оружие, которое вручила нам Родина. Из этого боевого оружия мы громили врага от самого Кавказа. Оружие надо спасти любой ценой. Я пойду вместе с вами.

И под покровом ночной темноты группа бойцов во главе с офицером пошла в немецкий тыл и возвратилась с четырьмя спасенными минометами, которые оказались вполне исправными, обгорела лишь краска. Капитан Калиниченко в тот раз преподал своим подчиненным поучительный урок. И, к слову сказать, эти минометы громили врага до конца войны.

За бои по уничтожению курляндской группировки врага капитан Г. И. Калиниченко был награжден вторым орденом Красной Звезды. Но выше всех наград была долгожданная Победа, которую Георгий Илларионович встретил ночью, 8 мая, в освобожденном от врага латвийском городе Тукумс, где прозвучали последние залпы его минометной роты — сводной роты 82-миллиметровых минометов, с которой офицер Калиниченко прошел с боями от предгорий Кавказа до побережья Балтийского моря.

К мирному труду Георгий Илларионович возвратился в 1946 году. Почти 35 лет проработал он на одном предприятии — на заводе «Кузбассрадио», трудился на совесть, пользовался заслуженным уважением коллектива. Активное участие принимал и в общественной работе: много лет подряд избирался членом партийного и профсоюзного комитетов завода, являлся председателем заводской группы народного контроля.

Родина высоко оценила его мирный созидательный труд: он награжден орденом «Знак Почета», медалью «За освоение целинных и залежных земель» и медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

В 1981 году с должности главного механика завода Георгий Илларионович ушел на заслуженный отдых. Но не сидит без дела: принимает активное участие в работе совета ветеранов войны, проводит военно-патриотическую работу среди молодежи, ведет переписку с советом ветеранов своей дивизии, со многими однополчанами, с членами клубов «Поиск» — школьниками Севастополя и Свердловска.

Встреча через 38 лет произошла у Георгия Илларионовича с некоторыми однополчанами в мае нынешнего года. В Севастополе отмечалось сорокалетие освобождения города-героя. На эти торжества был приглашен Г. И. Калиниченко, где он встретился со своими друзьями — однополчанами: командиром минометного взвода А. М. Тороповым, командиром стрелкового батальона Г. Шауцуковым, командиром минометной роты соседнего батальона М. А. Котовым. Крепкие объятия, слезы радости, бесконечные расспросы, которым, кажется, не будет конца, и воспоминания о днях боевой юности, о друзьях — товарищах, о трудных путях к победе. Друзья — однополчане поклялись побывать в течение -1984 года в гостях друг у друга. А в Севастополе у них были встречи с пионерами и школьниками, с рабочими заводов и фабрик, с призывниками, со служащими различных учреждений города. Побывали они на Сапун-горе и у Вечного огня, почтили минутой молчания павших в боях за Севастополь. Стоя у Вечного огня, они думали о мире, который наступил в мае 1945 года и который сейчас находится под угрозой. Ветераны войны хорошо знают ему цену.

М. МАРАКОВ.

Опубликовал: Вячеслав Старцев
Сайт беловских ветеранов